авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДЕПАРТАМЕНТ НАУЧНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ И ОБРАЗОВАНИЯ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ХАКАССКИЙ ФИЛИАЛ

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ АПК САЯНО-АЛТАЯ

Материалы Международной научно-практической конференции

(г. Абакан, 14 декабря 2012 г.) Часть II АБАКАН ХАКАССКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО 2012 УДК 631/638 ББК 65.32 П 78 Печатается по решению совета Хакасского филиала Красноярского государственного аграрного университета Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

А. Н. Ковальчук — директор Хакасского филиала КрасГАУ;

З. Н. Николаева — заместитель директора по научной и воспитательной работе Хакасского филиала КрасГАУ Составитель З. Н. Николаева Проблемы развития АПК Саяно-Алтая: материалы Международной научно-практической конференции. Часть II / сост. З. Н. Николаева. — Абакан: Хакасское книжное издательство, 2012. — П 252 с.

ISBN 978-5-7091-0593- В настоящем сборнике материалов Международной научно-практической конференции публикуются статьи ученых, преподавателей, аспирантов и магистрантов образовательных учреждений, работников сельскохозяйственного производства Греции, Казахстана, Китая, России, США. В научных разработках авторов рассматриваются разноплановые вопросы инновационного развития аграрного сектора экономики, а также проблемы образования в вузе.

Материалы конференции представляют научный и практический интерес как для специалистов сельско хозяйственного профиля, так и для преподавателей вузов, аспирантов и студентов экономических, гуманитарных и сельскохозяйственных специальностей.

УДК 631/ ББК 65. ISBN 978-5-7091-0593- © Николаева З. Н., составление, © ХФ ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный аграрный университет», © ГБУ РХ «Хакасское книжное издательство», THE MINISTRY OF AGRICULTURE OF THE RUSSIAN FEDERATION DEPARTMENT OF SCIENCE AND TECHNOLOGY POLICY AND THE FEDERAL STATE EDUCATIONAL INSTITUTION OF HIGHER PROFESSIONAL EDUCATION «KRASNOYARSK STATE AGRICULTURAL UNIVERSITY»

KHAKAS BRANCH DEVELOPMENT OF SAYAN-ALTAI AGRO-INDUSTRIAL COMPLEX International scientific conference, collection of reports (Abakan, December, 14th, 2012) Part II ABAKAN KHAKASSKOE KNIZHNOE IZDATEL’STVO УДК 631/ ББК 65. П Approved for publication by the Council of the Khakas branch of Krasnoyarsk State Agricultural University E d i t o r i a l b o a r d:

A. N. Kovalchuk — director of Khakas branch of KrasSAU;

Z. N. Nikolaeva — deputy director for research and pedagogy of Khakas branch of KrasSAU Editor Nikolaeva Z. N.

Development of Sayan-Altai agro-industrial complex: international scientific conference, collection of П 78 reports. / Editor Nikolaeva Z.N. — Abakan: Khakasskoe knizhnoe izdatel’stvo, 2012. — 252 p.

ISBN 978-5-7091-0593- This collection of reports of the international scientific conference contains articles of scientists, faculty, doctorate, and master’s students as well as professionals from the agricultural industry. The participants represent Greece, Kazakhstan, China, Russia, and the United States. The reports address a variety of aspects pertaining to innovative development of the agricultural sector and problems in higher education.

The reports hold a theoretical and practical value for agricultural professionals, higher education faculty, as well as graduate and undergraduate students of economic, humanitarian, and agricultural specializations.

УДК 631/ ББК 65. © Nikolaeva Z.N., editor, ISBN 978-5-7091-0593- © Khakas branch of Krasnoyarsk State Agricultural University, © Khakasskoe knizhnoe izdatel’stvo, СОДЕРЖАНИЕ Раздел VII. ОБЩЕСТВЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Ботвич, И. Я. Диалектика взаимоотношений человека и природы................................................................................................. Грицаенко Е. В., Токоякова А.



И. Проблемы этнической толерантности в современных СМИ.................................................... Грицаенко Е. В. К вопросу о формировании толерантности у будущих специалистов по социальной работе........................... Кискидосова Т. А. Внешний облик сибирского города во второй половине ХIХ — начале ХХ в. (на материалах городов Енисейской губернии).................................................................................................................................................. Лушникова О. Л. Социальное самочувствие населения Республики Хакасия............................................................................. Марткачакова Е. О. Сравнительный анализ союзов китайского языка эпохи Тан и настоящего времени на примере новеллы «Жизнеописание Инин»......................................................................................................................... Медведева Д. В. Повышение пенсионного возраста в России (на примере Республики Хакасия и Красноярского края)....... Орлова А. А. Обычаи и обряды осеннего периода у русских крестьян ХМК............................................................................... Реутов Е. В. Основные направления социально-политических исследований периода перестройки в отечественной историографии............................................................................................................................................................................. Токоякова А. И. Женщины и бизнес: проблемы дискриминации................................................................................................... Трошкина И. Н. Система здравоохранения в Хакасии XX — нач. XXI в...................................................................................... Шотина О. Н. К вопросу о межкультурной коммуникации........................................................................................................... Шураева Е. Л. Поливариантность художественно-философской реализации мотивов готики в творчестве поэтов Серебряного века..................................................................................................................................... Раздел VIII. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ: ОПЫТ, РАЗРАБОТКИ И ИННОВАЦИИ Авдеева Н. Л. Применение информационно-компьютерных технологий для улучшения качества образования студентов ХГУ специальности 050100.62 — «Педагогическое образование» профиль «Технология»............................. Артюшкина Т. А., Артюшкин О. В. О соотношении понятий «компетентность» и «компетенция» в контексте компетентностного подхода в образовании.............................................................................................................................. Баталова Е. В. К вопросу о роли психологии и педагогики в управленческой деятельности................................................... Безрукова А. В. TPR как основной метод обучения английскому языку на раннем этапе........................................................... Гумель Е. Б. Особенности организации интерактивного взаимодействия студентов и преподавателя в условиях современной высшей школы.................................................................................................................................. Герасимова Ю. В., Ивель В. П. Использование интерактивной среды MatLab при изучении технических дисциплин.......... Ивель В. П., Герасимова Ю. В. Структурная модель системы управления качеством образовательного процесса в вузе...... Игнатенко Т. В., Храмов В. В. Виртуальные лабораторные работы — эффективный метод получения современного образования................................................................................................................................................................................. Киселёва М. Н. «Ничего не значащее» в языке................................................................................................................................ Киселёва М. Н. Сравнительная лингвистика на уроках русского языка как иностранного......................................................... Колесникова Т. Л. Фундаментализация высшего образования как одно из приоритетных направлений государственной образовательной политики......................................................................................................................................................... Куулар Г. Д., Сат Ч. М. Использование методов проблемно-проектной технологии в преподавании дисциплины «Акушерство, гинекология и биотехника сельскохозяйственных животных»..................................................................... Манжугин А. С., Артюшкин О. В., Романюк В. В. Модель адаптивного педагогического тестирования с использованием аппарата теории нечетких множеств......................................................................................................... Николаев В. В. Из опыта обучения североамериканскому диалекту английского языка Tackling english pronunciation:





on the experience of teaching american english to adult efl learners........................................................................................... Панасенко И. В. Особенности социального партнерства государственных и негосударственных структур в непрерывном профессиональном образовании..................................................................................................................... Петров П. А. Использование стандарта беспроводной связи ZigBee в образовательном процессе подготовки инженерных кадров.................................................................................................................................................................... Покладова В. А. Активные методы обучения как средство совершенствования учебно-воспитательного процесса и активизации учебной деятельности младших школьников................................................................................................. Почуфаров Д. О., Булакина О. Н. Повышение эффективности систем реагирования при чрезвычайных ситуациях.............. Романченко Н. М. Совершенствование рейтинговой оценки деятельности профессорско-преподавательского состава — путь к повышению эффективности работы вузов................................................................................................................... Степанов Ю. М., Ковальчук А. Н. Перспективные инновации в образовании............................................................................. Степанов Ю. М. Уровень мотивации как фактор успешности обучения................................................................................... Токоякова А. И. Инклюзивное образование как приоритетное направление образования детей с ограниченными возможностями здоровья.......................................................................................................................................................... Трошкина И. Н. Система образования в Хакасии XX—XXI вв................................................................................................... Халявина Е. Г., Сагалакова М. М., Орешкова С. П. Инновационный вуз: организация триединого образовательного процесса...................................................................................................................................................... Хлякин О. С. Преподавание философии глазами преподавателя иностранного языка.............................................................. Хорошилова Е. А., Колмогоров Д. А. Методика написания кандидатской диссертации............................................................. Швец Е. А. Инновационные технологии в образовании............................................................................................................... Раздел IX. РАСТЕНИЕВОДСТВО И ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АПК Акимова О. И. Влияние регуляторов роста на формирование урожая картофеля...................................................................... Аракчаа А. П. Изменение плодородия почв долины Каа-Хемского кожууна Республики Тыва............................................... Байкалов Л. П., Бобровский А. В. Влияние коэффициентов высева на устойчивость сортов овса к пыльной головне в условиях лесостепи Красноярского края............................................................................................................................. Байкалова Л. П., Кожухова Е. В. Оптимизация урожайности краткосрочных сенокосов в красноярской лесостепи........... Бессонова А. В. Некоторые вопросы агротехники выращивания мальвы на зеленый корм в условиях сухостепной зоны Республики Хакасия................................................................................................................................................................. Бородыня А. А., Кокорин Д. Е. Заготовка продовольственного зерна в степной зоне юга Средней Сибири........................... Гребенкина М. В. Изучение устойчивости сортов яровой пшеницы к септориозу.................................................................... Дёмина Н. Ф., Булыгина С. А. Факторы устойчивого развития зернового производства в условиях Красноярского края.... Донкова Н. В., Донков С. А. Развитие технической культуры клостридиев в крахмальном клейстере.................................... Емец А. А. Исследования свойств пресной и морской воды для использования как альтернативы экологически небезопасным средствам пожаротушения.............................................................................................................................. Жукова Е. Ю., Белоусова Е. А. Состояние агроценозов Койбальской степи по наземным и спутниковым данным.............. Жуланова В. Н., Николаева З. Н. Динамика запасов растительного вещества в агроценозах козлятника восточного в Туве.......................................................................................................................................................................................... Игай Н. В. Типы лугов Ширинских кластеров ГПЗ «Хакасский»................................................................................................ Козлова Е. В., Злотникова О. В. Ферментативная активность почвы после применения разнонаправленных многокомпонентных гербицидов............................................................................................................................................. Колпакова О. П. Организационные мероприятия как путь к экологизации землепользования................................................ Коротченко И. С. Estimation of the influence polielement pollution by heavy metal on leached chernoze on contents humus..... Кудров Ф. Н., Жукова В. М., Зоркина Т. М., Жукова Е. Ю., Кутькина Н. В. Состояние Уйбатской степи в условиях техногенной нагрузки...........................................................

.................................................................................................... Куулар Ч. И. Сравнительная макроморфологическая характеристика почв под целиной и искусственными посадками лиственницы.............................................................................................................................................................................. Маркова Е. Э., Ярмухаметова Л. Д. Проблемы организации рационального землепользования вокруг уникального природного объекта — озера Беле в Республике Хакасия.................................................................................................... Мистратова Н. А., Юсова Т. В. Cравнительная оценка сортов земляники в условиях лесостепной зоны Красноярского края................................................................................................................................................................... Налобин Б. С., Анкипович Е. С, Девяткин Г. В. Планируемая, особо охраняемая природная территория «Памятник природы регионального значения «Уйтак»........................................................................................................ Налобин Б. С., Прищепа Л. А., Девяткин Г. В., Анкипович Е. С. Охраняемые природные комплексы Республики Хакасия, имеющие статус «Памятники природы»........................................................................................... Нанзат М. Д. Влияние орошения на состав почвы....................................................................................................................... Нанзат М. Д. Условия формирования каштановых почв в котловинах Тувы............................................................................ Николаева З. Н. Модернизация средств гидрометеорологического мониторинга как гарантия качества научных исследований.............................................................................................................................................................. Николаева З. Н., Жуланова В. Н. Экологические особенности сухих степей Южно-Минусинской котловины в пределах земледельческой территории Хакасии................................................................................................................. Оолак Б. О., Саныгаа И. Б., Назин-оол О. А. Природные условия приозерных ландшафтов Центрально Тувинской котловины............................................................................................................................................................... Павленок О. В. Современная экспансия колорадского жука в Республике Алтай..................................................................... Плеханова Л. В., Городова Г. В. Моделирование показателей качества зерна пшеницы с помощью систем одновременных рекурсивных эконометрических уравнений.......................................................................... Рыбакова А. Н. Оценка структурного состояния постагрогенных серых почв залежей при различном их использовании...................................................................................................................................................................... Сорокина Н. Н. Лесные полосы и насаждения как элемент экологической стабилизации агроландшафтов.......................... Сорокина О. А., Турчанов М. Е. Расчетная потребность и фактическое применение удобрений на примере ЗАО «Березовское» Курагинского района.............................................................................................................................. Сурин Н. А., Липшин А. Г. Оценка образцов ячменя сибирской селекции по важнейшим селекционным признакам в условиях Красноярского края............................................................................................................................................... Терехова В. Ф., Халанская А. П. Триходермин в снижении вредоносности ризоктониоза в посадках картофеля.................. Трофимова Е. С. Влияние замачивания семян растворами биологически активных веществ на урожайность лука репчатого в условиях степной зоны Республики Хакасия............................................................... Труфанова А. А. Продуктивность яровой пшеницы при внутрипочвенном внесении и подкормке акваринами в сравнении с традиционными комплексными удобрениями............................................................................................... Фомина Н. В. Анализ некоторых результатов применения препарата «Байкал ЭМ-1»............................................................. Фомина Н. В. Изменение агрохимических параметров искусственных почвогрунтов после применения микробиологического удобрения (ЭМ-препарата)................................................................................................................ Фомина Н. В. Количественный состав микрофлоры зерна яровой пшеницы, выращиваемой в Красноярском крае............. Чагин Вит. В., Чагин В. В. Сортовой потенциал корнеклубнеплодов в условиях аридной зоны Республики Хакасия........ Чадамба Н. Д., Назын-оол О. А. Непоедаемые растения пастбищных угодий Хемчикской котловины Республики Тыва... Чураков А. А. Перспективы возделывания фасоли в Красноярском крае.................................................................................... Шевалова Т. Е. Землеустройство на землях сельскохозяйственного назначения в России....................................................... Эйснер О. О. Изучение химического состава проращенных зерен ячменя................................................................................. Сведения об авторах......................................................................................................................................................................... Приложение....................................................................................................................................................................................... Раздел VII. ОБЩЕСТВЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДИАЛЕКТИКА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ЧЕЛОВЕКА И ПРИРОДЫ И. Я. Ботвич, ХФ ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный аграрный университет», Россия, г. Абакан В статье показана диалектика взаимодействия человека и природы, конкретно с лесом.

The article considers the dialectics of the relations between the man and the nature namely between the man and the wood.

Тесные и довольно противоречивые отношения человека с природой начались в эпоху перехода к осед лости и земледелию.

Как это ни покажется парадоксальным, именно потребности земледелия стимулировали процессы уничтожения первозданной живой и неживой природы. Леса выжигались, чтобы иметь пашню, диких живот ных уничтожали, чтобы уберечь посевы от потравы. Так замыкался порочный круг деструктивности в отноше нии «человек — природа».

Таким образом, переход к земледелию имел для окружающей природной среды далеко не благопри ятные последствия. Земледелие требовало все новых почв, а почвы под посевы расчищали с помощью огня, выжигая площади, покрытые лесами. Подобный способ уничтожал лесные массивы, а вместе с этим и диких животных. Человек не задумывался над экологическими последствиями подобного способа «борьбы» с при родой и её товарным миром.

За последние десять тысяч лет с лица Земли «стерто» две трети лесов, и не без участия человека. Более того, сокрушительная сила его росла особенно быстро в последние десятилетия.

Сегодня леса буквально отступают перед человеком. По данным специалистов, глобальное сведение леса идет сейчас со скоростью до одного процента ежегодно [1].

А каковы шансы на самовосстановление: ведь известно, что в пределах Европы почти не сохранились леса, которые можно назвать первичными, девственными. Господствуют либо вторичные леса, самовозоб новившиеся после рубок, либо рукотворные, насаженные и окультуренные, в которых ведется интенсивное лесное хозяйство.

Лес является для человека источником пищевых и сырьевых продуктов так называемого побочного лесопользования. К наиболее важным относится пушнина, растительное сырье — технические и лекарствен ные, пищевые продукты, живица. Медовая флора леса — древняя основа пчеловодства. Комплексность био химического состава натуральных продуктов — «даров леса» делает их незаменимым средством лечения и уникальным ресурсом питания. «Лес биологически воздействует на человека, повышая степень ионизации воздуха, образуя специфические химические соединения, например, «фитонциды». Специальный микрокли мат леса обеспечивает курортологический эффект. Лес фильтрует воду, участвует в борьбе с загрязнением природы (задерживая пыль, участвует, адсорбируя вредные химические соединения). Именно в лесах люди ищут контакта с природой, стремясь отдохнуть от высоких темпов жизни, черпают энергию для повседнев ного труда» [2].

Сказанное выше не ограничивается социальным значением леса. Лесная эстетика стала понятием ещё в конце ХIХ в. Много писал об этом известный русский писатель Сергей Трофимович Аксаков.

Неоценимо психологическое воздействие леса на человека. Конечно, благотворна роль лесных звуков и шумов на эмоции, психику. Голоса природы, её древнейший язык — пение птиц и шелест листьев. Эстетиче ская ценность природы была и «компетенцией» искусства.

Использовать природу можно по-разному. Можно — и история знает тому немало примеров — остав лять за собой бесплодные, безжизненные, враждебные человеку пространства. Но можно и нужно облагоражи вать природу, помогать природе полнее раскрыть её жизненные силы.

Настало время, когда никто из людей не должен оставаться в стороне от важнейшей темы века. Техни ческая революция на глазах меняет облик нашей планеты. Это закономерно, но потомки не простят, если мы не протянем руку природе. Ведь теперь не мы просим милости у неё, а природа просит эту милость у людей.

Люди не слышат эту просьбу.

Леса украшают землю, они учат человека понимать прекрасное и внушают ему величавое настроение.

Убыль рек в России происходит от истребления лесов, а полная красота всякой местности состоит в соединении воды и лесов. И эту красоту земли, прохладу и зной, жилище зверей и птиц — лес, из которого мы строим дома и которым греемся в долгие жесткие зимы, не бережем мы в высочайшей степени. Говорилось это в конце 40-х гг. ХIХ в. И сегодня российскую общественность волнует судьба российского леса, который в последние годы катастрофически быстро исчезает с лица Земли.

К 2020 г. мировая потребность в лесе возрастет еще на сто миллионов кубов. Этот объем сегодня может дать только Россия, ибо она пока располагает самыми богатыми ресурсами леса [2].

Надолго ли хватит России этого природного богатства? Если оценить теперешнюю ситуацию с нашим лесом, эта картина выглядит печально. Сегодня Россия отдает свои природные леса иностранцам практически даром. По данным федеральной таможенной службы, объем экспорта из России газетной бумаги вырос в г. всего на 4,7 %, клееной фанеры — на 6,4 %. Зато необработанных лесоматериалов, попросту говоря бревен, сразу на 15,8 %. И это притом, что и раньше на долю России приходилось более четверти мировых продаж кругляка. Хуже того — продавая за рубеж сырой лес, Россия с каждым годом наращивает закупки из нашего дерева продукции. В контрактах экспортный товар обозначается просто как «русский круглый лес», без ука зания пород вывозимых лесоматериалов, качества и сорта [3]. Ещё ужаснее обстоят дела при торговле лесом с Китаем. При поставке леса в Китай подписываются бартерные контракты. Китайцы поставляют рабочую силу, технику и берут на себя транспортные расходы. Российские продавцы производят оплату экспортом древе сины. То есть рубят у нас лес и за это берут его в качестве оплаты за «оказанные услуги по вырубке». То есть бесплатно китайцы вывозят к себе не только бревна, но и опилки, пеньки и даже землю, на которой рос лес.

После них остается пустыня.

Писатель Ф. Шатобрианг: «Леса предшествовали человеку, пустыни следовали за ним». В самом деле срубить дерево при современной технике — минута, а на выращивание уходят много десятков лет. Например, для восстановления кедровых лесов требуется 200—250 лет.

ЛИТЕРАТУРА 1. Человек и природа // Знание. — 1981. — № 2. — С. 6.

2. Родная газета. — 2006. — № 12.

3. Тарборин, А. Жизнь дерева // Человек и природа. — 1981. — № 2. — С. 22.

ПРОБЛЕМА ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СОВРЕМЕННЫХ СМИ Е. В. Грицаенко, А. И. Токоякова, ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет имени Н. Ф. Катанова», Россия, г. Абакан Статья содержит аналитический обзор научной литературы по проблемам этничности и толерант ности, изложена суть, состояние данной темы на сегодняшний день.

Аrticle contains an analytical review of the scientific literature on ethnicity and explain the essence of toler ance, the condition of the subject to date.

Характеризуя современность как эпоху глобального кризиса — политического, экологического, нрав ственного и т. д., во всем мире происходят большие изменения, связанные с этничностью.

Бурно развивающаяся глобализация неизбежно сталкивается с процессами повсеместного оживления этнического, локального и национального самосознания, что приводит к усилению борьбы этнонациональных элит за территории, природные и людские ресурсы. Во многих странах расширяется круг печатных изданий, проповедующих национал-экстремистские идеи, допускающих призывы к разжиганию межнациональной и межрелигиозной розни. Во многих регионах растут национал-экстремистские движения, возникают много численные группы скинхедов и других «поборников» этнорасовой «чистоты», распространяются этнические предубеждения, ксенофобия и национализм становятся идеологией определенной части населения планеты.

С другой стороны, в мире растет движение противостояния агрессивному национализму и внедрение в общественную жизнь и мораль принципов справедливости, миролюбия, гуманизма, толерантности, сострада ния. Особенно остра проблема толерантности и ее сфер влияния. Как, например, межнациональная толерант ность — отношение к представителям различных наций, способность не переносить недостатки и негатив ные действия отдельных представителей национальности на других людей, относиться к любому человеку с позиции «презумпции национальной невиновности» и расовая толерантность — отсутствие предубеждений к представителям другой расы. Одни ученые видят в толерантности «идеал и жизненно важный принцип», полагая, что «она одна даст шанс выжить цивилизации». Другие считают, что она «служит лишь для того, чтобы символически скрадывать и лечить реальный раскол и безразличие, которые демонстрирует челове чество». Несмотря на столь сильные различия в оценке толерантности, всех ученых объединяет уверенность в необходимости борьбы с ее антиподом, интолерантностью, которая встречается в разнообразных формах в нашей жизни [3].

Что победит в столкновении сил? Это зависит от многих факторов, среди которых очень важную роль играют современные средства массовой информации (СМИ), способные по воле своих руководителей, полити ков и спонсоров сеять и распространять вирусы этнического противостояния и ксенофобии или идеалы добра и толерантности, способные своей деятельностью побуждать народы и страны к разъединению или объедине нию и сотрудничеству. Недаром современные исследователи и сами журналисты, осознающие огромную силу и способность СМИ влиять на мировые и локальные процессы, называют их «информбаррикады», «средства воздействия на политику», «орудие войны», «орудие дискриминации», «фабрика образов» и т. п.

Рассмотрение многочисленных, пока еще малоизученных проблем, связанных с этнической деятель ностью современных СМИ, — важная научная и научно-практическая задача. Она обусловлена многими при чинами и прежде всего тем, что два ярких явления нашего времени — и сама этничность, и средства массовой информации — играют существенную роль в жизни современного общества.

Этничность — один из интересных для науки и общества феномен. До сих пор не очень четкий даже для исследователей.

Как показывает практика, СМИ, безусловно, влияют на межэтническое взаимодействие огромных масс и небольших групп населения, на толерантную или конфликтную направленность, на интенсивность и формы этого взаимодействия. Современные обществоведы не могут не замечать и не изучать механизмы этого влияния.

На данный момент в России, как и во всем мире, остро стоят проблемы межнациональных отношений, национальной обособленности, сепаратизма. Доказательством этого могут служить участившиеся в последнее время скандалы, в которых немалую роль отводят этническим особенностям конфликтующих сторон. Всё это активно обсуждается в СМИ и вызывает у общественности в большей мере негативную реакцию — как следствие происходит «настраивание» одних этносов против других, примером этого могут служить недавние события, связанные с международным скандалом, разгоревшимся по поводу фильма «Невинность мусуль ман». Для нашего же государства характерно предвзятое отношение к представителям ряда этносов, например к выходцам Кавказа, в обществе сложилось устойчивое негативное мнение об этих народах по стереотипам, навязываемым нам, в том числе и преимущественно средствами массовой информации [2].

Таким образом, толерантная направленность при освещении этничности в СМИ — одна из важных задач любого демократически настроенного полиэтничного общества, способствующая консолидации госу дарства в целом, а изучение механизмов распространения принципов толерантности в массовом сознании — важная научная проблема. В современном обществе именно СМИ выполняют функцию одного из главных механизмов влияния на формирование толерантного или конфликтного массового этнического сознания, на его быструю мобилизацию и в конечном итоге — на регулирование межэтнических отношений. Поэтому именно сейчас, когда реальность дает исследователям слишком много как позитивных, так и негативных при меров для анализа процессов межэтнического взаимодействия с участием в них СМИ, исследование данной темы более чем когда-либо актуально.

ЛИТЕРАТУРА 1. Асмолов, Г. А. На пути к толерантному сознанию / отв. ред. А. Г. Асмолов. — М.: Смысл, 2000. — 255 с.

2. Блохин, И. Н. Изучение роли телевидения в формировании этнических стереотипов / И. Н. Блохин // Средства массовой информации в современном мире: тезисы науч.-практ. конф. — СПб., 2001. — С. 65—67.

3. Добрынина, Е. Тройка по толерантности [Электронный ресурс] / Е. Добрынина // Российская газета. — 2007. — 22 марта. — № 4321 Сайт RG.RU. — Режим доступа: http://www.rg.ru/2007/03/22/tolerantnost.htm.

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ТОЛЕРАНТНОСТИ У БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ ПО СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ Е. В. Грицаенко, ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет имени Н. Ф. Катанова», Россия, г. Абакан Статья содержит результаты первичного исследования вопроса о необходимости формирования толерантности у будущих специалистов по социальной работе.

The article contains the results of the initial research on the need for tolerance in the formation of future professionals in social work.

Характеризуя современность как эпоху глобального кризиса — политического, экологического, нрав ственного и т. д., исследователи проблемы толерантности отмечают в ней прямо противоположные качества.

Одни видят в толерантности «идеал и жизненно важный принцип», полагая, что «она одна даст шанс выжить цивилизации». Другие считают, что она «служит лишь для того, чтобы символически скрадывать и лечить реальный раскол и безразличие, которые демонстрирует человечество». Несмотря на столь сильные различия в оценке толерантности, всех ученых объединяет уверенность в необходимости борьбы с ее антиподом, интоле рантностью, которая встречается в разнообразных формах в нашей жизни.

Социальная работа относится к числу таких сфер деятельности, для которых принцип толерантности является одним из основополагающих, может быть, наиболее полно очерчивающих ее содержательно-этиче ские границы.

В связи с этим представляется актуальным исследование путей и способов формирования толерант ности у будущих специалистов по социальной работе, которые в силу своей профессиональной деятельности лишены избирательности по отношению к своим клиентам.

В рамках исследования проводилось анонимное анкетирование студентов Медико-психолого-соци ального института специальности «Социальная работа». Анкета состояла из 13 вопросов, было опрошено студента. Обработка ответов показала следующие результаты. Все опрошенные знакомы с понятием толерант ности. 17 % испытуемых выделили возрастную толерантность как важное качество личности. Возрастная толе рантность — непредвзятость к априорным «недостаткам» человека, связанным с его возрастом (неспособность стариков понимать молодежь, отсутствие у молодежи опыта и знаний и т. д.). Возрастная толерантность вполне может сочетаться с принятым во многих культурах уважением к лицам преклонного возраста. 16 % и 15 % выбрали как ведущее качество гендерную и возрастную толерантность соответственно. Также возрастная толерантность лидирует и как профессиональное качество (18 %), что является положительным результатом, так как возрастная толерантность — это важное качество для социального работника. На вопрос «Вам пору чили выполнять работу с человеком, к которому Вы испытываете неприязнь. Как Вы себя поведете?» веду щими были следующие варианты ответов: «Ограничитесь только деловым общением» (43 % респондентов) и «Попытаетесь понять клиента» (35 %). Говоря о толерантности как о профессиональном качестве специали стов по социальной работе, следует отметить, выбор большинством студентов стратегии профессионального общения вполне оправдан, так как излишнее сопереживание и самопожертвование в социальной работе часто приводит к стрессовым ситуациям, синдрому эмоционального сгорания.

На вопрос «Каким образом нужно формировать толерантность?» были получены следующие ответы: 37 % опрошенных ответили, что толерантность формируется в семье, 26 % — в школе и 24 % респон дентов уверено, что формирование толерантности не ограничивается только школой и семьей, а продолжает формироваться в процессе профессиональной подготовки.

Программы подготовки будущих специалистов по социальной работе должны способствовать улуч шению взаимопонимания, укреплению терпимости в отношениях между специалистами и их клиентами.

Так, учебным планом специальности «Социальная работа» предусмотрено изучение дисциплин «Теория социальной работы», «Профессионально-этические основы социальной работы» и др., в которых поднимается вопрос о важности толерантности в социальной работе. Однако процесс подготовки будущих специалистов по социальной работе должен включать не только теоретические курсы, объясняющие суть толерантности и ее роль в профессиональной деятельности, но и «живое», непосредственное общение с человеком, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, например, участие студентов в волонтерской практике, социальных акциях, благотворительных мероприятиях.

Выбор конкретного пути и способа формирования толерантности у будущих специалистов по соци альной работе зависит от возможностей вуза, ориентации профессорско-преподавательского состава и заинте ресованности студентов и др., важен результат — формирование поведения, противодействующего влиянию чувства страха и отчуждения по отношению к людям, оказавшимся за чертой нормальной благополучной жизни.

ВНЕШНИЙ ОБЛИК СИБИРСКОГО ГОРОДА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ ХХ в.

(На материалах городов Енисейской губернии) Т. А. Кискидосова, ГБНУ «Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории», Россия, г. Абакан Рассматривается внешний облик городов Енисейской губернии во второй половине XIX — начале ХХ в.

Основное внимание уделено внешнему виду и изменениям в архитектуре городов.

We consider the appearance of cities Yenisei Province in the second half of the XIX — early XX century. The focus is on the appearance and changes in the city’s architecture.

Во второй половине XIX — нач. ХХ в. внешний облик городов зависел от общего благосостояния исследуемого региона. Чем крупнее и экономически развитее был город, тем разнообразнее выглядела инфра структура, воздвигались более изысканные и богатые архитектурные сооружения. Маленькие и неразвитые в хозяйственном отношении городские поселения замирали в своем развитии, внешне более походили на деревню, чем на город. Облик приенисейских городов сохранял типичные черты сибирских городов. Они имели сходство во внешнем облике, планировке и характере зданий. В то же время каждый город имел соб ственную историю и отличался географическим расположением, свойствами климата, размерами, концентра цией населения, спецификой занятий горожан.

Города Енисейской губернии, как и другие города Сибири и России, располагались по берегам водо емов — рек или озер. Красноярск был основан в месте слияния двух рек Енисея и Качи, в котловине, огра ниченной с севера склонами Афонтовой горы [1]. По мнению Е. Н. Перцика, географическое местоположе ние города выгодно отличало его от соседних населенных пунктов. Он возник в месте пересечения Енисея с широтной зональной границей, отделенной Сибирской платформой от Саянских гор. В этом месте скрещива лись естественные пути, таким образом, город стал центром притяжения обширных территорий [2]. Ближай шая к Красноярску крутая гора дала название городу, так как состояла из красного песчаника с прослойкой красного мергеля [3]. Енисейск расположился на левом низменном берегу Енисея. М. Д. Францева вспоминала:

«Ширина Енисея в самом городе составляла почти две версты, быстрота же так велика, что когда начинает ломаться лед на Енисее, то образуются целые горы льда, с страшным треском падающие и вновь поднимаю щиеся вверх. Когда Енисей трогается, то это составляет событие в городе, все бегут на набережную смотреть и любоваться необычной картиной. Шум от падения льда бывает так велик, что когда ночью он трогается, то всех жителей будит своим треском» [4]. Минусинск возник на волнистой равнине, ограниченной с запада рекой Енисей. В черте города протекала р. Минусинка. С севера и северо-запада к городу прилегали горы, с южной и юго-восточной частей равнина ограничивалась песчаными холмами. По берегам рек Кана и Таройки был осно ван город Канск. В весеннее время часть города обычно затоплялась [5]. Крайне неудачное местоположение было у Туруханска. Этот город находился вдали от важной водной артерии губернии — Енисея (в 8 верстах) и следовательно был отдален от транзитного пути [6]. Туруханск располагался на небольшой возвышенности, среди затопленных весной болот. В весеннее и летнее время в городке было много навоза, пыли и грязи, зимой — снежные сугробы [7].

Как правило, планировка и застройка городов состояли из нескольких частей: центра и окраин. Так, например, в Енисейске выделялись три части (Центральная часть, Заречье и Гора). Центральная часть счита лась лучшей в городе, через нее проходила главная городская улица — Большая. В этом районе располагались лучшие дома, преимущественно двухэтажные деревянные особняки со стеклянными верандами. Здесь жили местные предприниматели, представители аристократии и зажиточные горожане. Также в центре, по улицам Зеленая, Успенская и Ручейная, находились административные здания, полицейское управление, магазины, лавки. Сенная площадь протянулась от Кузнецкого моста до возвышения монастыря. Зареченская часть города считалась самой грязной и некрасивой, она имела дурную славу. В этом районе сосредоточились публичные дома и кабаки (преимущественно Кузнецкая улица). На улицах располагались небольшие домики, здесь в основном обитали рабочие и беднота. К Заречью с левой стороны примыкали кузницы, с правой — предместье Каштан. Рядом с поселком находился винокуренный завод купца Харченко. В весеннее время предместье отде лялось от города большой протокой. На Горе (старая часть города) находились старые здания, уцелевшие после пожара 1869 г. [8] В Ачинске, разделенном на три основные части, лучшей частью города считался район между реками Тептятка и Ачинка (Городская часть). В Городской части располагались каменные здания и торговая площадь.

Все присутственные учреждения, городское училище, женская гимназия, торговые магазины, лавки сконцен трировались на данной территории. В этом районе местность была неровная, даже на площади был заметен косогор. Между первой и второй частями города находилась небольшая незастроенная площадь, которая слу жила сенным и дровяным базаром. Через Тептятку были перекинуты два деревянных моста, соединявшие пер вую и вторую части города (Заречная). Этот район заселяли преимущественно мещане, которые занимались сельским хозяйством и не отличались от деревенских жителей. Третья часть города, расположенная за Ачин кой, включала в себя район железнодорожного вокзала и начала активно застраиваться. Здесь размещались кожевенные заводы, паровая баня и городская больница. Ближе к берегу Чулыма находилась большая роща, отведенная под городской сад, там же было летнее собрание, напоминавшее трактир [9].

По мнению современников, до пожара 1869 г. Енисейск считался одним из красивых уездных городов России. В период расцвета золотопромышленности в городе появилось много каменных зданий (больница, гостиный двор, училище, присутственные места, богатые особняки). В гостином дворе насчитывалось лавок. До окончания золотопромышленного бума в северной тайге Енисейск считался богаче и красивее Крас ноярска. После пожара 1869 г. Енисейск быстро восстановился, но утратил свое былое великолепие. А. Умань ский писал о Енисейске начала 1880-х гг.: «Когда прибываешь в город в первый раз, особенно если приходи лось жить в больших европейских городах, Енисейск производит впечатление большой деревни. Городские улицы не замощены, пыльные летом и грязные весной. Редкие извозчики на допотопных линейках, раннее прекращение жизни города, который в 10-м часу погружается в общий сон. Выходишь иногда на берег Енисея, и жутко станет при мысли, что вот за этой гранью начинается безлюдная тайга, которая тянется на целые тысячи верст» [10]. По воспоминаниям А. Л. Яворского, в конце XIX в. в Енисейске «возвышались красивые каменные храмы и колокольни, это были дары городу от щедрой руки, вскипевшей на волнах фортуны, руки золотопромышленника» [11].

Усилиями золотопромышленников также преобразился и губернский город Красноярск. С началом разработок золотых приисков в Енисейской губернии он изумлял своей роскошью. Как писал В. П. Паршин: «В это время возникли винные погребки с дорогими винами, магазины с готовым платьем и показались у домов вывески разных житейских потребностей. Деньги массами рассыпались в Красноярске, дома подорожали в цене в три раза против прежнего, но жизнь кипела бурно, шумела упоительно. Шампанское и деньги здесь лились рекой» [12]. В. А. Смирнов отметил роль золотопромышленности в развитии Красноярска: «В 1830— 1840 гг. город начал жить лихорадочной жизнью. Открылось несколько магазинов, торговавших предметами роскоши и, конечно, шампанским, без которого никак не могли обойтись удачливые, но непредусмотритель ные золотопромышленники. Но с переходом новых разработок далее на север руководящее значение перешло к Енисейску, Красноярск опять затих, как мирная столица сытого, но не бойкого края» [13]. В середине XIХ в. Красноярск имел такие же живописные окрестности и флору, как и Енисейск. В центральной части города появился целый ряд новых административно-общественных, торговых и культовых зданий и сооружений.

Как и в других крупных восточно-сибирских городах, в Красноярске в первой половине XIX в. сложились законченные и целостные ансамбли центра. Ядром центра стали торговые гостинодворские площади с круп ными объемами гостиных дворов, торговыми рядами, лавками, базарными строениями, другими объектами.

Формировались административно-общественные площади, где размещались различные казенные постройки, здания городского управления, магистраты, ратуши, присутственные места, полицейские управления [14].

В эпоху бурного развития золотопромышленности внешний облик Красноярска существенно преобразился.

На средства предпринимателей были построены городская лечебница, женская гимназия, городская библи отека, музей, Пушкинский народный дом и т. д. В. П. Паршин описал Красноярск середины XIX в. следую щим образом: «Город весьма красиво планирован. В нем широкие и прямые улицы, обведенные тротуарами.

Много очень красивой архитектуры каменных и деревянных домов» [15]. А. П. Чехов, посетивший Красноярск в начале 1890-х гг., назвал его «самым лучшим и красивым из всех сибирских городов». Также он сожалел, что «университет открыт в Томске, а не в Красноярске» [16]. Территория губернского центра постепенно росла.

Вместо одноэтажных деревянных домов стали строить двухэтажные каменные особняки местных предпри нимателей. Новая городская часть за собором получила характерное название Теребиловка [17].

По мнению Г. Н. Потанина, на рубеже XIX—ХХ вв. Енисейск и Красноярск представляли собой два кон трастных города, если первый относился к буржуазному типу, то второй являлся типичным чиновничьим горо дом. «Буржуазные города отличались каменными купеческими домами с цепными собаками на дворе, с тяже лыми замками на амбарах, с воротами, которые запирались в девять часов вечера, с необжитыми комнатами, с хозяевами, теснившимися в задних апартаментах, воздух которых насыщен смесью запахов от лампадного масла и рыбного пирога. Чиновничьи или бюрократические города имеют тщедушный вид, иногда сплошь состоят из деревянных домиков, они являлись рассадниками мод, в них протекала культурная жизнь» [18].

Современники считали, что другие приенисейские города ничем особенным не выделялись. К сере дине XIX в. Минусинск по внешнему виду не отличался от деревни. Посетивший в 1847 г. город М. А. Кастрен писал: «Лучшее украшение города составляет множество цветов на улицах, на площади и даже на крышах.

Общественных строений почти нет, город состоит большей частью из маленьких жалких домиков полутатар ского стиля, с высокими кровлями и низкими стенами. В этих хижинах, за исключением немногих чиновников и нескольких купцов, живут бедные горожане, которые ни образованием, ни образом жизни не отличаются нисколько от простых крестьян» [19]. Далее М. А. Кастрен, возможно, устав, упоминал о Минусинске: «…я прожил несколько грустных дней в Минусинске, провонявшем луком и водкой» [20]. В то же время ученый был восхищен тем, что в городе в хороший светлый день можно было увидеть снежные вершины Саянских гор [21]. В конце XIX в. Минусинск одновременно выглядел как город и село. В этот период А. А. Кропоткин охарактеризовал город следующим образом: «Минусинск — типичный сибирский городок, — серенький, невзрачный. Здесь все серо: улицы стены, крыши домов, заборы…» [22].

В пореформенный период Ачинск представлял более чем скромный вид. Внешне город выглядел как село и не выделялся роскошными постройками. Широкие и прямые улицы по сторонам обросли травой [23]. В Ачинске имелось одно каменное здание, в котором помещалась кладовая казначейства, остальные все здания были деревянными. Лучшие дома принадлежали купцам Озерову, Рязанову и Брагину, протоиерею Сретен скому, священнику Апраксину, коллежскому советнику Алексееву и мещанину Васильеву. Практически при каждом доме имелся огород, но огородничество не получило широкого развития и не удовлетворяло потреб ности горожан [24].

По наружному виду Канск являлся одним из бедных городов Восточной Сибири. В середине XIX в.

Канск представлял собой подобие большой деревни. В. П. Паршин отмечал: «В Канске много довольно кра сивых архитектурных домов, есть каменная церковь и деревянный гостиный двор. Но быт сельский во всем заметен — от постройки домов до образа жизни и одежды жителей» [25]. Внешнее сходство города с деревней сохранилось и к концу XIX в., улицы и площади города походили на обширный скотный двор, повсюду можно было встретить табун быков, коров, лошадей и стаи собак [26]. В рассматриваемый период любой провин циальный русский город был схож с селом, на данное обстоятельство обратил внимание Н. П. Анциферов:

«Трудно представить себе русский город, на улицах которого мы не можем встретить в вечерний час среди облака пыли стадо мычащих коров. Свинья, трущаяся о забор, является характерной деталью пейзажа нашего города» [27]. Приехавший в 1890 г. в Канск на должность губернского архитектора А. А. Фольбаум произ вел проверку плана Канска 1881 г. и выявил серьезные разногласия. Разбивка улиц в городе была произведена вопреки согласованному плану, неудачная разбивка кварталов, тракт проходил у ограды тюрьмы. Городская дума неоднократно пересматривала вопрос о перепланировке Канска [28]. Различные учреждения и лучшие магазины располагались на главной улице города — Московской [29].

Из всех приенисейских городов наиболее непрезентабельно выглядел Туруханск. В городке была всего одна улица с несколькими домами, большей частью кривыми и покрытыми дерном [30]. М. А. Кастрен, побы вавший в Туруханске, поделился впечатлениями: «В Туруханске одна кривая улица и несколько домов. Дома почти все развалились, на улицах грязь по уши. Для приезжего не так-то легко отличить, например, церковь от соляного магазина, гауптвахту от кабака» [31]. Посетившие Туруханск в 1850-е гг. поражались убогостью городка: «…несколько кое-как разбросанных домов, крытых дерном, большей частью кривых, с бумагой или пузырями в окнах вместо стекол. Стекла встречаются лишь в трех-четырех домах. Повсеместное украшение — вывешенные для сушки рыбные головы. Когда таял снег, весь город покрывался непролазной грязью» [32].

В конце XIX в. встал вопрос об устройстве Ново-Туруханска и переносе туда всех учреждений из Туруханска.

В тот период Туруханск выглядел хуже любого станка по Енисею. При въезде в город располагался пороховой подвал, острог, далее находились хлебозапасной магазин и соляная стойка, затем шли постройки местных жителей. Последние были беспорядочно разбросаны, в одних местах сконцентрировались в кучу, в других — стояли в одиночку. В двух местах городка строения тянулись друг за другом, образуя подобие кривой линии, улицы и переулки отсутствовали. Туруханск производил вид заброшенного поселения, вокруг встречались ямы и насыпи, торчали остатки бывших когда-то строений. По разным направлениям городка располагались узкие мостки, устроенные из барочного, старого, полусгнившего леса. Пройти по ним в ряд мог только один человек. Свободная от строений площадь поросла травой, даже отсутствовали тропинки. Почва в городке была глинистой, даже в сильную жару она была влажной и не успевала просохнуть, повсюду в ямах застаивалась дождевая вода. В Туруханске были каменная и деревянная церкви, последняя закрылась из-за разрушений [33].

На окраине городка на расстоянии в 20—50 саженей располагались 3—4 остяцких чума. «Инородцы» раз гребли снег и обставили стены жилищ елками [34]. М. А. Кастрен писал о жилищах «инородцев» в Турухан ске: «Из всех предметов самое приятное впечатление производят, без всякого сомнения, несколько самоедских юрт, разбросанных по берегу» [35].

В пореформенный период приенисейские города, как в целом все сибирские города, представляли типичные населенные пункты доиндустриального общества. Процесс застройки происходил медленными темпами, однако во время и после строительства Транссибирской железнодорожной магистрали облик городов претерпел существенные изменения. Показателем роста городов Енисейской губернии на рубеже XIХ—ХХ вв. являются данные о количестве кварталов, улиц, переулков, их протяженность, число площадей, возникно вение новых городских районов и пригородов. В 1904 г. в Красноярске насчитывалось 11 улиц, 17 переулков, 4 площади (46 дес.), величина заселенной площади — 1495 дес.;

в Енисейске — 10 улиц, 11 переулков, площади (2 дес.), величина заселенной площади — 309 дес.;

в Ачинске — 18 улиц, 10 переулков, 3 площади, величина заселенной площади — 385 тыс. кв. саженей;

в Канске — 7 улиц, 7 переулков, 4 площади, величина заселенной площади — 2689 дес.;

в Минусинске — 25 улиц и переулков, 5 площадей, величина заселенной площади — 1,5 кв. верст [36].

В городах Енисейской губернии кон. XIX — нач. ХХ в. проводилось усиленное строительство. Архи тектурные здания того времени и сейчас во многом определяют облик центральной части городов. План рас ширения Красноярска, составленный в 1855 г., утратил свое значение. Вопреки плану через намеченные под расширение кварталы прошла железнодорожная линия, были выстроены железнодорожный вокзал, мастер ские, депо, пакгаузы, здания для различных управлений и дома для служащих. Железная дорога изменила пла нировку города. Она способствовала развитию Красноярска в западном направлении, как и предполагал план 1855 г. В 1899 г. специальной комиссией городской думы был составлен новый проект плана застройки Крас ноярска. От железнодорожного моста по всему берегу Енисея до протоки у Татышева моста проектировался бульвар и выделялось 20 кв. дес. леса под устройство сада в Николаевской слободе. Однако довести работу над планом до его утверждения не удалось, т. к. проектные работы не поспевали за быстро изменявшейся строи тельной ситуацией в Красноярске, впоследствии этот проект был утрачен [37].

За линией железной дороги сформировались рабочие и ремесленные слободы, отрезанные от основ ного ядра города, они увеличили территорию Красноярска и не внесли качественных изменений в его плани ровочную структуру. Часть территории городов, стоявшая вдоль Сибирской железной дороги, начала быстро застраиваться. Так, например, в Красноярске за линией железной дороги, к западу от города, возникла новая городская слобода, которая разрасталась «американскими темпами». В этой слободе, названной Николаевской, за короткое время выросла целая часть города, застроенная жилыми домами. Это был рабочий район, засе ленный в основном рабочими железнодорожных мастерских и выходцами из деревень. На высоком гористом плато около енисейского тракта образовалась Покровская слобода [38]. Позднее появились новые слободы (в основном рабочие районы): Алексеевская, Попов Луг и Сахалин. После строительства Транссибирской желез нодорожной магистрали сибирские города росли в основном за счет пригородов и рабочих слобод [39]. Вдоль железнодорожной магистрали у крупных и мелких станций образовались пристанционные поселки, которые активно заселялись. Города росли за счет пригородов и рабочих слобод [40]. В начале ХХ в. в Красноярске началась постройка военного городка. Городская дума не разрешила использовать под строительство место под сопкой, расположенной западнее Николаевской слободы. Военный городок построили на Казачьей земле, за восточной чертой городских земель, между енисейским трактом и р. Енисей. Рядом с военным городком образовалась Иннокентьевская слобода [41].

Красноярск конца XIX в. не впечатлил В. А. Долгорукова, о городе он писал: «Красноярск более похож на уездный город, со всеми особенностями последнего: немощеными улицами, по которым во время осени и весны рискованно ходить вследствие невылазной грязи;

с невозможными в сколько-нибудь благоустроенном городе деревянными тротуарами в аршин толщиной, с массой уступов и ям, как бы нарочно предназначенных для ломания ног;

с еле мерцающими на значительном друг от друга расстояниями фонарями» [42]. М. Сребрян ский, посетивший Красноярск в нач. ХХ в., также заметил, что в губернском центре нет ни одной мощеной улицы, хотя в наличии много строительного камня. В то же время город ему понравился, особенно поразил его мост через Енисей «с длинными пролетами, один пролет мог вместить целые товарный поезд, а таких пролетов было шесть». М. Сребрянский отмечал: «Город снаружи очень красив, особенно собор и духовная семинария» [43].

В целом на рубеже XIX — нач. ХХ в. в Красноярске была полностью освоена левобережная терраса и началось развитие за ее пределами. Темпы роста численности населения в городе происходили стремительно по сравнению с увеличением городской территории. В этот период уплотнялись старые кварталы центральной части города, строились первые многоквартирные доходные дома и частично повышалась многоэтажность зданий. В начале ХХ в. строительство разнообразных архитектурных сооружений в Красноярске стало наи более интенсивным. Значительно возросли требования к качеству строительных, особенно каменных работ, отражавших характерную черту застройки города. В приенисейских городах появились здания банков, торго вых контор и фирм, специализированные магазины, доходные многоквартирные дома. Также были построены культурно-просветительские сооружения: театр, музей, синематографы, библиотеки, учебные заведения и т. д. Эти постройки стали основой композиционно-пространственного облика центральной части Красноярска [44]. Ф. Нансен вспоминал, что «улицы в Красноярске были широкие и прямые, на главных улицах каменные дома, но большая часть построек из дерева» [45]. Окраины губернского города по внешнему облику не отлича лись от села. По воспоминаниям современников, «главные улицы Красноярска были шумными, но спускаясь к р. Кача, оказываешься в заправской деревне. Здесь мирно пасутся лошади, бабы моют белье и косточки ближ ним, мальчишки удят рыбу. Даже нищие здесь держатся степеннее и доверчивее, на деревенский лад просят властно милостыню» [46].


С упадком золотопромышленности и проведением Транссибирской железнодорожной магистрали Енисейск сильно обезлюдел. М. Миндаровский с сожалением констатировал: «Сложившиеся под влиянием времени и окружающей обстановки условия в жизни горожан сделали уже невозможным переход к прежнему зажиточному их положению, т. е. доброму времени, когда енисейцы строили храмы и лили колокола» [47]. В начале ХХ в. он производил впечатление города, остановившегося в своем развитии. В городе было много бога тых и красивых зданий, но большинство из них находились в состоянии упадка. В газете «Енисей» за 1902 г. в заметке о состоянии Енисейска отмечалось: «Безлюдье и тишина улиц, обилие запертых железными дверями и ставнями лавок, отсутствие стука экипажей и грохота телег, ряды темных неосвещенных окон в пустых домах.

От больших каменных двухэтажных домов с магазинами веет какой-то заброшенностью и плесенью. Обилие лавок, магазинов, кладовых необходимо, прежде всего, для нужд золотопромышленности и Туруханского края» [48]. Ф. Нансен дал следующее описание городу: «Енисейск — старый город, но производит впечатление недавно отстроенного;

большинство строений деревянные, низенькие;

улицы прямые и широкие;

местность плоская. Если исключить красивые церкви и несколько других крупных зданий, то Енисейск ничем не отли чается от больших сел, встречавшихся вам по Енисею. Те же приземистые, ящикообразные деревянные дома, то в два этажа, то в один;

те же низкие четырехскатные тесовые крыши, те же просторные дворы, обнесенные большими заборами, и те же широкие немощеные улицы» [49].

Проведение Транссибирской железнодорожной магистрали несколько преобразило Ачинск и Канск. С притоком населения в этих городах началось заметное оживление и увеличивалась их застройка. За окраинами Ачинска был вырублен лес для будущего занятия данной территории. В. А Долгоруков по этому поводу заме тил: «Окрестности Ачинска когда-то были живописны. Теперь они представляют почти степь, изуродованную торчащими тут и там пнями вырубленного леса. Озера и болота, существовавшие тут, или высохли, или засы паны» [50]. Постепенно территория между городом и станцией Ачинск застраивалась. Предполагалось, что городская территория сольется с постройками на станции, образуется новый квартал с железнодорожными домами и новыми зданиями переселенческого пункта, которые будут содержаться в чистоте, особенно это касалось больничных помещений [51]. По мнению современников, несмотря на то, что Канск заметно изме нился в лучшую сторону, у него не было будущего [52].

В начале ХХ в. положение Туруханска стало еще более жалким, с каждым годом этот населенный пункт все больше разрушался и пустел. По мнению современников, он «оставался прежней деревней, которая когда-то раскинула свои широкие улицы и низенькие уютные крестьянские домики по соседству с монасты рем. К 1911 г. в Туруханске было 48 деревянных зданий, 2 церкви, почтовое отделение с государственной сбе регательной кассой. В городке не было ни одной школы [53]. В северной части города, на месте вырубленного леса, стали строить правительственные здания, госпиталь, школу и дом для доктора, но вспыхнувший пожар уничтожил все постройки» [54].

Настоящим бедствием для жителей сибирских городов являлись многочисленные пожары. Причины пожаров были самые разнообразные: от неправильного обращения с огнем до умышленных поджогов. Нередко пожар возникал при усиленной топке или неисправности печей. Для приенисейских городов была характерна скученность построек. В Ачинске большинство домов находились без должных промежутков друг от друга.

Городская управа и полиция не принимали должных противопожарных мер, не принуждали убирать ветхие дома и не препятствовали скученности построек. В случае пожара городская управа распорядилась, чтобы на каланче вывешивали один фонарь, если пожар в первой части города, и два — если во второй [55]. Обыватели Канска предупреждали, что «в их городе здания находятся на близком расстоянии друг от друга, в случае пожара и сильного ветра может пострадать весь город» [56]. В Красноярске брандмауэры между домами часто складывались из плохо скрепленных камней, что создавало большую опасность. Во время пожара камни брандмауэра раскалялись, а попавшая на них струя воды приводила к тому, что они рассыпались [57].

В Енисейске особая манера строить дома плотно друг к другу, за исключением каменных и немногих деревянных зданий, способствовала пожару 1869 г., когда сгорел почти весь город. Опасность для города пред ставляла тундра, которая периодически горела вокруг города. Для безопасности требовалось вырубить лес и осушить болото, еще в 1856 г. губернские власти поднимали этот вопрос. Подготовленный проект осушки болота по смете 1860 г. был отклонен городской думой, сославшейся на отсутствие необходимых средств. В 1865 г. золотопромышленник Григоров предлагал провести все работы по осушению и расчистке места на выгодных условиях для города. Однако данное предложение не встретило поддержки со стороны городской думы и городского общества [58].

Пожар 27 августа 1869 г. в Енисейске начался по причине того, что огонь, шедший со стороны тун дры, перебросился на город. Предполагали, что пастухи подожгли сухую траву, усилившийся ветер привел к сильному пожару. При порывах юго-западного ветра, менявшего направление, пожар с Барабинской улицы перебросился в разные места. В течение нескольких часов сгорело 7 каменных церквей, 1 женский монастырь, 1 часовня, 1 еврейский молитвенный дом, 34 каменных и 836 деревянных домов, 2 каменных и 5 деревян ных магазинов, 115 каменных и 159 деревянных лавок, 7 полицейских будок и 7 деревянных мостов. Кроме этого огонь уничтожил все присутственные места, общественные здания, каменный гостиный двор и т.

д. Люди, задыхаясь от гари и дыма, бросались в реку [59]. Во время пожара сгорел Христорождественский женский монастырь. В дыму задохнулись 2 монахини и 3 послушницы [60]. После пожара постройки города представляли «костер дерева». В уцелевшей части города сохранились огромные складские помещения для приисковых продовольственных запасов [61]. Общий убыток составил около 6,5 млн руб., но, как, утверждали очевидцы, эта цифра была существенно занижена. Многие состоятельные енисейцы не стали заявлять о том, что у них сгорели наличные деньги. Часть населения, не найдя пристанища после пожара, покинула город.

Другие горожане сумели к следующему году отстроить себе новые дома. По сведениям полиции, в резуль тате пожара сгорело и утонуло 108 человек, однако эти данные были представлены по количеству найденных и похороненных трупов по христианскому обряду. Многие горожане, спасаясь от пожара, утонули в Енисее.

Тела многих енисейцев не были найдены при расчистке мест после пожара. Следовательно, точное количество жертв неизвестно, по неофициальным данным, погибло не менее 310 человек [62].

В результате пожара в Красноярске 17–18 апреля 1881 г. сгорело 1330 домов (967 нежилых строений), из них 47 каменных, 542 деревянных. Медленный, но в то же время непрерывный рост городской застройки был резко прерван. При этом сгорели одни из лучших зданий, для города урон был значительный [63]. Красноярск долго не мог оправиться после пожара. Даже через восемь лет его следы присутствовали в городском пейзаже.

Масса обгорелых кирпичных и каменных домов располагалась на главной улице. Пожар 1881 г. способствовал тому, что городские власти должны были установить правила строительства с учетом противопожарных мер.

Согласно постановлению городской думы от 19 мая 1881 г., здания подразделялись на полномерные, половин ные и маломерные. Требовалось, чтобы каменные дома покрывались железом или черепицей. Тротуары по улице должны были располагаться не более трех аршин от заплота или стены до наружного края тротуара.

Ширина тротуара не менее двух аршин и одного аршина между тротуаром и стеной на случай устройства крыльца для лавки или иного входа с улицы [64]. В мае 1899 г. в Минусинске во время пожара сгорело усадеб. В результате без крова осталось 283 человека. По официальным данным, убыток города был оценен в 40 тыс. рублей. Оправиться от пожара и восполнить потери являлось сложным делом для горожан. В помощь погорельцам Министерство внутренних дел выделило всего 1500 руб. Со стороны жителей Енисейской губер нии пожертвования составили 7 тыс. рублей [65].

Причинами пожаров могли стать не только стихийные бедствия или неосторожное обращение с огнем, а умышленный поджог. Например, в Енисейске определенные лица, прозванные «жиганами», устраи вали пожары, они занимались шантажом владельцев особняков. Злоумышленники предупреждали крупных домовладельцев о выплате им определенной суммы, а в случае отказа поджигали особняки. Корреспондент «Сибирского листка» писал: «В Енисейске загорались обычно дома богатых людей: Фунтосова, Кытманова и других. После того, как сгорел дом богача Гундобина, собравшиеся люди заплатили 500 руб. «жиганам».

Темные личности организовали шайку с целью вымогать деньги посредством поджогов. Некоторые горожане во избежание пожара исправно платят свои взносы. Весь город в переполохе, так как жиганы угрожают даль нейшими пожарами» [66].

В 90-е гг. XIX в. ежедневно в Енисейске случалось два-три умышленных пожара. В это время город ские власти пытались предотвратить намеренные пожары, они учредили специальные дневные и ночные кара улы, состоявшие из горожан. На каждые 7—10 домов приходился один караульный, сменяемый через каждые 6 часов. Также были приняты меры по поиску жиганов. В поле подозрения в первую очередь попали политиче ские ссыльные, агенты некоторых страховых обществ и даже уехавшие в прошлом году английские матросы.

Казалось, что мания подозрительности охватила весь Енисейск. Среди горожан началась массовая истерия, появились пророки, которые предсказывали, что в девятую пятницу весь город сгорит дотла. Общество волно вало, кто являлся виновником пожара: организованная шайка или одиночка-пироман? 30 мая 1890 г. в городе произошло шесть поджогов. Нестабильная обстановка и массовые пожары в городе побудили представите лей администрации предпринять меры. Городская дума Енисейска выписала пожарную машину стоимостью 800 руб. По инициативе А. В. Тарасова в городе учредили вольное пожарное общество, оно насчитывало человек, состоявшее преимущественно из представителей интеллигенции. В результате обыватели говорили:

«На последнем пожаре не пропало ни одной нитки» [67].

В 1907 г. в Красноярске произошло 59 пожаров. По статистике назывались следующие причины пожа ров: усиленная топка и неисправность печей — 22, неосторожное обращение с огнем — 10, поджоги — 2, не выяснено — 25 случаев. В результате в этот год сумма убытков вследствие пожара составила 105 тыс. руб., испорченного огнем и водой имущества — 1570 рублей [68]. В начале ХХ в. в сибирских городах господство вали принципы огнестойкости поселений. В частности, в Красноярске было запрещено возводить новые дере вянные постройки, жилые или нежилые, в центре города — по Воскресенской улице, начиная от Дубенского переулка до линии отчуждения под железную дорогу. В 1910 г., согласно постановлению городской думы, требовалось устроить каменный пояс по Гимназическому переулку и запретить ремонт старых деревянных зданий. Через год рассматривалось предложение об установке одного поперечного каменного пояса по одному из переулков, пролегающих у Нового базара [69]. Когда начинался пожар, дежурный оповещал трещоткой о пожаре. Позднее, примерно с 1880-х гг., весть о пожаре дежуривший пожарник подавал при помощи свистка [70].

Другим бедствием для приенисейских городов стали наводнения. Из всех приенисейских городов наи более частыми наводнения были в Енисейске. За 60 лет (с 1820-х по 1880 гг.) в городе было 11 сильных наводне ний. Невыгодное месторасположение города приводило к тому, что он всегда затоплялся при большом разливе Енисея. В период золотой лихорадки в городской казне было достаточно средств для проведения работ по защите от наводнения. Как утверждал М. Миндаровский: «Енисейцы, несмотря на солидный капитал, пред почитали лучше тонуть на улицах, как в болоте, переносить частовременные бедствия от наводнения, чем устроить дороги, упорядочить улицы или защищать набережную от весеннего разлива Енисея» [71]. В резуль тате наводнения 1888 г. вода в Енисейске поднялась до трех саженей, оказались смытыми водой и уничтожен ными кожевенный и мыловаренный заводы И. Ф. Филиппова, многочисленные постройки, амбары, бани и т.

д. Убытки городу обошлись в 32,03 тыс. рублей [72]. Наводнение 1908 г. в Енисейске принесло значительные убытки, привело к разрушению построек и подсекло все финансовые ресурсы. Подъём воды составил более саженей, водой залило около 2/3 части города и все окрестности. Наводнение привело к размывке набережной городского бульвара, были снесены мосты, канавы и протоки. В первую очередь пострадали бедные слои насе ления, ютившиеся в низменных частях и окрестностях города. Сумма убытков от наводнения составила свыше 14 тыс. рублей [73]. В весеннее время обычное явление в Минусинске — затопление речной водой подвалов и убогих жилищ бедняков. Местный житель Педеко предупреждал: «Большая улица (наш Невский проспект) наполняется водой из Минусинки, которая ежегодно напоминает аборигенам о возможности второго потопа.

Вода заливает улицы в два фута, прорвало плотины у четырех мельниц» [74]. В мае 1916 г. в Минусинске наво днение принесло существенные бедствия для населения. Разлившаяся протока залила верхнюю и нижнюю часть города. Под водой оказались городская электростанция, таможня, переселенческий барак, бойни, город ской сеновал и т. д. Минусинск оказался оторванным от внешнего мира, пароходы не могли пристать к берегу, почта не приходила в течение недели [75].

Модернизационные процессы привели к существенным изменениям во внешнем облике городов Ени сейской губернии. С развитием процесса урбанизации увеличивались количество, этажность, масштабность зданий. Все больше в городах появлялось каменных домов, отличавшихся качеством и изысканностью. Уси лиями активной деятельности органов городского самоуправления и горожан происходили изменения про грессивного характера во внешнем облике приенисейских городов. Качественные перемены коснулись прежде всего губернского города Красноярска. В этом городе происходило стремительное увеличение масштабов застройки, появились новые архитектурные сооружения разнообразных стилей и с индивидуальными чер тами. По внешнему облику Красноярск приблизился к другим крупным городам Сибири и имел черты буржу азного города. Других приенисейских городов нововведения коснулись в меньшей степени. Наряду с тем, что в них появлялись новые архитектурные сооружения в центральных частях, они сохраняли местное своеобразие, оставаясь провинциальными городками, по внешнему облику более схожими с селами.

ЛИТЕРАТУРА 1. Турчанинов, Н. В. Города Азиатской России // Азиатская Россия. Люди и порядки за Уралом. Т. I. — СПб., 1914.

— С. 306.

2. Перцик, Е. Н. Город в Сибири. Проблемы, опыт, поиск решений. — М., 1980. — С. 92—93.

3. Нансен, Ф. В страну будущего. Великий Северный путь из Европы в Сибирь через Карское море. — Магадан, 1969. — С. 194.

4. Красноярский краевой краеведческий музей (КККМ). О/ф. 7886/141. Л. 138.

5. Отчет медицинского департамента МВД. Санитарное состояние городов Российской империи в 1895 г. — СПб., 1899. — С. 309.

6. Нансен, Ф. В страну будущего … — Магадан, 1969. — С. 130.

7. Латкин, Н. В. Енисейская губерния, ее прошлое и настоящее. — СПб., 1892. — С. 326.

8. Уманьский, А. Золотой город. Очерки золотопромышленности в Енисейской тайге. — СПб., 1888. — С. 7.

9. Красноярец. — 1908. — 8 августа.

10. Уманьский, А. Указ. соч. — С. 8—9.

11. Государственный архив Красноярского края (ГАКК). Ф. 2120. Оп. 1. Д. 27. Л. 10.

12. Паршин, В. П. Описание пути от Иркутска до Москвы, составленное в 1849 г. — М., 1851. — С. 44—45.

13. Смирнов, В. А. Триста лет жизни г. Красноярска // Триста лет г. Красноярску. — Красноярск, 1928. — С. 13.

14. Оглы, Б. И. Особенности архитектуры городов Восточной Сибири во второй половине XVIII — нач. XIX в. // Сибирские города XVII — нач. ХХ в. — С. 213.

15. Тобольск и вся Сибирь. Красноярск. — Красноярск, 2007. — С. 199.

16. Чехов, А. П. Из Сибири // Полное собрание сочинений и писем. — Т. 14—15. — М., 1987. — С. 35.

17. Смирнов, В. А. Указ. соч. — С. 14.

18. Потанин, Г. Н. Города Сибири // Сибирь. Ее современное состояние и ее нужды. — СПб., 1908. — С. 235.

19. Кастрен, М. А. Путешествие в Сибирь (1845—1849). — Тюмень, 1999. — С. 209.

20. Там же. — С. 249.

21. Там же. — С. 209.

22. Кропоткин, А. А. Саянский хребет. Очерк г. Минусинска и Минусинского округа // Живописная Россия.

Отечество наше в его земельном, историческом, племенном и бытовом значении. Т. 12. Восточная Сибирь. — СПб.-М., 1895. — С. 42.

23. Паршин, В. П. Указ. соч. — С. 52—53.

24. Высоцкий, Н. О., Айгустов Н. Н. Об основании, устройстве и развитии города Ачинска // Памятная книжка Енисейской губернии на 1863 г. — СПб., 1863. — С. 14.

25. Паршин, В. П. Указ. соч. — С. 37.

26. Царев, В. И. Канск. Градостроительная летопись. — Красноярск, 1996. — С. 54.

27. Анциферов, Н. П. Пути изучения города как социального организма. Опыт комплексного подхода. — Л., 1926.

— С. 34.

28. Царев, В. И. Канск. Градостроительная летопись … — С. 55—57.

29. Вольский, В. Вся Сибирь. Справочная книга по всем отраслям культурной и торгово-промышленной жизни Сибири. — СПб., 1908. — С. 364.

30. Статистическое обозрение Сибири, составленное Гагемейстером. — СПб., 1854. — С. 170.

31. Кастрен, М. А. Указ. соч. — С. 171, 175.

32. Статистическое обозрение Сибири … — С. 170.

33. Из поездки енисейского губернатора в 1893 г. в Туруханский край // Памятная книжка Енисейской губернии на 1896 г. — Красноярск, 1896. — С. 343—344.

34. КККМ. О/ф. 7904/265-1. Л. 2.

35. Кастрен, М. А. Указ. соч. — С. 159.

36. ГАКК. Ф. 31. Оп. 1. Д. 228. ЛЛ. 14, 42, 51, 67, 73.

37. КККМ. В/ф. 5006-16 Пи (р) 134. Л. 15.

?

38. Красноярск. История и развитие градостроительства. — Красноярск, 2001. — С. 51.

39. Шнейдер А. Р., Доброва-Ядринцева, Л. Н. Население Сибирского края (русские и туземцы). — б.м.: Сибкрай издат, 1928. — С. 17.

40. Там же. — С. 16.

41. КККМ. Ф. П/№216. Л. 17 об.

42. Красноярец. — 1909. — 27 мая.

43. Сребрянский, М. Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке. — М., 1996. — С. 31.

44. Ружже, В. Л. Красноярск. Вопросы формирования и развития. — Красноярск, 1966. — С. 64—65.

45. Нансен, Ф. В страну будущего … — Магадан, 1982. — С. 194.

46. Енисей. 1902. 29 мая.

47. Миндаровский, М. Енисейск (город-банкрот) // Сибирские записки. 1916. № 4. — Красноярск, 1916. — С. 98.

48. Енисей. — 1902. — 13 октября.

49. Нансен, Ф. В страну будущего. Великий Северный путь из Европы в Сибирь через Карское море. — Красно ярск, 1982. — С. 190.

50. Царев, В. И., Гринберг, Ю. И. Ачинск. Градостроительная история. — Красноярск, 1992. — С. 30.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.