авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

Нижегородская

государственная

сельскохозяйственная академия

Факультет лесного хозяйства

«ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО – 2013.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ»

МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ

ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЯ

6 декабря 2013 года – 6 января 2014 года ОРГАНИЗАТОРЫ КОНФЕРЕНЦИИ:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия Федеральное Агентство Лесного Хозяйства (Рослесхоз) Департамент лесного хозяйства по Нижегородской области Департамент лесного хозяйства по Приволжскому Федеральному округу Филиал «Центр Защиты Леса Нижегородской области Федеральное государственное бюджетное учреждение «Государственный природный биосферный заповедник «Керженский»

Государственное научное учреждение Всероссийский научно-исследовательский институт агролесомелиорации (ГНУ ВНИАЛМИ Россельхозакадемии) Республиканское государственное предприятие на праве хозяйственного ведения «Казахский национальный аграрный университет» Министерства образования и наук

и Республики Казахстан Институт леса им. П.А. Гана Национальной академии наук Кыргызской республики Ботанический сад им. Э.З. Гареева Национальной академии наук Кыргызской республики ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ Председатель:

Самоделкин Александр Геннадьевич – ректор Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии, д. биол.н., профессор Сопредседатели:

Бессчетнов Владимир Петрович - первый проректор Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии, д. биол.н., профессор Дабахова Елена Владимировна – проректор по научной, инновационной работе и международным связям НГСХА, доктор с.х. наук, профессор Члены организационного комитета:

Бессчетнова Наталья Николаевна - декан факультета лесного хозяйства Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии, к с.наук, доцент Корепанов Анатолий Анатольевич - доктор с.х. наук, профессор кафедры лесоводства и лесозащиты Гусева Людмила Михайловна - к с.наук, доцент кафедры лесной таксации и лесоустройства Логунов ДмитрийВладимирович – заведующий кафедрой лесной таксации и лесоустройства, к биол.н, доцент Мариничев Евгений Валентинович - заведующий кафедрой лесоводства и лесозащиты, к с.х.н, доцент Уважаемые участники интернет-конференции!



Одной из важных проблем нашего времени является развитие устойчивого лесопользования и ведения лесного хозяйства, соблюдение баланса составляющей использования лесных ресурсов и сохранения экологического благополучия территорий. Страны, имеющие большие площади лесонасаждений и нетронутых цивилизацией лесов, особенно заинтересованы в научных разработках. Интенсивное лесовыращивание широко распространено в ряде стран, в частности, России, Казахстане, Финляндии и Швеции. Не менее актуальными являются вопросы добровольной лесной сертификации и оптимизации рынка потребления лесной продукции. Основными причинами крупных нарушений естественного состояния лесов и лесонасаждений являются лесные пожары, вспышки массового развития вредных насекомых и другие причины. Отсюда и постановка задач научных исследований – обеспечение сохранения биоразнообразия, повышение продуктивности лесных ресурсов, разработка мероприятий по восстановлению лесов и глубокой переработке древесины и древесных отходов.

Приходится констатировать недостаточный уровень практического и научного взаимодействия различных стран по общим вопросам. Интернет является одним из доступных источников информации и удобной площадкой общения. Предлагаемая нами интернет-конференция призвана помочь довести информацию о перспективных научных результатах до заинтересованных лиц, в том числе, до производственников. Она позволит обсудить проблемы в лесном секторе экономики с целью достижения устойчивого лесоуправления и лесопользования, сфокусировать внимание на конкретных задачах, обменяться опытом.

Благодарим за участие в конференции и призываем к сотрудничеству.

С уважением, ректор НГСХА, доктор биол. наук, профессор А.Г. Самоделкин Уважаемые коллеги!

В настоящее время лесные ресурсы России привлекают все большее внимание как ученых, так и практиков. Актуальными становятся комплексные и многоплановые исследования.

По проблемам леса Россия сотрудничает со многими государствами. Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия имеет договора о научном сотрудничестве с Белоруссией, Кыргызией и Казахстаном. Мы заинтересованы в изучении международного опыта и его использовании в российских условиях.

Наш вуз является обладателем большого фонда интеллектуальных прав на научные результаты. Научная работа ведется по нескольким направлениям, имеющим практическое значение. Мы предлагаем современные подходы в ведении лесного хозяйства, лесовосстановлении. Научные разработки представляют интерес для ученых и бизнесменов, для работников различных государственных служб.

Организовывая интернет-конференцию, мы ставим цель - повысить открытость и доступность результатов научных исследований, расширить научное сотрудничество, оказывать содействие внедрению научных разработок и новых технологий в практику, способствовать реализации государственных программ по проблемам леса.





С уважением, проректор по научной, инновационной работе и международным связям НГСХА, доктор с.х. наук, профессор Е.В. Дабахова Дорогие друзья!

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Нижегородская государственная сельскохозяйственная академия» и, непосредственно, факультет лесного хозяйства приглашают принять участие в интернет-конференции. Факультет лесного хозяйства академии объединяет несколько кафедр: Лесные культуры, Лесная таксация и лесоустройство, Лесоводство и лесозащита. Площадкой для проведения научных исследований и ведения образовательного процесса являются лесные предприятия Нижегородского Поволжья. Практическая реализация научных результатов осуществляется путем заключения договоров с хозяйствующими субъектами.

Мы можем давать оценку селекционного потенциала лесонасаждений, разрабатывать рекомендации по созданию лесных культур и усовершенствованию технологий выращивания посадочного материала деревьев и кустарников, по рациональной переработке древесного сырья и эффективному размещению перерабатывающих предприятий, участвовать в технологических экспертизах, разрабатывать системы мероприятий по защите леса, производить оценку лесных ресурсов. В нашем регионе активно проводится работа по изучению влияния абиотических и биотических факторов на лесные территории. Ее результаты имеют научное и практическое значение.

На интернет-конференцию представляются научные работы по перспективным направлениям: лесное хозяйство, рациональное лесопользование и лесовосстановление, устойчивое лесоуправление, технологии, машины и оборудование лесного дела, проблемы экологии, озеленение и ландшафтный дизайн. По её материалам будет опубликован сборник научных трудов.

С уважением, декан факультета лесного хозяйства НГСХА, кандидат с.-х. наук Н.Н. Бессчетнова УДК 582.475.2(575.22) ГЕНЕТИЧЕСКОЕ БИОРАЗНООБРАЗИЕ ЛЕСНОЙ ЭКОСИСТЕМЫ ЗАПАДНОГО ТЯНЬ-ШАНЯ И ЕЕ СОХРАНЕНИЕ Бикиров Ш.Б.

Институт леса им. П.А. Гана Национальной академии наук Кыргызской Республики, Бишкек, Карагачевая роща, Институт леса, e-mail:

bikirovs@mail.ru В статье приводиться краткая характеристика и современное состояние лесов Западного Тянь-Шаня (еловые, пихтовые, ореховые, арчовые, яблоневые, фисташники и пойменные леса). Приводиться значение лесов в народном хозяйстве, и перспективы восстановления и сохранения. В целях устойчивого сохранения и рационального использования лесных генетических ресурсов и для поддержания биоразнообразия в республике к настоящему времени функционируют особо охраняемые природные территории на площади 1220285,27 га, что составляет 6,23% от всей территории республики, и охватывают основные типы лесов и популяции древесно-кустарниковых пород. В Красную Книгу Республики внесены 6 видов деревьев, 11 кустарников и 1 вид лиан.

ВВЕДЕНИЕ Кыргызская Республика страна гор, занимающая обширные пространства величайших горных сооружений Тянь-Шаня и Алая, где произрастает около видов полезных растений дикорастущей флоры. Все леса республики, в основном, представлены горными склоновыми насаждениями. Общая площадь Гослесфонда Кыргызской Республики составляет 2,613740 га, в том числе покрытая лесом площадь 1,123050 га, что составляет 5,62 % лесистости. Из них древесная растительность составляют 677,2 тыс. га, или 3,4%, кустарниковая растительность 445,8 тыс. га, 2,22% соответственно [1]. Антропогенный прессинг на лесную растительность Западного Тянь-Шаня (ЗТШ) может привести к исчезновению многих растений, среди которых есть эндемики, реликты, хозяйственно ценные виды и формы. В лесах Западного Тянь-Шаня выделены основные формации лесной растительности и представлено дендрофлора из видов, в том числе деревьев – 77, кустарников – 90, лиан – 4, относящихся к родам и 30 семейству.

УСЛОВИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Для выявления лесных формаций был принят детально-маршрутный метод исследования. Рекогносцировочные обследования лесной растительности подпояса пихтовых лесов производились по заранее составленному маршруту после изучения архивных и лесоустроительных материалов. Пробные площади закладывались в наиболее характерных высокополнотных, спелых, в том числе труднодоступных «девственных» насаждениях. Размер пробной площади определялся количеством деревьев не менее 200 штук. На каждой пробе закладывали почвенные разрезы и описывали по методике, принятой в почвоведении, затем производили химические и механические анализы. На постоянных пробных площадях, закладываемых в характерных насаждениях, производили описание почвенного и растительного покровов, структуры, состояния древесно-кустарникового насаждения, динамики изменений под влиянием экологических и антропогенных факторов. Перечет деревьев, обработку данных проводили с общепринятыми методами лесной таксации.

Анализ пробных площадей и типы леса изучали по методике В.Н. Сукачева, С.В.

Зонн (1961).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЯ Формации пихтовых лесов являются единственными в мире эндемичными насаждениями из пихты Семенова. Доминант пихтовых лесов – Abies Semenovii Fedtsch. занесено в Красную книгу Кыргызстана. Они выполняют большую водорегулирующую, водоохранную, почвозащитную и противоселевую роль, имеют большое познавательное значение как реликт, сохранившийся с ледникового периода. Пихта Семенова впервые была описана профессором Б.А. Федченко в 1898 году на территории Кыргызстана в ущельях Беш-Таш Таласского хребта. Эти леса сформировались на базе элементов третичного комплекса хвойных и хвойно-широколиственных лесов.

Они вычленились из состава алтайских хвойных лесов в результате тянь шаньского разрыва. Их ареал приурочен к Западному Тянь-Шаню, Чаткальскому, Таласскому, Ат-Ойнокскому, Узун-Ахматскому а также Сусамырскому хребтам и горам Кокирим-Тоо.

Пихта Семенова занимает 3714 га, и за период c 1975 по 2008 год её площадь увеличилась на 397 га за счет перевода лесных культур и восстановительной смены. Пихтовые леса представлены в основном средневозрастными насаждениями (43,9%). Приспевающие насаждения пихты занимают по площади 18,7 %, а на долю молодняка приходится лишь 2,6% от всей лесопокрытой площади. Кроме этого, в пихтарниках накоплено значительное количество спелой древесины (34,8%), находящейся в труднодоступных местах. Среднеполнотные насаждения пихты составляют больше половины территории (59,4%) пихтовых лесов. Низкополнотные (0,3 – 0,4) занимают 32,1% и приурочены к нижней, более доступной части, где в прошлом проводились бессистемные рубки. Высокополнотных лесов сохранилось мало. Они в основном находятся в труднодоступных ущельях в бассейнах рек Коро-Карагай, Уста-Сай и Кара-Кулжа Токтогульского лесхоза и составляют всего 8,5%. Среди насаждений пихты Семенова преобладают древостои III и IV класса бонитета, составляющие соответственно 27,6 и 49,5%. На долю II класса бонитета приходится 3,8%, а V – V a бонитета – 19,1%. Основные массивы пихтовых лесов занимают склоны крутизной от до 50°, а на пологих склонах крутизной до 20° сосредоточены всего лишь 3,0%. Чистые пихтарники приурочены только к склонам северной экспозиции.

На склонах, обращенных к северо-западу и северо-востоку, к пихте примешивается ель Шренка (Picea Schrenkianа). Около половины (48,8%) пихтарников встречается на северных склонах, а 47,1% – на склонах северо восточной и северо-западной экспозиций. На южных склонах их нет, а на восточных и западных – всего лишь 4,1%. Из сказанного выше следует, что пихта является породой требовательной к условиям местопроизрастания. Там, где пихта произрастает на мощных, богатых почвах с повышенной влажностью, она образует насаждения высоких классов бонитета [2].

Формации еловых лесов в Западном Тянь-Шане образованы елью тянь шаньской, или Шренка (Picea schrenkianа Fisch. et Mey.), занимают 8619 га.

Распространена на абсолютной высоте 1200–1800 м. Достигает до 40 метров высоты, поражая своей мощью и красотой. Образует самые продуктивные насаждения по техническим свойствам древесины. Нами в урочище Туарча Токтогульского лесхоза в 1978 году найдены очень редкие четыре дерева пирамидальной формы ели тянь-шаньской, которая заслуживает особого внимания для использования в озеленении. На юге Республики площадь еловых лесов всего 13,6 тыс. га, с общим запасом древесины – 1443 тыс. м3. По возрастной структуре молодняки составляют 17,8%, средневозрастные – 23,6%, приспевающие – 10%, и около 50% составляют спелые и перестойные насаждения.

Формации можжевеловых (арчовых) лесов Западного Тянь-Шаня в настоящее время занимают 50493 га, в том числе высокоствольные насаждения – 39589 га, стланики – 10904 га. Почвы коричнево-бурые. Все насаждения арчи слагаются из трёх основных видов (Juniperus seravschanica Kom., J.semiglobosa Rgl. и J. turkestanica Kom.). Доминирующее значение вида сохраняется до определённых высот, в пределах которых главной породой является преобладающий вид. Арчовые насаждения встречаются на склонах всех экспозиций, но древовидные преобладают на северных склонах, а стланики – на южных и восточных. На пологих склонах (до 20°) арчовников мало – всего около 9%, на среднекрутых (21–30°) – 39%, на крутых склонах (31–40°) – 47%, на очень крутых склонах (более 41°) – 5%, что объясняется практическим отсутствием почвенного покрова или малой его мощностью, обилием скальных выходов, осыпей и т.д. По вертикальному профилю древовидные арчовники приурочены к высотам 1700–3000 м над уровнем моря, а стланики – 2800–3600 м.

Формация арчи зеравшанской (Juniperus seravschanica Kom.) занимает нижнюю часть арчового пояса. Почва коричневая маломощная.

Главная порода – арча зеравшанская (Juniperus seravschanica Kom.). Деревья высотой 5–10 (15) м, встречаются единично или группами на высоте 1800– 2000 м. В составе насаждений, особенно у верхней границы подпояса, часто встречается J. semiglobosa. Отводковых (порослевых) деревьев нет, все только семенного происхождения. Высокополнотных насаждений нет. Древостой редкий, часто куртинного характера, сильно изрежен. На гребнях и скалистых обнажениях на нижней части границы, деревья принимают причудливые формы и даже имеют вид куста. Среди арчи распространены Spiraea hypericifolia, Berberis oblonga, Lonisera karelini которая образует группы ассоциаций. Кроме этого, встречается Abelia corymosa, Acer turkestanicum, Euonmys semonovii, Cotoneaster oligantha, Rosa platyacantha, Aflatunia ulmifolia.

По поймам рек встречаются Populus, Betula, Fraxinus, Salix. Травянистая растительность под кронами и на прогалинах сильно отличается. На прогалинах преобладают сухостепные и эфемероидные растения, а под пологом – более влаголюбивые. Этот подпояс характеризуется как пырейный и пырейно-полынный, различия в травяном покрове связаны не с изменением лесорастительных условий, а с различиями в полноте древостоев и причинами антропогенного характера.

Формация арчи полушаровидной (Juniperus semiglobosa Rgl.).

Древостой арчи часто куртинного характера. Сомкнутость крон иногда достигает 100%, но таких насаждений мало. Преобладают редко-и средне -полнотные насаждения. В составе часто встречается J. seravschanica (на нижней границе) и J. turkestanica (на верхней границе). В более редких насаждениях подлесок гуще, а состав более разнообразный и представлен шиповниками, кизильниками, барбарисом, жимолостью, вишней и др. В более густых арчевниках подлесок более редок и менее разнообразен. По поймам рек произрастают Betula, Fraxinus, Salix, Hippophae, Tamarix и др. Травяной покров – разнотравье. В геоботаническом отношении среднегорные арчевники близки к группе типов арчевников типчаковых и арчевников типчаково разнотравных.

Формация арчи туркестанской (Juniperus turkestanica Kom.) Древостой часто куртинного характера, в основном, из деревьев семенного происхождения, но есть и отводковые деревья, иногда составляющие значительную часть насаждения. Почва бурая лесная оторфованная. Главная порода здесь – арча туркестанская. В составе насаждений до 3000 м над уровнем моря на южных склонах встречается J. semiglobosa. Полнота нередко достигает 1,0. Средний возраст высокий – от 100 до 600 лет, средний диаметр – 10–30 см, средняя высота – до 12 м. В составе древостоя редко, но встречается Lonicera и Sorbus tianschanica, а по поймам – Betula, Salix.

Подлесок редкий куртинного характера и часто приурочен к кронам арчи.

Гораздо беднее, чем в нижележащем подпоясе. Травяной покров преимущественно разнотравье. В нижней части подпояса – типы мятликово разнотравные, а в верхней – разнотравно-типчаковые.

Формация стланиковой арчи туркестанской (Juniperus turkestanica Kom.) занимает верхнюю часть арчового пояса и представлена, в основном, подушками стланиковой арчи и расположенными между ними мелкодерновыми высокогорными степями, субальпийскими лугостепями и альпийскими низкотравными лугами. Причинами образования стланиковых форм является суровый климат высокогорья и сильные ветра на гребнях, седловинах и скалах. Там, где отсутствуют сильные ветры (между скалами, в котловинах и других защищенных местах) произрастают древовидные арчевники. В связи с жесткими условиями кустарниковая растительность бедная. Она представлена угнетенными кустами жимолости, таволги и смородины. По нашим наблюдениям стланиковые арчовники по мере развития, создавая своеобразную защиту от неблагоприятных условий, могут в последствии принять древовидную форму. Выращенные из семян саженцы стланиковых форм на высотах 2500 м образует древовидные насаждения [3].

Формации ореховых лесов. Общая площадь ореховых лесов Чаткальского хребта составляет 7951 га, или 23,9% всех ореховых лесов.

Ореховые леса сильно изреженные, средняя полнота составляет около 0,40.

Juglans regia L. приурочен на высоте 1100–2300 м над уровнем моря. Почва черно-коричневая, суглинистая, средней мощности. Состав 10Ор. Отдельные экземпляры достигают высоты 16–18 м, диаметра 28–32 см. Встречается подрост ореха семенного происхождения до 3 м высоты – 300 шт./га. В подлеске встречаются Crataegus, Lonicera, Rosa высотой до 2 м. В травяном покрове преобладают Brachypodium, Calamagrostis, Poa, Carex, Agropyrum, Fragaria. В ореховых лесах нами выявлены и описаны формации Celtis caucasica, Prunus sogdiana и Exochorda tianschanica.

Формация ореха грецкого (Juglans regia L.) приурочена к пойменной части, растет совместно с тополями. Почва темно-бурая, аллювиальная суглинистая средней мощности. Положение местности сравнительно ровное, склон С3–10о. Абсолютная высота местности 1250 м. Ореховый лес находится в квартале 43, выделе 27. Площадь 1,7 га. В составе иногда преобладают орех грецкий. Расположение одиночное. Состав 10Ор. Возраст 50–80 лет.

Отдельные экземпляры достигают высоты 16–18 м, диаметр 28–32 см. Бонитет I, тип орешник пойменный. Полнота неравномерная 0,4–0,5. Запас древесины до 50 м3/га. Встречается подрост ореха семенного происхождения до 3 м высоты около 300 шт./га, размещение неравномерное. Состояние удовлетворительное. В подлеске встречаются Crataegus, Lonicera, Rosa, высотой до 2 м. В травяном покрове преобладают Calamogrostis epigeios, Poa angustifolia, Carex turkestanica, Rubus caesius, Agropyrum repens.

Плодоношение ореха грецкого среднее, по 2–3 ореха на веточке, средней величины [4].

Формации фисташников представлены редколесьем, средняя их полнота – 0,32, располагаются на высоте 800–1400 м над уровнем моря.

Площадь фисташников Западного Тянь-Шаня составляет 6608 га, средний возраст насаждения 40–50 лет. Они занимают нижнюю часть бугристых склонов ЮВ и ЮЗ экспозиций крутизной до 30 о. Почва сероземовидная, суглинистая, маломощная. В 1 га насчитывается до 30 кустов фисташки, тип леса – фисташник полынный. В подлеске встречаются Spiraea, Berberis, Ephedra до 1 м высоты, размещение редкое, неравномерное по площади.

Травяной покров состоит из Achillea asiatica, Artemisia vulgaris, Cousinia tianschanica, Dactylis glomerata, Prangos pabularia, Hypericum perforatum, Poa, nemoralis. Состояние удовлетворительное.

Формации миндальников из миндаля колючейшего (Amygdalus spinosissima Bge.) распространены в предгориях Чаткальского хребта на высоте 700–1400 м над уровнем моря, занимают бугристые склоны крутизной до 30о). Обитают на каменистых и щебнистых склонах южных ориентаций, по днищам и склонам сухих долин. Им сопутствуют Pistacia, Roza, Zygophyllum и Cerasus tianschanica. Травяной покров разнотравно-злаковый.

Формации яблоневых лесов образованы двумя видами: яблоней киргизов (Malus kirghisorum Al. et An. Theod.) и Сиверса (M. sieversii (Ldb) M.

Roem.) Кроме этого, среди них встречается отдельными куртинами яблоня Недзведского (M. niedzwetzkiana Dieck.). Деревья яблони имеют высоту 8– м и диаметр 20–30 см. Почва среднемощная, коричневая, горно-луговая. В подлеске встречается Prunus sogdiana, Berberis oblonga и Roza средней густоты, высотой 2–3 м. В травяном покрове встречается Brachypodium silvaticum, Dactylis glomerata, Hypericum perforatum, Poa, nemoralis и Origanium tytthanthym. Основные массивы яблоневых лесов Западного Тянь Шаня приурочены к южным экспозициям, в пределах высот 1200–2000 м над уровнем моря, занимают 4362 га. Они представлены насаждениями II–III бонитета, полнотой 0,3–0,5.

Яблоневая формация из яблони Сиверса (Malus sieversii (Ledeb) M.

Roem.) произрастает на левом берегу р. Беш-Арал. Склон восточный, крутизной 25о. Высота местности 1350 м. Состав 10Яб, площадь участка 0, га. Количество деревьев 45 шт., со средним диаметром 12 см, средняя высота деревьев 4,5 м. В подлеске роза Беггера и Федченко, по краям вишня степная.

Травянистая растительность состоит из Prangos lipskyi, Dictamnus angustifolius, Dactylis glomerata, Hypericum perforatum, Potentilla orientalis и asiatica, Lathyrus pratensis, Achillea asiatica, Astragalus sibersii, Bromus inermis, Echinops nanus, и др. Malus sieversii расположена одиночно, группами из 3–5–7 шт.

Когда старые экземпляры под тяжестью снега или по другим причинам находятся в лежачем положении от них появляются ложные стволы и образуются вновь новые куртинки яблонь, с общей корневой системой.

Плодоношение яблони хорошее, плоды мелкие округлопродолговатые.

Формация алычи согдийской (Prunus sogdiana Wass.). Следует отметить еще одну плодовую породу – алычу или горную сливу. Она произрастает повсеместно по всему поясу орехово-плодовых лесов, являясь компонентом яблонников, растет под пологом орехового леса и в кустарниковых зарослях. Это куст, реже невысокое дерево (до 4–5 м).

Встречаются деревья алычи в возрасте более 100 лет имеющие высоту высоты до 10 м и 25–30 см диаметра. Плодоношение начинается с возраста 5–7 лет.

Она ежегодно и обильно плодоносит. Окраска плодов бывает желтой, розовой, ярко-красной, темно-фиолетовой и черной. По вкусу плоды варьируют от сладких до очень кислых. По величине плоды бывают мелкие (8–10 мм), средние и крупные (20–25 мм). Сроки созревания от июля до октября. Плоды идут на изготовление соков, компотов, джемов.

Формации боярышниковых лесов произрастают на абсолютной высоте 1000–2100 м, на склонах различной крутизны и экспозиции, занимают 3640 га. Это густые заросли с сомкнутостью крон 0,7–1,0, высотой 3–3,5 м.

Совместно с ними произрастают Acer turkestanicum, Celtis caucasica, Cerasus tianschanica, C. mahaleb, Berberis oblonga, Crataegus pontica, Pyrus regelii, Prunus sogdiana, Malus sieversii, Juniperus seravschanica, J.semiglobpsa.

Имеется густой подрост боярышника. Травостой развит слабо, встречаются Dactylis glomerata, Brachypodium silvaticum, Impatiens parviflora, и Geum urbanum. Боярышник туркестанский имеет среднюю высоту 5 м, диаметр см. Возраст 25–30 лет. Полнота 0,3, неравномерная, III класса возраста, бонитет III. В подлеске Salix, Spiraea, Ribes средней густоты неравномерная. В травяном покрове Calamagrostis, Poa angustifolia, Carex turkestanica, Cousinia tianschanica, Agrostis alba.

Формации березовых лесов встречаются во всех поймах рек Западного Тянь-Шаня, занимают 9022 га. Высота местности более 1350 м. Древостои березы имеют куртинное расположение, причем каждая куртина состоит из 6– 12 берез разных возрастов. Диаметры стволов колеблются от 15 до 20 см, а высота – от 7 до 13 м. В почвенном покрове преобладают Calamagrostis, Poa angustifolia, Carex turkestanica, Bromus inermus. Почва аллювиально пойменная, каменистая. Береза тянь-шаньская (Betula tianschanica Rupr.) на высоте 1200 – 2500 м над уровнем моря образует криволесья среди елово пихтового леса, арчовников в местах схода снежных лавин по бортам ложбины. Достигает 3–4 м высоты, с розоватой корой, стволы искривлены.

Совместно с березой встречается стелющийся кустарник ива алатавская (Salix alatavica). Почва задернованная, местами щебнистая, частыми выходами скал.

В травяном покрове Brachypodium и Poa.

Формации кленовых лесов из клена Семенова (Acer semenovi Rgl. et Herd.) расположены на высоте 1250 м над уровнем моря, занимают 3102 га.

Почва щебенчатая, суглинистая, маломощная. В составе 5Кл.сем.5Вш.ед.Ор.

Отдельные экземпляры клена достигают высоты 6–7 м, диаметра 10–12 см.

Возраст 20–30 лет, бонитет III, полнота 0,5–0,6. В подлеске – Lonisera, Crataegus высотой около 2 м. В травяном покрове Geum urbanum, Poa angustifolia, Carex turkestanica. Наблюдается обильный урожай семян клена.

Формация каркаса кавказского (Celtis caucasica Wild.) располагается в верхней части бугристо-волнистого склона юго-западной экспозиции крутизной 35о. Состав куртины 7К3Вш. Высота местности 1300 м. Почва светло коричневая, среднесуглинистая, маломощная. Каркас кавказский имеет IV-класс возраста. В подлеске Spiraea, Rosa, редкий неравномерный достигает до 1 м. В травяном покрове Poa angustifolia, Cousinia umbrosa, Prangos pabularia, Carex turkestanica, Bothriochloa ischaemum, Artemisia vulgaris.

Тополевая формация из тополя Болле (Populus bolleana Lauche.) находится в местах вклинивания грунтовых вод в средней части крутых (30 о) склонов. Преобладают небольшие куртины мужских экземпляров тополя Болле, которые имеют диаметр от 10 до 60 см, высотой 6–20 м. Средний возраст около 60 лет. Древостои разновозрастные. Сопутствующие виды – Crataegus, Malus, в подлеске Rosa. Кора отдельных деревьев тополя Болле гладкая, светло- серая с многочисленными чечевичками в нижней части ствола, продольно трещиноватая до 1,5 м высоты. Крона раскидистая, ветки направлены вверх, крона начинается с высоты 7–8 м. Имеются сухие ветки.

Естественное возобновление порослевое, куртинное. Подрост располагается по периферии материнских деревьев и постепенно занимает нижние части склона. Напочвенный покров неравномерный, преобладают Cousinia umbrosa, Thalictrum minus, Allium caesium, Heracleum dissectum. Почва горнолесная бурая, маломощная, пылеватой структуры.

Формации пойменных лесов в районе исследования расположены в низкогорной полосе (1250–1300 м) по поймам и берегам больших и малых рек:

Чаткал, Терс, Караван-Сай, Кара-Суу, Афлатун, Итагар, Ходжа-Ата, Кара Кулжа, Узун-Ахмат, Чычкан и др. Почвы аллювиальные на щебенчато галечниковых отложениях, сверху имеется небольшой слой мелкозема. В горах по берегам, поймам и дельтам рек древесная и кустарниковая растительность произрастает в виде прерывистых узких лесных лент, зачастую образует леса из Populus, Salix, Betula, Fraxinus. Преобладающими видами являются тополь густолиственный (Populua densa Kom.), занимают 4989 га.

Состав 10Т, класс возраста VI, средний возраст насаждений 60 лет, средняя высота 14 м, средний диаметр 22 см, полнота неравномерная 0,3–0,4, бонитет III, тип леса тополевник приручейниковый. В подлеске встречаются Salix, Crataegus, Lonicera, Rosa, Sorbus, Padus, Hippophae, Rubus caesius, вблизи воды – Myricaria и Tamarix. В напочвенном покрове преобладают Calamagrostis pseudophragmites, Poa pratensis, Carex turkestanica, Thalictrum minus, Bromus inermus и др. Встречаются довольно развитые злаково разнотравные ассоциации. В пойменных лесах нами выявлены и описаны следующие формации:

Ясеневая формация (Fraxinus L.) встречается в пойме реки Чаткал в нижнем ее течении, растет совместно с тополями и березой. Почва коричневая, среднесуглинистая, средней мощности. Положение – местности пойма реки, рельеф впадинный склон Ю-25о. Высота 1250–1400 м над уровнем моря.

Состав 5Я3Т2Кар.+Яб., ед. Ор. В данной формации преобладает ясень согдийский (Fraxinus sogdiana). Высота отдельных экземпляров достигает м, диаметр более 30 см. Средний возраст 60–70 лет, VI класса возраста, бонитет III. Тип леса пойменный. Полнота 0,5–0,6. В составе встречаются тополя, каркас во втором ярусе и яблоня. Единичные экземпляры ореха грецкого достигают высоты 20 м, диаметр 28–30 см. Встречается подрост ясеня семенного и тополей вегетативного происхождения, высотой 3–5 м, около 600 шт./га, неравномерный, приурочен к влажным местам. В подлеске Ribes janczewskii, Crataegus pontica редкий и дикий виноград (Vitis). В травяном покрове – Rubus caesius, Calamogrostis epigeios, Poa angustifolia, Carex.

Формация ивы тянь-шаньской (Salix tianschanica Rgl.) приурочена в основном к пойменной части и к местам вклинивания грунтовых вод. Почва аллювиальная, супесчаная, средней мощности, каменистая маломощная.

Рельеф местности ровный, склон Ю, ЮВ–5о. Абсолютная высота 1250 м. Ивы распространены куртинами характер возобновление – вегетативное. Состав и полнота неравномерные. Санитарное состояние удовлетворительное. В составе 7И3Вш. Возраст отдельных экземпляров достигает 30 лет, III класса возраста.

Высота 13 м, диаметр 18 см. Бонитет II, полнота 0,4–0,5. В подлеске жимолость высотой 1,5–2 м редкая неравномерная. В почвенном покрове Calamogrostis epigeios, Bromus inermis, Carex turkestanica, Phragmites communis, Poa angustifolia.

Формация облепихи крушиновой (Hippophae rhamnoides L.) формирует густые, местами непроходимые заросли в поймах больших и малых рек. Почвы аллювиальные, щебнисто галечниковые, маломощные. В прошлом они занимали довольно большие площади. Встречаются в поймах рек Афлатун, Ходжа-Ата, Кара-Cуу, Итагар на высоте 1000–1200 м над уровнем моря. В пределах ареала растет в основном, по берегам горных рек и речек, озер, поднимается в горы до 2000 м, входит в состав ивово-тополевых лесов.

Облепиховые заросли встречаются в основном на галечниках с илистыми примесями, а также на песчаных заносах с близким залеганием грунтовых вод.

В Чаткальской долине в устьях рек Айгыр-Джал, Башкы-Терек, Мырза-Булак и Орус-Токой образуется густые заросли облепихи, с запасом сырья более тонн. Они являются основным компонентом тугайной растительности.

Одними из первых занимают свеженамытые аллювиальные отложения рек, а также песчаные берега озер, когда они отступают. Образуют обильные корневые отпрыски и быстро захватывают новые территории. Через 3–5 лет здесь образуются труднопроходимые заросли облепихи высотой более 3 м. На участках с высоким стоянием подпочвенных вод, совместно с облепихой встречаются ивы, из кустарников Tamarix и Myricaria, Rubus caesius, Ephedra, Berberis, различные виды Lonicera и Rosa. На сухих участках Myricaria постепенно угнетается, и исчезает полностью. На деревьях Hippophae rhamnoides много Clematis orientalis. Травяной покров в облепишниках не постоянный, а носит случайный характер. Встречаются Geranium collinum, Campanula glomerata, Lathyrus pratensis, Carex turkestanica, Equisetaceae arvense, Agrostis gigantea, Calamogrostis epigeios, Brachypodium sylvaticum, Phragmites communis, Trifolium pretense и repens и др [5].

Формация ивы Вильгельмса (Salix wilhelmsiana M. B.) и других видов ив встречаются в пойме рек, ближе к воде и сниженным участкам.

Произрастают совместно с Hippophae, Myricaria, Rosa, Rubus idaeus, Rubus caesius. В травостое Festuca orientalis, Agrostis gigantea, Calamagrostis epigeios, Brachypodium sylvaticum, Phragmites communis, Trifolium pretense и repens.

Формации кустарниковой растительности в настоящее время отнесены к категории лесопокрытых площадей. Кустарники занимают довольно большие территории (64061 га), произрастают на склонах разных экспозиций, на каменистых и маломощных почвах, но отличаются по своему составу небольшим разнообразием. Вырубка лесов благоприятствует появлению и развитию кустарниковых зарослей. Выявлены следующие формации:

Формация экзохорды тянь-шаньской (Exochorda tianschanica Gontsch.). Экзохорда – очень декоративный кустарник высотой до 4 м, является спутником елово-пихтовых и ореховых лесов. Встречается на более крутых склонах, на высоте от 800 до 2000 м над уровнем моря. Образует довольно густые заросли. Отдельные экземпляры поднимаются до высоты 2400 м. Произрастают совместно с Juniperus turkestanica и J. sibirica, Acer turkestanicum, Crataegus pontica и songarica, Prangos pabularia. В полосе широколиственных лесов на высоте 1400–1800 м в сообществах экзохорды встречается Cotoneaster melanocarpa, multiflora и macrokarpa в качестве субдоминантов. В напочвенном покрове Brachypodium sylvaticum, Thymus seravchanicus, Poa angustifolia, Polygala hybrida, Eremurus regelii, fuscus, и др.

Экзохордники заслуживают особой охраны от выпаса скота, неорганизованного туризма и сбора красивоцветущих растений.

Формация абелии щитковидной (Abelia corymbosa Rgl. et Schmalh.).

Ветвистый кустарник высотой до 3 м встречается в пределах высот 1400– м в подпоясе елово-пихтовых лесов, арчевников, преимущественно арчи зеравшанской и полушаровидной в сообществах Aflatunia, Spireae и Rosa, по склонам южных экспозиций. Кроме этого произрастает в подлеске ореховых лесов, и совместно Acer и Exochorda на северных и западных склонах. В травостое арчевников преобладает Prangos lipskyi, Carex turkestanica, Stipa caucasica, Bromus oxyodon, а среди темнохвойных лесов – Brachypodium sylvaticum, Origanium tytthanthym, Dracocephalum integrifolium.

Формация таволги зверобоелистной (Spiraea hypericifolia L.) встречается по склонам всех экспозиций, на каменистых и щебнистых почвах в интервале высот 900–2000 м, а также отдельные экземпляры отмечаются в подлеске других лесообразующих пород, и в зарослях многовидовых кустарников. Образует сообщества с Rosa kokanica в лесном поясе гор по всему высотному диапазону. В верхней части орехово-плодовых лесов встречается в основном Spiraea hypericifolia, pilosa и lasiocarpa. В напочвенном покрове характерные лесные виды травянистых растений.

Формация жимолости Королькова (Lonisera Korolkowii Staph.).

Кустарник до 3 м высоты, ягоды оранжево-красные. Отмечается в основном в боярышниковых сообществах, по бортам крутосклонных небольших лощин, оврагов в интервале высот 1000–1500 м, в подпоясе орехово-плодовых лесов незначительно. В травостое Agropyrum repens, Bromus oxyodon, Perovskia angustifolia.

Формация жимолости монетолистной (персидской) (Lonisera nummulariifolia Jaub.). Кустарник, реже деревья. Встречается в пределах высот 1000–2400 м над уровнем моря по склонам холмов, трещин. Образует заросли с деревьями и кустарниками, произрастающими в лесном поясе гор:

Juniperus seravschanica, J. turkestanica, Malus sieversii, Lonicera karelini, microphylla, Abelia corymbosa, Berberis heteropoda, Rosa fedtschenkona. На почвенном покрове Dactylis glomerata, Bromus inermis, Prangos pabularia, Carex.

Формация барбариса (Berberis L.). Основные местоположения – террасы, поймы реки и щебнистые склоны. В лесном поясе представлены Berberis – oblonga, heteropoda. Распространена отдельными кустами, группами в арчовых, кленовых, боярышниковых и пойменных лесах, а также многовидовых кустарниковых зарослях.

Формация афлатунии вязолистной (Aflatunia ulmifolia Vass.). Крупный кустарник. Образует сообщества по всему высотному интервалу в поясе темнохвойных и широколиственных лесов и мезофильных арчовников. В составе травостоя характерные для каждой формации виды. Имеются спонтанные гибриды между афлатунией и алычой.

Формация караганы туркестанской (Caragana turkestanica Kom.).

Встречается на склонах северных, восточных и западных экспозиций, в пределах высот 900–1400 м над уровнем моря. Они занимают небольшие площади. Почвы щебнистые среднемощные. В травостое Origanium tytthanthym, Iris, Betonica foliosa.

Формация эфедры хвощевой (Ephedra equisetina Bnge.). Встречается в горностепном и лесном поясах, на теплых, освещенных склонах восточных, западных и южных экспозиций, в пределах высот 1200–2800 м над уровнем моря. Они занимают небольшие площади. Почвы каменисто-щебнистые среднемощные. Среди ее кустов встречается Caragana, Rosa, Spiraea, Juniperus sabina. В травостое Artemisia, Poa, Eremurus, Thalictrum, Ferula ovina, Origanium и др. Чистые эфедровые сообщества редки, обычно они входят как один из доминантов и содоминантов в состав караганово таволгово-эфедровой, эфедрово-полынной, арчово-эфедровой, полынно и ферулово-эфедровой и др. ассоциации. Высокие уровни жизненности эфедры поддерживаются их вегетативным способом размножения.

Формация шиповника (Rosa L.) располагается в средней и верхней части, а иногда в нижней части склонов на абсолютной высоте 1300– (2000) м. Почва щебнистая и каменистая, светло-коричневая среднесуглинистая, маломощная. Состав (6Шп4Сп). Возраст 10–15 лет. В травяном покрове Artemisia vulgaris, Poa angustifolia, Prangos pabularia, Cousinia umbrosa, Carex turkestanica, Scabiosa soongorica, Calamogrostis epigeios.

Вишневая формация располагается в средней части склона. Рельеф волнистый. Склон С3–20о. Высота местности 1300 м над уровнем моря. Тип леса Вишарник остепненно травяной. Преобладает вишня тянь-шаньская (Cerasus tianschanica), состав 8Вш2Кар. Отдельные экземпляры вишни достигают высоты 3–4 м с диаметром 10–12 см. Возраст 40–50 лет, V класса возраста, полнота неравномерная 02–0,3, бонитет III. Почва коричневая среднесуглинистая, маломощная. Имеется подрост вишни, с высотой 2 м около 200 шт./га неравномерный, неблагонадежный. В подлеске Rosa, Spireae, Ephedra equisetum редкая, неравномерная. В травяном покрове преобладают Calamogrostis epigeios, Poa angustifolia, Carex turkestanica, Rubus caesius, Agropyrum repens, Bromus inermis, Origanium tytthanthym, Alcea nudiflora.

Плодоношение вишни хорошее.

Одной из причин иссушения климата в регионе является сокращение площади лесов, уменьшение лесистости горных территорий, где формируется сток горных рек. Так, например, лесопокрытые площади арчовых лесов сокращается со скоростью 0,8% в год.

На территории Кыргызстана располагается бассейн Сыр-Дарьи, второй по многоводности реки в Средней Азии которая несет свои воды до Аральского моря, орошая огромные площади прилегающих пустынь.

Уничтожение и сильное изреживание лесов в результате самовольных рубок и необоснованной технологии, а также нерегулируемого выпаса скота приводит к целому ряду негативных явлений, смыву почвы со склонов и их иссушению, возникновению селевых потоков. Установлено, что смыв почвы на открытых склонах в 20-30° крутизны в еловых лесах составляет ежегодно 2500 м 3/га, в то время как на таких же склонах под арчовыми насаждениями, даже с полнотой 0,4 он почти прекращается.

Увеличение лесистости бассейнов путем создания смешанных насаждений в горах позволит повысить водный сток рек: на каждые 10% увеличения лесистости от 10 до 60% водный сток повышается на 7-10 мм от вышеуказанного предела. Например, для арчового пояса с осадками 500- мм в год количество дополнительной влаги составляет 50-150 мм или 500- м3/га воды. Облесение водосборов позволит снизить смыв плодородной почвы в дождливый период в 10-20 раз.

Использование биологических ресурсов всегда регламентируется экономическими условиями, из-за чего некоторые важные экосистемы, а также ценные, эндемичные и реликтовые растения находятся на грани исчезновения.

В 1996 году Кыргызская Республика ратифицировала Конвенцию о биологическом разнообразии и подготовила стратегию плана действий по сохранению биоразнообразия [6].

В целях устойчивого сохранения и рационального использования лесного биоразнообразия и лесных генетических ресурсов в республике к настоящему времени функционируют 10 государственных заповедников с общей площадью 596345,4 га, 9 природных национальных парков с общей площадью 302949,2 га, 68 заказников с общей площадью 301426,7 га, из них два комплексных заказника на площади 10142 га, 10 лесных заказников на площади 22587,3 га, 14 зоологических (охотничьих) заказников на площади 262482 га, 23 ботанических заказника на площади 6115,4 га и 19 геологических (памятников природы), 1 ботанический сад им.Э.Гареева, города Бишкек – га, ботанический сад Иссык-Кульского университета им. К. Тыныстанова в городе Каракол – 4,5 га. Дендрологические парки Института леса им. П.А.

Гана НАН КР: города Бишкек – 12,57 га, в Аксуйском лесоопытном хозяйстве им. В.П. Фатунова – 4,2 га, дендропарк «Кара-Ой» в Иссык-Куле – 34, 1 га, зоологический парк, города Каракол – 8,7 га. Общая площадь всех природных охраняемых территорий составляет 1220285,27 га, что составляет 6,23% от всей территории республики, и охватывают основные типы лесов и популяции древесно-кустарниковых пород. Среди них некоторые виды сокращаются в численности и ареале распространения и стоят перед угрозой исчезновения.

Для их сохранения в Красную Книгу Республики внесены 6 видов деревьев, кустарников и 1 вид лиан.

Однако следует отметить, особенно тревожное положение в последние годы сложилось с охраной таких редких видов растений как: Виноград узун акматский – Vitis usunachmatica, Груша Средней Азии – Pyrus asiae-mediae.

Необходимость выделения единого самостоятельного блока Программы по лесному биоразнообразию объясняется исключительной экологической и генетической ролью лесов республики и их спецификой, особенно орехово плодовых лесов южного Кыргызстана, как хранителей особо ценных и богатых видовых и внутривидовых разнообразий. Леса и земли лесфонда Кыргызстана являются богатейшим естественным хранилищем генофонда и многообразия видов: из 4500 видов, 300 дикорастущих относится к редким и находящимся под угрозой исчезновения;

125 видов – эндемики;

200 видов – лекарственных растений;

более 180 видов представляют древесно кустарниковые растения, составляющие леса Кыргызской Республики. Кроме того, более 65% всего состава эндемичных растений произрастает на лесной территории. Исключительную ценность представляют аборигенные, реликтовые и особо важные уникальные автохтонные лесные виды и их внутривидовое биоразнообразие, не имеющих аналогов в мире. Генетическим центром первичного происхождения этих растений является территория Кыргызстана. Они составляют основное ядро растительных сообществ лесных экосистем и их нельзя заменить иноземными видами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Как показали наблюдения, отбираемые особи в природных условиях прошли длительный процесс дифференцированного избирательного выживания и воспроизведения организмов в ходе эволюции вида, то предшествующий естественный отбор обусловил относительную целесообразность строения и функций организмов особей и обеспечил воспроизведение, сохранение генотипов в популяции. Испытание отобранных форм биоразнообразия деревьев в культуре подтвердил справедливость сказанного. Отобранные и испытанные внутривидовые формы деревьев и кустарников с ценными биологическими свойствами необходимо использовать для закладки коллекционно-маточных и сырьевых насаждений на плантациях в культуре и восстановления генетической структуры деградированных естественных лесов [7].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Национальный доклад о состоянии окружающей среды 1.

Кыргызской Республики за 2006-2011 годы. – Бишкек, 2012. – 119 с.

Бикиров Ш.Б. Научные основы сохранения и восстановления 2.

пихтовых лесов Западного Тянь-Шаня [Текст] / Ш.Б. Бикиров. – Бишкек:

Полиграфбумресурсы, 2011. – 396 с.

Экологический контекст для устойчивого управления арчовыми 3.

лесами на юге Кыргызстана / [Б.А. Токторалиев, А. Кенжебаев, Ш. Бикиров и др.] – Французский институт лесоводства, сельского хозяйства и окружающей среды (ENGREF). – Отпечатано во Франции, 2005. – 155 с.

Бикиров Ш.Б. Сохранение и восстановление орехово-плодовых 4.

лесов [Текст] / Ш.Б. Бикиров, С.А. Джумабаева // Сохранение и устойчивое использование биоразнообразия плодовых культур и их диких сородичей // Вестник КНАУ. – 2011. – № 2 (20) – С. 102 – 105.

Жумадылов, А.Т. Перспективы сохранения пойменных лесов из 5.

облепихи крушиновидной [Текст] / А.Т. Жумадылов, Ш.Б. Бикиров // Вестн. КГУ им. И. Арабаева. – 2010. – Вып. 17. Биоразнообразие:

результаты, проблемы и перспективы исследований. – С. 35 – 39.

Современное состояние горных лесов Кыргызстана и перспективы 6.

их развития [Текст] / Н.С. Бикирова, О.В. Колов, Ш.Б. Бикиров // Аграрная наука и образование – Году Кыргызской государственности, посвященной 70 летию КАУ: КАУ, 2003. – Вып. 2. – Ч. 1. – С. 30 – 35.

Бикиров, Ш.Б. Биологическое разнообразие лесов Западного Тянь 7.

Шаня и перспективы его сохранения [Текст] / Ш.Б. Бикиров // Актуальные вопросы негосударственного сектора высшего образования Кыргызской Республики // Материалы науч. конф., посвящ. 15-летию Чуйского ун-та. Бишкек, 2005. – С. 169–174.

УДК: РАЗВИТИЕ КСИЛЕМЫ И ЛИГНИФИКАЦИЯ ЕЁ КЛЕТОК У СЕЯНЦЕВ СОСНЫ С ОТКРЫТОЙ И ЗАКРЫТОЙ КОРНЕВОЙ СИСТЕМОЙ Бессчетнов В.П. – доктор биологических наук, профессор, НГСХА;

Бессчетнова Н.Н. –кандидат сельскохозяйственных наук, доцент, НГСХА;

Яханова Е.А. – студентка факультета лесного хозяйства НГСХА;

Горелова З.В. –ГБУ НО «Семеновский спецсемлесхоз»

Соколова А.А. – ГБУ НО «Семеновский спецсемлесхоз»

Кентбаев Е.Ж. – доктор сельскохозяйственных наук, профессор, КазНАУ;

Кентбаева Б.А. – доктор биологических наук, профессор, КазНАУ;

Шабалина М.В. – кандидат сельскохозяйственных наук, доцент, КазНАУ.

Дана сравнительная оценка применяемых в ГБУ НО «Семеновский спецсемлесхоз»

технологий производства посадочного материала с открытой и закрытой корневой системой, выращиваемого в условиях открытого грунта и в условиях теплиц. Установлена высокая эффективность применяемых в ГБУ НО «Семеновский спецсемлесхоз»

технологий выращивания посадочного материала с открытой корневой системой в условиях питомника открытого грунта: двухлетние сеянцы сосны обыкновенной обладают характеристиками пигментного состава хвои, соответствующими их надежной подготовке к зимнему периоду. Осенью пигментный состав хвои однолетних сеянцев при их выращивании в теплицах по технологиям открытой и закрытой корневой системы свидетельствует об активной вегетации растений.

Ключевые слова: лесные культуры, сеянцы с отрытой корневой системой, сеянцы с закрытой корневой системой, теплицы, кассеты, контейнеры, субстрат, пигментный состав хвои, хлорофилл-a, хлорофилл-b, каротиноиды.

Актуальность. Обеспечение интенсивного устойчивого лесного хозяйства выступает одной из главных задач лесоводов в Российской Федерации и странах СНГ (Добрынин, 2013;

Кривошеин, 2013). Важным моментом такой стратегии является воспроизводство в кратчайшие сроки лесных ресурсов хозяйственно ценными породами и повышение их продуктивности. Вместе с тем естественное возобновление леса после его рубки часто задерживается, осуществляется нежелательными древесными породами или вообще отсутствует. Все это вызывает необходимость проведения лесовосстановительных работ на больших площадях. Создание искусственных лесных насаждений (лесных культур) позволяет выращивать высокопродуктивные насаждения необходимого видового состава и заданного целевого назначения, сократить лесовосстановительный период хозяйственно ценными породами, целенаправленно преобразовывать ландшафт.

Одной из острых проблем современного лесного хозяйства многих стран на постсоветском пространстве является сохранившийся в основных чертах экстенсивный тип производства. При этом главные мировые тенденции в развитии лесопитомнического хозяйства – интенсификация всех этапов многоступенчатого процесса лесовосстановления и лесоразведения.

Интенсивные технологии обеспечивают создание условий для существенного роста уровня механизации и автоматизации производственных процессов, предполагают широкое использование удобрений, применение химических средств защиты и регуляторов роста растений.

Перспективным направлением интенсификации процессов лесовыращивания выступает производство посадочного материала с закрытой корневой системой (контейнерные технологии) в условиях контролируемого режима параметров среды в теплицах (технологии защищенного грунта) и площадках закаливания (Баранник, 1971;

Буш, 1975;

Белостоцкий, 1977, 1979;

Гурина, 1982;

Кабанина, 2004;

Chen Hui, 2001;

Sergell, 2003;

Cayford, 1972;

Low, 1971). Её реализация идеологически основана на концентрации в питомнических хозяйствах основного объема общих затрат на создание искусственных насаждений и существенном их снижении непосредственно на лесокультурных площадях. Посадочный материал при этом должен обладать следующими свойствами:

- гарантированной устойчивостью к комплексу неблагоприятных факторов среды, включая действие лимитирующих факторов, и минимальной зависимостью от колебаний погодных условий;

- высоким уровнем приживаемости и сохранности при минимальной обработке почвы или при её упрощенной схеме (экологические, энергосберегающие и ресурсосберегающие технологии), вплоть до полного отсутствия обработки (No-Till-технологии и т.п.);

- высоким уровнем приживаемости и сохранности при существенном расширении диапазона сроков посадки, в том числе при посадке после выхода растений из состояния покоя (поздне-весенняя и летняя посадка), либо при осенних сроках посадки;

- транспортабельностью и упаковочной технологичностью;

- высокой сохранностью при разных режимах и сроках хранения.

Использование такого посадочного материала позволяет обеспечить (кроме перечисленных выше преимуществ) весьма пластичный и технологичный режим его посадки на лесокультурных площадях с использованием ручной посадочной трубы «Поттипутка», её аналогов и модификаций (устройство РУДОЛ и др.) или механизированных посадочных машин и комплексов, приспособленных для достижения означенных целей.

Универсальность указанных технологий обеспечивает их эффективное применение как на больших площадях в равнинных условиях, так и на ограниченных по площади участках на горных склонах или в условиях иных ограничений площадей (пестрота почв, фрагментарность распределения лесокультурного фонда и пр.). Сочетание открытого и закрытого грунта или применение стеллажной системы при выращивании контейнеризированных сеянцев позволяет организовать многоротационную систему, что значительно повышает эффективность использования тепличной площади.

Верховой слаборазложившийся торф признан лучшим типом субстрата для реализации контейнерных технологий, поскольку является буферной средой, которая позволяет регулировать режим питания растений. При использовании других субстратов в торф добавляют вермикулит, песок и иные компоненты, улучшающие водно-воздушный режим субстрата. Иногда его заменяют или разбавляют компостами из коры, древесными опилками, табачной пылью (отходами производства табака), нетрадиционными органическими удобрениями (Романов, 2001;

Мухортов, 2013) и пр. Для хорошего роста хвойных требуется рН субстрата в пределах 4,5 – 5Д.

Наиболее распространенный способ снижения кислотности – добавление молотого известняка. Удобрения вносят в субстрат в сухом виде или в виде жидких подкормок, кроме азотных, которые вносят только в виде жидких подкормок.

Для выращивания посадочного материала с закрытой корневой системой используют теплицы летнего и зимнего типа различной конструкции. Во всех случаях ставится цель создать более благоприятные условия для роста и развития сеянцев, для механизации и автоматизации работ и регулирования гидротермического режима воздуха и почвы, питания растений. В пластиковых теплицах сроки выращивания стандартного посадочного материала хвойных пород сокращаются на 1 – 2 года, всхожесть семян повышается в 3 – 5 раз, выход сеянцев с единицы продуцирующей площади увеличивается в 4 – 5 раз. При этом снижается себестоимость посадочного материала.

Объектом исследования служили производственные площади питомнического комплекса в государственном бюджетном учреждении Нижегородской области «Семеновский спецсемлесхоз», где реализованы традиционные (экстенсивные) и современные (интенсивные) технологии выращивания посадочного материала в условиях теплиц, в том числе – сеянцев с закрытой корневой системой.

Задача исследований состояла в определении эффективности указанных технологий, их сравнительная оценка относительно традиционных методов выращивания посадочного материала.

Методика. Привлечение гистохимических исследований как методов выявления разнокачественности растений принято достаточно широко (Сабинин, 1963;

Генкель, 1964;

Гродзинский, 1964;

Барская, 1967;

Ахматов, 1968). Признаки физиологического состояния растений (морозостойкость, сроки выхода из состояния покоя, скорость роста, сроки макро- и микроспорогенеза и и др.), обусловливают приспособленность организма к среде и его выживаемость (Сергеев, 1953;

Уильямс, 1968;

Холоденко, 1970;

Лир, 1974;

Либберт, 1976;

Крамер, 1983;

Карасев, 1997, 1998;

Карасев, 1998а, б;

2000;

2001;

Демаков, 2000;

2002а, б;

Карасева, 2003). Одним из важнейших показателей развития сеянцев, обеспечивающих их устойчивость к неблагоприятным внешним факторам, является уровень развития ксилемы в их центральных побегах. Целлюлоза находится в оболочках уже самых молодых клеток (Лир, 1974;

Либберт, 1976;

Крамер, 1983);

ее содержание колеблется в пределах насаждения, зависит от местообитания, возраста, части дерева и обусловлено наследственной структурой (Ромедер, 1962, Бессчетнова 2011). Исследования проводились в 2013 г. полевым стационарным и лабораторными методами с привлечением общепризнанных методических схем организации работ и построения выборок (Доспехов, 1985;

Никитин, 1978;

Гатаулин, 1985). Их методологической основой служили всеобщий и общенаучные методы исследований, предусматривающие реализацию принципов единственного логического различия, пригодности и целесообразности опыта (Быков, 1974;

Доспехов, 1985;

Коптев, 1993;

Трифонова, 1993;

Моисейченко, 1994). Для этого было предусмотрено сравнительное изучение образцов центральных побегов, одновременно заготовленных на участках отрытого грунта и теплиц.

Камеральный этап работы выполнялся в лаборатории лесной селекции и генетики кафедры лесных культур НГСХА. Приготовленные временные препараты исследовались с помощью микроскопа МИКМЕД-2;

окрашенные срезы фотографировались с помощью микрофотонасадки, адаптированной к цифровой фотокамере «OLIMPUS», соединенной с телеэкраном. Степень лигнификации стенок клеток ксилемы (одревеснение клетчатки в стенках клеток ксилемы) оценивали с помощью качественной реакции флороглюцина на лигнин (Наумов, 1954;

Прозина, 1960;

Гродзинский, 1964;

Барская, 1967).

В соответствии с существующими разработками (Бессчетнова, 1975), нами (Бессчетнова, 2011) были выделены следующие учетные зоны (рис. 1):

сердцевина, перимедуллярная зона ксилемы, сердцевинные лучи, ранняя ксилема, поздняя ксилема, смоляные ходы ранней ксилемы, смоляные ходы поздней ксилемы, смоляные ходы флоэмы, прикамбиальная зона флоэмы, прифеллогенная зона флоэмы, средняя зона флоэмы, корковая зона (зона паренхимных клеток, лежащая на периферии побега между феллогеном и внешней границей побега).

Рисунок 1 – Учетные зоны на поперечном срезе годичного побега Оценка давалась по каждой учетной зоне тканей отдельно, в сумме баллов по всем учетным зонам и в средних значениях бальных оценок для учетной зоны. Степень лигинфикации ксилемы устанавливалась по соотношению зон клеток с различной степенью одревеснения.

Использовалась предложенная нами шкала бальной оценки учетных зон:

- 0 – лигнификация отсутствует – не наблюдается типичного окрашивания;

- 1 – очень слабая степень лигнификации (начальная фаза процесса) – наблюдается слабозаметное равномерное бледно-розовое окрашивание низкой интенсивности;

- 2 – слабая степень лигнификации – наблюдается уверенно фиксируемое визуально равномерное бледно-розовое окрашивание;

- 3 – средняя степень лигнификации – отчетливо наблюдается равномерное типично-розовое окрашивание средней интенсивности;

- 4 – высокая степень лигнификации – наблюдается равномерное интенсивно-розовое окрашивание;

- 5 – очень высокая (предельная) степень лигнификации – наблюдается наиболее интенсивное розовое окрашивание, соответствующее по интенсивности окрашиванию эталонов полностью одревесневших клеток ксилемы нормально развитых тканей или окрашиванию выделенного лигнина.

В качестве эталона при сравнении степени, интенсивности и характера окрашивания использовались срезы, не обработанные флороглюцином.

Окраска их клеток в ксилеме соответствует полному отсутствию лигнификации – 0 баллов. По каждой зоне отдельно велся учет количества рядов клеток в радиальном направлении, начиная от первого ряда в ранней ксилеме и заканчивая последним видимым рядом поздней ксилемы перед камбием, что позволяло выявить долю клеток с полной лигнификацией, долю клеток с частичной лигнификацией (полуодревесневших) и долю клеток без лигнификации. Параллельно измерение каждой зоны проводилось окуляр микрометром. Формирование количественной оценки степени лигнификации ксилемы выполнено по соотношению зон с различной степенью одревеснения, при этом все количество рядов клеток ксилемы (ранней и поздней) принималось за 100%. Количество рядов полуодревесневших клеток распределялось между двумя крайними их категориями (полностью одревесневших и не одревесневших) в равной пропорции. Кроме того, по каждому состоянию лигнификации составлялись структурные уравнения в долях участия каждой категории и в количественном (по количеству клеток в каждом ряду). При этом полностью одревесневшие клетки обозначались буквенным индексом (символом) «Л», полуодревесневшие – «ПЛ», не одревесневшие – «НЛ». Перед каждым буквенным индексом (символом) ставился числовой коэффициент, обозначающий долю каждой из категорий клеток в их общем количестве или количество рядов каждой категории, с указанием итогового равенства или суммарного количества рядов в итоге.


Соотношение зон ранней и поздней ксилемы оценивали количественно по соотношению числа рядов клеток в каждой из них на окончание вегетационного периода, когда все клетки поздней ксилемы претерпели лигнификацию. Оценка давалась в десятичных дробных числах. Параллельно на каждом срезе учитывалось наличие суберина в корковой зоне: Судан-III дает окрашивание в оранжево-красный цвет. По каждому варианту опыта вычислялись средние значения и основные описательные статистики.

Обработка исходных данных осуществлялась в электронных таблицах Excel (Додж, 2003;

Хэлворсон, 2005) по общепринятым методикам (Плохинский, 1961;

1967;

Никитин, 1978;

Доспехов, 1985;

Лакин, 1980;

Зайцев, 1984).

Результаты и их обсуждение. Проведенные исследования позволили установить заметные различия между сеянцами, выращенными с использованием интенсивных и экстенсивных технологий. Прежде всего, образцы различались общим количеством слоев клеток образовавшейся к концу вегетационного периода ксилемы (рис. 2).

На рисунке 2 отчетливо наблюдается преобладание стандартных сеянцев сосны обыкновенной, выращенных по традиционным технологиям в открытом грунте. Они смогли образовать в среднем 31,95±0,96 шт. слоев клеток ксилемы в радиальном направлении.

Однолетние сеянцы с открытой корневой системой, полученные в теплице при их выращивании в грядках (сеянцы с ОКС), заметно уступали в развитии, достигнув уровня 14,65±0,67 шт. Еще меньше клеток смогли образовать сеянцы с закрытой корневой системой (ЗКС), производимые в теплицах по контейнерным технологиям. Их результат составил 14,00±0, шт.

Рисунок 2 – Общее число слоев клеток ксилемы в центральном побеге Полностью одревесневших клеток ранней ксилемы больше всего обнаружено у стандартных сеянцев,выращиваемых в условиях открытого грунта (рис. 3).

Рисунок 3 – Количество слоек клеток ранней ксилемы, достигших в конце вегетационного периода состояния полного одревеснения Они успели завершить лигнификацию в 14,07±0,76 слоях клеток, в то время как по остальным вариантам результат значительно ниже: 1-летние сеянцы ОКС в теплицах – 5,75±0,67 шт.;

1-летние сеянцы ЗКС в теплицах – 5,17±0,29 шт.

Весьма информативным показателем выступает количество одревесневших клеток ксилемы, вычисляемое с учетом степени их одревеснения (от 0 до 5 баллов). Сравнительные оценки представлены на рисунке 4.

По этому показателю стандартный посадочный материал, выращиваемый в питомнике отрытого грунта, также имел наиболее высокие значения: 16,01±0,65 шт. При выращивании 1-летних сеянцев ОКС в теплицах итог составил 6,56±0,43 шт., а по сеянцам ЗКС в теплицах получен результат 5,91±0,34 шт.

Рисунок 4 – Количество слоек одревесневших клеток ксилемы, вычисляемое с учетом степени их лигнификации Различия между вариантами технологий проявились и по суммарному количеству клеток ранней и поздней ксилемы достигших к концу вегетационного периода состояния полного одревеснения (рис. 5).

Здесь (см. рис. 5) также заметно превосходство стандартных сеянцев, выращиваемых в открытом грунте: 28,67±0,96 шт. Сеянцы, выращиваемые в течение одного вегетационного периода в теплицах, уступали им в 2 – 3 раза (по вариантам): сеянцы ОКС – 10,65±0,72 шт.;

сеянцы ЗКС – 8,97±0,40 шт.

Рисунок 5 – Количество слоек одревесневших клеток ксилемы, достигших в конце вегетационного периода состояния полного одревеснения Степень одревеснения клеток ксилемы определяет устойчивость растений к комплексу неблагоприятных факторов зимы и обеспечивает успешную приживаемость в лесных культурах. Более информативным этот показатель становится при его вычислении с учетом степени одревеснения клеток в различных слоях ксилемы (рис. 6).

Рисунок 6 – Общая степень одревеснения клеток ксилемы в конце вегетационного периода Наиболее полное завершение одревеснения клеток ксилемы зафиксировано у стандартных сеянцев открытого грунта: 31,95±0,95 %.

Заметно ниже оценки сеянцев ОКС в теплицах: 14,65±0,67 %. Еще меньше значения сеянцев ЗКС в теплицах: 14,00±0,43 %.

Заключение. В заключение можно отметить, что стандартные сеянцы сосны обыкновенной, выращиваемые по традиционным технологиям в отрытом грунте, являются более развитыми и более подготовленными к пересадке на постоянное место в искусственных насаждениях. Сеянцы, выращиваемые в грунте теплиц с открытой корневой системой в течение одного года, заметно отстают в своем развитии от стандартного посадочного материала, хотя и близки к нему по морфометрическим параметрам. Наименее развитыми оказались однолетние сеянцы с закрытой корневой системой. Это обстоятельство, возможно, связано с ограниченным объемом занимаемой ими корневой сферы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Баранник, А.Б. Опыт выращивания саженцев ели [Текст] /А.Б. Баранник. – М.: ЦБНТИ-лесхоза, 1971. – 43 с.

2. Ахматов, К.А. Методы определения зимостойкости древесных растений[Текст] / К.А. Ахматов. – Фрунзе: Илим, 1968. – 40 с.

3. Барская, Е. И. Изменения хлоропластов и вызревание побегов в связи с морозоустойчивостью древесных растений [Текст] / Е.И. Барская. – М.: Наука, 1967. – 223 с.

4. Белостоцкий, Н.Н. Новое в лесовыращивании [Текст] / Н.Н. Белостоцкий, В.П. Бельков, В. М. Введенский. – М.: Лесная промышленность, 1977. — с.

5. Белостоцкий, Н.Н. О производстве культур саженцами с закрытой корневой системой [Текст] / Н.Н. Белостоцкий // Лесное хозяйство и лесная промышленность. – 1979. – №3. – С. 30 – 32.

6. Буш, М.К. Новый вид посадочного материала «Брика», его развитие и перспективы применения [Текст] / М.К. Буш // Выращивание и использование посадочного материала с закрытой корневой системой. – Рига: Зинатне, 1975.

– С. 5 – 6.

7. Бессчетнова, М.В. Розы [Текст] /М.В. Бессчетнова. – Алма-Ата: Наука, 1975. – 204 с.

8. Бессчетнова, Н.Н. Сосна обыкновенная (Pinus sylvestrisL.). Селекционный потенциал плюсовых деревьев [Текст] / Н.Н. Бессчетнова. – Saarbrcken:

LAPLAMBERT Academic Publishing GmbH&co. KG. (ISBN 978-3-8443-5608 3), 2011. – 402 c.

9. Быков, В.В. Методы науки [Текст] / В.В. Быков. – М.: Наука, 1974.– 215 с.

10. Гатаулин, А.М. Система прикладных статистико-математических методов обработки экспериментальных данных в сельском хозяйстве [Текст] /А.М.

Гатаулин.– М.: Изд-во МСХА, 1992. – Ч. 2. – 192 с.

11.Генкель, П.А. Состояние покоя и морозоустойчивость плодовых растений [Текст] / П.А. Генкель, Л.Ф. Окнина. – М.: Наука, 1964. – 242 с.

12. Гродзинский, А.М. Краткий справочник по физиологии растений [Текст] / А.М. Гродзинский, Д.М. Гродзинский. – Киев: Наукова думка, 1964. – 288 с.

13. Гурина, Т.Ф. Контейнерный метод выращивания саженцев в питомники Мангышлака [Текст] / Т.Ф. Гурина, В.Б. Любимов. – Шевченко: ЦНТИ, 1982.

– 5 с.

14. Демаков, Ю.П. Диагностика устойчивости лесных экосистем [Текст] / Ю.П.

Демаков. – Йошкар-Ола, 2000. – 416 с.

15. Демаков, Ю.П. Водный режим ствола деревьев сосны как индикатор устойчивости их к насекомым-ксилобионтам [Текст] / Ю.П. Демаков// Экологические основы рационального лесопользования в среднем Поволжье:

материалы науч.-практ. конф., посвященной 100-летию со дня рождения доктора биологических наук, профессора Ивана Степановича Аверкиева (9- апреля 2001 года). – Йошкар-Ола, 2002а. – С. 44 – 47.

16. Демаков, Ю.П.

Защита растений. Жизнеспособность и жизнестойкость древесных растений [Текст] / Ю.П. Демаков: Учебное пособие. – Йошкар-Ола:

МарГТУ, 2002б. – 76 с.

17. Добрынин, Д.А. К проблеме выявления лесных участков, на которых возможно экономически эффективное интенсивное и экологически устойчивое лесопользование [Текст] /Д.А. Добрынин, Р.В. Сунгуров // Интенсивное устойчивое лесное хозяйство: барьеры и перспективы развития.

– Сборник статей под общей редакцией Н. Шматкова;

Всемирный фонд дикой природы (WWF) – М.: WWF России, 2013. – С. 83 – 102.

18. Додж, М. Эффективная работа: Excel 2002 [Текст] / М. Додж, К. Стинсон.

Перевод с английского по лицензии Microsoft Press. – СПб.: Питер, 2003. – с.

19.Доспехов, Б.А. Методика полевого опыта [Текст] /В.А. Доспехов. – М.: Колос, 1985. – 416 с.

20.Зайцев, Г.Н. Математическая статистика в экспериментальной ботанике [Текст] / Г.Н. Зайцев. – М.: Наука, 1984. – 424 с.

21. Кабанина, С. В. Контейнерный метод выращивания посадочного материала и перспективность его внедрения в питомники Саратовской области [Текст] / С.

В. Кабанина, М. Ю. Сергадеева, К. В. Балина, О. В. Михайлов, В. Б. Любимов;

Под ред. В. Б. Любимова. – Балашов: Изд-во «Николаев», 2004. – 20 с.

22. Карасев, В.Н. Идентификация хвойных древесных растений в популяциях по особенностям цикличности основных физиологических процессов, биофизических параметров и ответных реакций [Текст] / В.Н. Карасев, М.А.

Карасева// Циклы природы и общества: Материалы V Межд. Конф., посв. 100 летию со дня рожд. А.Л. Чижевского. – Ставрополь, 1997. – Ч. 2. – С. 265 – 270.

23. Карасев, В.Н. Гетерогенность популяций хвойных Среднего Поволжья по физиологическим и биоэлектрическим параметрам [Текст] / В.Н. Карасев, М.А. Карасева// Экология и генетика популяций: материалы Всероссийского популяционного сем. – Иошкар-Ола: Периодика, 1998. – С. 253 – 255.

24. Карасев, В.Н. Диагностика физиологического состояния культур сосны обыкновенной в очагах корневой губки в Среднем Поволжье [Текст] / В.Н.

Карасев// пути повышения эффективности лесного хозяйства и роль лесов в оздоровлении окружающей среды Республики Татарстан. – Казань - Лубяны, 1998а. – С. 74 – 75.

25. Карасев, В.Н. Методологические аспекты физиологической оценки адаптации древесных растений при интродукции [Текст] / Карасев В.Н.// Плодоводство, семеноводство, интродукция древесных растений: Материалы I Всерос. (с межд. участ.) науч.-практ. конф. – Коасноярск: СибГТУ, 1998б. – С. 63 – 65.

26. Карасев, В.Н. Эколого-физиологическая диагностика хвойных пород разного состояния (на примере Pinus sylvestris L. и Picea abies (L.) Karst.) : автореф.

дис. … док. с.-х. наук: 06.03.03 [Текст] / Карасев Валерий Николаевич. – Йошкар-Ола, 2000. – 46 с.

27. Карасев, В.Н. Физиология растений [Текст] / В.Н. Карасев: Учебное пособие.

– Йошкар-Ола: МарГТУ, 2001. – 304 с.

28. Карасева, М.А. Физиологическая оценка устойчивости лиственницы сибирской в среднем Поволжье [Текст] / М.А. Карасева, В.Н. Карасев, А.А.

Моторкин// Хвойные бореальной зоны. Лиственница. – Красноярск, 2003. – Вып. 1. – С. 27 – 35.

29.Коптев, В.В. Основы научных исследований и патентоведения [Текст] / В.В.

Коптев, В.А. Богомягких, М.Ф. Трифонова. – М.: Колос, 1993. – 144 с.

30.Крамер, Пол Д. Физиология древесных растений: Пер. с англ. [Текст] / Пол Д.

Крамер, Теодор Т. Козловский. – М.: Лесная промышленность, 1983. – 464 с.

31. Кривошеин, А.Н. К вопросу об экономической устойчивости интенсивного лесного хозяйства и лесопользования: взгляд на ситуацию в Республике Коми [Текст] /А.Н. Кривошеин // Интенсивное устойчивое лесное хозяйство:

барьеры и перспективы развития. – Сборник статей под общей редакцией Н.

Шматкова;

Всемирный фонд дикой природы (WWF) - М.: WWF Россаии, 2013. – С. 83 – 102.

32.Либберт, Э. Физиология растений: Пер. с нем. [Текст] /Э. Либберт – М.: Мир, 1976. – 582 с.

33.Лир, Х. Физиология древесных растений: Пер. с нем. [Текст] / Х. Лир, Г.

Польстер, Г.-И. Фидлер. – М.: Лесная пром-сть, 1974. – 424 с.

34.Наумов, Н.А. Основы ботанической микротехники [Текст] / Н.А. Наумов, В.Е.

Козлов. – М.: Советская наука, 1954. – 312 с.

35.Никитин, К.Е. Методы и техника обработки лесоводственной информации [Текст] / К.Е. Никитин, А.З. Швиденко – М.: Лесная промышленность, 1978. – 272 с.

36. Моисейченко, В.Ф. Основы научных исследований в плодоводстве, овощеводстве и виноградарстве [Текст] / В.Ф. Моисейченко, А.Х. Заверюха, М.Ф. Трифонова. – М.: Колос, 1994. – 383 с.

37. Мухортов, Д.И. Утилизация органических отходов при искусственном лесовосстановлении [Текст] / Д.И. Мухортов. – автореф. докт. дисс. 06.03.01 Лесные культуры, селекция, семеноводство (защита 24.12.2013). – Йошкар Ола, Поволжский государственный технологический университет, 2013. 44 с.

38.Наумов, Н.А. Основы ботанической микротехники [Текст] / Н.А. Наумов, В.Е.

Козлов. – М.: Советская наука, 1954. – 312 с.

39.Плохинский, Н.А. Биометрия [Текст] /Н.А. Плохинский. – Новосибирск:

Наука. Сиб. отд., 1961. – 364с.

40. Плохинский, Н.А. Алгоритмы биометрии [Текст] /Н.А. Плохинский. – М.:

Изд-во Московского университета, 1967. – 82 с.

41.Прозина, Н.М. Ботаническая микротехника [Текст] /Н.М. Прозина. – М.:

Высшая школа, 1960. – 205 с.

42. Романов, Е.М. Лесные культуры. Производство и применение нетрадиционных органических удобрений в лесных питомниках [Текст] / Е.М.

Романов, Т.В. Нуреева, Д.И. Мухортов: Учебное пособие. – Йошкар-Ола:

МарГТУ, 2001. – 156 с.

43. Ромедер, Э. Генетика и селекция лесных пород [Текст] / Э. Ромедер, Г.

Шенбах. – Москва: Изд-во с.-х. лит-ры, журн. и плак., 1962. – 268 с.

44.Сабинин, Д.А. Физиология развития растений [Текст] / Д.А. Сабинин. – М.:

Изд-во АН СССР, 1963. – 196 с.

45.Сергеев, А.И. Выносливость растений [Текст] / А.И. Сергеев. – М., 1953. – с.

46.Уильямс, У. Генетические основы и селекция растений [Текст] / У. Уильямс. – М.: Колос, 1968. – 448 с.

47.Трифонова, М.Ф. Основы научных исследований [Текст] / М.Ф. Трифонова, П.М. Заика, А.П. Устюжанин. – М.: Колос, 1993. – 239 с.

48.Холоденко, В.Г Морозостойкость плетистых роз в Молдавии [Текст] / В.Г Холоденко, Б.В. Морозовский // Интродукция древесных и цветочно декоративных растений в Молдавии. – Кишинев, 1970. – С. 47 – 70.

49. Хэлворсон, М. Эффективная работа с Microsoft Office ХР [Текст] / М.

Хэлворсон, М. Янг // Перевод с англ. – СПб.: Питер-Юг, 2005. – 1072 с.

50. Chen Hui. Early reaction to the growth of containerized seedlings of pinus Massoniana after transplanting to a permanent place. [Text] / Chen Hui, Hong Wei, Lin Guangxian China: Fuian Coll. Forest № 2, 2001. – Pp.105-109.

51. Sergell, R. Development of the construction of containers with slotted air cuts: an increase in nursery seedlings and productivity in comparative cultures. [Text] / Sergell, Richard, Gingras Benoit-Marie. Ottawa: Dir. rech. forest №130: 2003. - p.

52. Cayford, J. H. Container planting systems in Canada [Text] / J. H.Cayford // The Forestry Chronicle. – 1972. – V. 48. – № 5. – Рp.235 – 239.

53. Low, A. Tuber seedling research and development in Britain [Text] / А. Low // Journ. of Forestry. – 1971. – V. 44. – № 1. – Pp. 21 – 23.

УДК: 630*161.32+630*161. ПИГМЕНТНЫЙ СОСТАВ ХВОИ СЕЯНЦЕВ СОСНЫ ОБЫКНОВЕННОЙ С ОТКРЫТОЙ И ЗАКРЫТОЙ КОРНЕВОЙ СИСТЕМОЙ Бессчетнов В.П. – доктор биологических наук, профессор, НГСХА;

Бессчетнова Н.Н. – кандидат сельскохозяйственных наук, доцент, НГСХА;

Клишина Л.И. – кандидат биологических наук, доцент, НГСХА;

Храмова О.Ю. – кандидат сельскохозяйственных наук, доцент, НГСХА;

Быченкова Т.Н. – старший преподаватель, НГСХА;

Горелова З.В. – ГБУ НО «Семеновский спецсемлесхоз»;

Соколова А.А. – ГБУ НО «Семеновский спецсемлесхоз»;

Кентбаев Е.Ж. – доктор сельскохозяйственных наук, профессор, КазНАУ;

Кентбаева Б.А. – доктор биологических наук, профессор, КазНАУ;

Шабалина М.В. – кандидат сельскохозяйственных наук, доцент, КазНАУ.

Дана сравнительная оценка применяемых в ГБУ НО «Семеновский спецсемлесхоз»

технологий производства посадочного материала с открытой и закрытой корневой системой, выращиваемого в условиях открытого грунта и в условиях теплиц. Установлена высокая эффективность применяемых в ГБУ НО «Семеновский спецсемлесхоз»

технологий выращивания посадочного материала с открытой корневой системой в условиях питомника открытого грунта: двухлетние сеянцы сосны обыкновенной обладают характеристиками пигментного состава хвои, соответствующими их надежной подготовке к зимнему периоду. Осенью пигментный состав хвои однолетних сеянцев при их выращивании в теплицах по технологиям открытой и закрытой корневой системы свидетельствует об активной вегетации растений.

Ключевые слова: лесные культуры, сеянцы с отрытой корневой системой, сеянцы с закрытой корневой системой, теплицы, кассеты, контейнеры, субстрат, пигментный состав хвои, хлорофилл-a, хлорофилл-b, каротиноиды.

Актуальность. Практическое лесовыращивание имеет своей первоочередной задачей средопреобразующее воздействие на природные экосистемы и формирование максимальной стабильности лесов за счет сбалансированности консортивных отношений и формирования соответствующего уровнях их биоразнообразия (Бессчетнов, Ибрагимов, Бессчетнова, Логунов, 2006). Решение указанных задач в значительной степени определяется возможностями искусственного лесовосстановления и лесоразведения – применяемыми при этом технологиями и селекционными достижениями. Масштабы таких работ в Нижегородской области велики:

площадь искусственных насаждений более 0,5 млн. га или около 1/5 всех лесов, при этом в их составе доминируют лесные культуры сосны обыкновенной (Куприянов, 1995;

Основные положения…, 2003;

Лесной план…, 2008).Стратегия создания в Нижегородской области лесных культур различного целевого назначения полностью соответствует перечисленным тенденциям.

Эффективное лесное хозяйство в Российской федерации и странах СНГ предполагает сохранение экологического и ресурсного потенциала лесов, удовлетворение потребностей общества в лесных продуктах на основе научно обоснованного, рационального, неистощительного и многоцелевого лесопользования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, сохранения их генетического потенциала (Добрынин, 2013;

Кривошеин, 2013). Важно обеспечить воспроизводство в кратчайшие сроки утраченных по тем или иным причинам насаждений хозяйственно ценными древесными породами и повышение их продуктивности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.