авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

УДК 316.42(470+571)(063)

ББК 60.524(2Рос)я431(2Рос)

Т29

Р е д а к ц и о н н ы й с о в е т:

В. И. Добреньков (Москва) — председатель, Г. В. Осипов (Москва) —

заместитель председателя, Ю. Г. Волков (Ростов-на-Дону),

М. К. Горшков (Москва), В. И. Жуков (Москва), С. И. Григорьев (Барнаул),

Н. Г. Скворцов (Санкт-Петербург), Г. В. Дыльнов (Саратов)

Редакционная коллегия:

Ю. П. Аверин, Т. З. Адамьянц, А. И. Антонов, А. О. Бороноев, М. А. Буданова, Г. Н. Бутырин, В. П. Васильев, Ю. В. Веселов, И. К. Владыкина, В. И. Гараджа, З. Т. Голенкова, В. Г. Гречихин, С. А. Губина, Е. В. Дмитриева, А. И. Долгова, Г. В. Дыльнов, М. И. Жабский, С. Г. Ивченков, Н. Р. Исправникова, Д. С. Клементьев, В. Н. Кузнецов, Т. Н. Кухтевич, К. О. Магомедов, А. Л. Маршак, Ф. И. Минюшев, А. П. Михайлов, С. С. Новикова, М. В. Романенко, И. П. Рязанцев (ответственный редактор), Т. С. Саралиева, В. В. Серебрянников, Г. Г. Силласте, Н. Г. Скворцов, Н. Л. Смакотина, Г. Н. Соколова, В. И. Староверов, Е. И. Степанов, С. А. Татунц, Ж. Т. Тощенко, Н. С. Федоркин, М. С. Халиков, Е. В. Халипова, П. А. Цыганков, В. Н. Шаленко, С. А. Шаронова Т29 Тезисы докладов III Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: Социальные процессы в современной России: традиции и инновации». Т. 2. — М. : КДУ, 2007. — 434 с. : ил., табл. ISBN 978-5-98227-475-5 ISBN 978-5-98227-477-9 (Т. 2) В сборниках публикуются тезисы докладов участников III Всероссий ской научной конференции «Сорокинские чтения: Социальные процес сы в современной России: традиции и инновации». В представленных материалах обсуждаются наиболее актуальные проблемы социологи ческой науки и современного российского общества.

Печатается по решению Редакционного совета III Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: Социальные процессы в современной России: традиции и инновации»

УДК 316.42(470+571)(063) ББК 60.524(2Рос)я431(2Рос) © оциологический факультет МГУ, С © Российская социологическая ISBN 978-5-98227-475-5 ассоциация, ISBN 978-5-98227-477-9 (Т. 2) © Издательство «КДУ», СодеРжание Социология международных отношений Мухарямов Н. М.

Глоттополитика в свете концепции гибкой власти................................................ Рыхтик М. И., Квашнин Д. А.

Последствия современной биотехнологической революции: социально-политические и международные аспекты........................................... Цыганков П. А Четыре социологические традиции в теории международных отношений............................................................................................................................ Дериглазова Л. В.

Концептуализации феномена асимметрии в международных отношениях.......................................................................................................................... Дробот Г. А.

Концептуализация мировой политики в отечественной науке: основные подходы............................................................................................................. Кочетков В. В., Калинкин В. Ю.

Диаспора: происхождение термина и выработка определения......................... Косов Ю. В.

Международная энекргетическая безопасность: социологическое измерение.............................................................................................................................. Кочетков В. В.

Процессы принятия рискованных внешнеполитических решений................. Назаров З. И.

Социологический подход к международным интеграционным процессам на постсоветском пространстве............................................................... Портнягина И. И.

Энергетическая политика в системе внешнеполитических приоритетов РФ................................................................................................................. Суздальцев И. Н.

Роль России на мировых финансовых рынках........................................................ Терновая Л. О.

К теории переходных кризисных процессов в международных отношениях.......................................................................................................................... Социальная информатика и математическое моделирование социальных процессов Михайлов А. П.

Антимонопольная деятельность и математическое моделирование............... Бубнова М. И.

Проблема толерантности в условиях глобального сетевого общества........... 4 Содержание Дмитриев М.Г., Павлов А.А.

Учет коррупции в модели «власть-общество-экономика».................................. Жилкин В. В.

Информатизационное сознание................................................................................... Качура Г. Н.

Атематическое моделирование социальных процессов в «теории развития» И. М. Рыбкина.....................................................................................................................

Карпенко Н. В., Абрамов В. В.

Моделирование рисков при реализации приоритетных национальных проектов аппаратом нечеткой логики.........................................................................

Ковалев С. В.

Когнитивно-антропоцентрический подход при моделировании сложных социально-информационных объектов..................................................

Орлов А. И., Муравьева В. С., Смольников Р. В.

Организационно-экономические методы и модели в социологических исследованиях..................................................................................................................... Петров А. П.

О сравнении избирательных систем........................................................................... Плотинский Ю. М.

Социальные технологии и развитие Интернета..................................................... Самыловский А. И.

Квалиметрия состояния бренда на основе шкалирования удовлетворенности потребителя.................................................................................. Стрекалов В. В.

Расчет необходимого для победы количества голосов и обеспечение оптимального уровня привлечения лояльных избирателей как эффективная выборная технология.................................................................... Сушко А. И.

Социология Интернета как новая отрасль междисциплинарных исследований....................................................................................................................... Федоренко И. Н.

Деятельностный подход как методологическая основа эмпирического исследования процессов информатизации............................................................... Шведовский В. А.

Об оценках допустимого социального неравенства в стабильном обществе с инновационной рыночной экономикой: Россия XXI века........... Социология семьи и демография Антонов А. И., Оконешникова С. Д.

К проблеме особенностей социализации и формирования ценностных ориентаций единственного ребенка в семье.................................... Алешковский И. А., Ионцев В. А.

Глобализация и международная миграция населения....................................... Антонова Н. Л.

Потребности семьи в социально-медицинских услугах.....................................

Содержание Барсукова Т. И., Ющенко И. В.

Самоидентификация молодоженов в процессе их семейной социализации... Безрукова О. Н.

Большая семья: мотивация рождения детей, социальные установки и стереотипы общества к феномену многодетности...................... Бинеева Н. К.

Особенности социализации подростков в семьях проблемного типа........... Вдовина М. В.

Процесс формирования и разрешения межпоколенческого конфликта в семье........................................................................................................................................ Вершинин С. Е.

Миграционные ресурсы крупного промышленного города: проблема управления......................................................................................................................... Галиева Г. И.

Конструирование модели мусульманской семьи в современных условиях.... Гордеева Н. О.

Семья в условиях выживаемости............................................................................... Дзуцев Х. В., Торчинова С. В. Хугаева А. А.,Цогоева Ф. Б.

Комплекс мер по улучшению демографической ситуации в РФ: социологический анализ............................................................................................... Иванова Л. С.

Бесплодный брак: социальный аспект проблемы................................................. Ильдарханова Ф. А.

Оптимальная модель семьи в современном обществе........................................ Карпова В. М.

Моделирование рождаемости с использованием имитационной модели... Комбарова Т. В.

Региональные особенности демографического поведения населения Тюменской области......................................................................................................... Колобова А. М.

О некоторых особенностях бракоразводных процессов в г. Магнитогорске.... Кузьменко Т. В.

Изменение рождаемости: проблемы роста и депопуляции населения......... Лебедь О. Л., Арутюнов А. И.

Что день грядущий нам готовит?(чем может обернуться депопуляция для каждого из нас?)....................................................................................................... Лебедева Л. Г.

Семья как социальный институт: проблема преемственности поколений. Маркова Н. Е.

Сексуальная революция и управление социальными процессами................ Марчева И. А.

Кризис семьи в России: почему исчезают многодетные семьи?..................... Медков В. М.

Демографическое будущее России глазами специалистов ООН................... 6 Содержание Носкова А. В.

Брачное поведение россиян: современные тенденции и перспективы........ Пьянов А. И.

К вопросу о современной демографической ситуации в России.................... Саблина Н. А.

Особенности внутрисемейной толерантности в контексте гармонизации семейных отношений в России................................................................................... Сизоненко З. Л.

Молодая семья: понятие, проблемы, перспективы.............................................. Сурмач М. Ю.

Репродуктивные установки молодёжи Беларуси................................................. Терелецкова Е. В.

Действие гендерного фактора в разделении труда и власти в распавшихся браках................................................................................................................................................ Тырнова Н. А.

Роль и место брачного договора в системе брачно-семейных отношений в России........................................................................................................

Фаизова В К.

Анализ социокультурных изменений семьи с позиции синергетики............ Фарахутдинов Ш. Ф.

Общественное мнение о системе социальной работы с семьей и детьми в Тюменской области................................................................................... Фролов С. А.

Роль общественных организаций в реализации мер по преодолению демографического кризиса в нашей стране............................................................ Часовская Л. А.

Гражданский брак как социокультурное явление современного общества...195.

Шевыркин Д. В.

Положительные тенденции в семейной политике Российского государства.. Социология организаций и управления Бутырин Г. Н.

Корпорация как форма предпринимательской деятельности......................... Клементьев Д. С.

Сложный социальный фактор управления в творческом наследии П. Сорокина.................................................................................................................................... Красовский Ю. Д.

Социокультурные основы менеджмента: новая научная дисциплина?........ Алейников А. В.

Политический дизайн институциональной трансформации российского бизнеса.............................................................................................................................................. Авдошина З. А.

Особенности исследования организационной культуры.................................. Содержание Барков С. А.

Организационная эффективность: постиндустриальные интерпретации......... Бикметов Р. Ш.

Стратегия управления социальными последствиями ресурсного кризиса.... Бурмыкина И. В.

Механизм проектирования гибких социальных технологий........................... Верховин В. И.

Организационная культура и ее классификация..................................................

Гавриленко О. В.

Социокультурные особенности корпораций.......................................................... Гайфуллина А. А., Евсеев А. А.

Сравнительный анализ показателей производственных коллективов (по результатам социологического исследования 2006 г.)................................ Григорьева В. С.

Поведение персонала крупной машиностроительной компании и его ценности(на примере ОАО «КАМАЗ»)........................................................ Гурнина Д. А.

Особенности кросс-культурного взаимодействия российских специалистов в компаниях-резидентах...................................................................

Долгоруков А. М.

АРГОС: новый метод развития гибких организационных систем, обеспечивающих социальную стабильность и качество трудовых отношений в коллективе............................................................................................... Дорохина О. В.

К вопросу о стратегии реформы социальной политики государства............ Евсеев А. А.

Информационное обеспечение персонала как фактор обеспечения авторитета руководителя.............................................................................................. Ковалев С. В.

Методология совешенствования системы управления качеством на основе системологического подхода...................................................................

Костина С. Н., Сукала В. И.

Национальные особенности организационных культур России и Румынии.......................................................................................................................... Ксенофонтова Е. Г.

Традиции и инновации в современном российском менеджменте................ Кузнецова Е. М.

Участники социальных отношений в структуре социального контроля..... Лысиков В. В., Лысиков М. В.

Метод интегральной оценки квалификации управленческого персонала организаций.................................................................................................. Маркова Т. И.

Планирование карьеры как инновационное направление социологии управления...................................................................................................................................... 8 Содержание Мелешко Н. В.

Организационная культура предприятия как средство воздействия на потребителя.................................................................................................................. Недогонов Д. В.

Управление производственным персоналом сквозь призму системного подхода..............................................................................................................................................

Николаев А. А.

Мотивация трудовой активности персонала компании...................................279.

Прошунин П. И.

Концептуальные подходы к анализу организационной патологии............... Свердликова Е.А.

Особенности изучения репутации компании средствами Контент-анализа............................................................................................................... Сейтмухаметова М. В.

Проблемы управления профессиональным развитием работников организации.................................................................................................................................... Скринская Т. П.

К вопросу о коалициях и антагонистах при принятии коллективных решений............................................................................................................................................ Тарасова Г. Н., Иванова И. В.

Категория «качество жизни» как ориентир в управлении социальными процессами......................................................................................................................... Толстикова А. В.

Особенности развития рыночной инфраструктуры консалтинга в Сибирском федеральном округе............................................................................. Томилов В. А.

Уровни функционирования трудовой организации............................................ Федоськина Л. А.

Социальные аспекты управления качеством на предприятиях фирменного автотехобслуживания........................................................................... Франчук В.И.

Самоуправление, менеджмент и политическое руководство как составляющие социального управления.......................................................... Цибриенко Р. Я.

Корпоративизм как механизм адаптации в виртуальной социальной среде...................................................................................................................................... Шило И. Н.

Идентичность работников российских организаций в условиях социальных трансформаций........................................................................................ Шумилин А. П.

Социальное управление на новом этапе развития общества............................ Янбухтин Р. М.

Проблема понимания социального управления................................................... Содержание Социология коммуникативных систем Адамьянц Т. З.

Диалог или воздействие?.............................................................................................. Агарков А. А.

Роль СМИ Западной Сибири в формировании образов политических партий.................................................................................................................................. Батырева М. В., Левенских И. А.

Роль социальной рекламы в современном обществе.......................................... М.В. Белова.

Кафедра социологии коммуникативных систем................................................. Брандт З. В.

Ресурсный подход в стратегии формирования персонального имиджа...... Бутакова С.П.

Социологическое образование как основа подготовки PR-специалиста..... Владимиров А. В.

Связи с общественностью в информационном обществе.................................. Владимирова Т. В.

Интенсивность социального информационного взаимодействия как критерий дифференциации современной личности............................................ Вольфсон И. В.

Флэш моб как социально-политический феномен.............................................. Герасимова Г. И.

Связи с общественностью: технологический и социальный аспекты.......... Глухов А. П.

Бренд-проекты России в коммерческой телевизионной рекламе: социальное конструирование реальности............................................................... Далецкий Ч. Б.

Коммуникативное пространство современного информационного общества.. Захаров В. Г.

Проблемы оценки национальной рекламы............................................................. Кн Зоран Арацки.

Глобализационное движение коммуникации на Балканах в направлении к виртуальной среде........................................................................................................ Иловайская Л. Б.

Блоговые возможности и институт PR................................................................... Леонтьева Л. С.

«Этическая экономия» российских масс-медиа.................................................. Лысенко Г. В.

Медийное поле в системе полей социального пространства: региональный аспект...................................................................................................... Лычковская О. Р.

Повседневные коммуникативные практики: к методологии вопроса..........374.

Любимова Е. А., Бродникова Е. С.

Кросс-культурный анализ российского и французского PR............................ 10 Содержание Мальцева Н. В.

Гендерный аспект рекламной коммуникации........................................................ Ольховикова С. В.

Миф и социальная стереотипизация........................................................................ Писаревский В.

Развитие православного рунета как источника социальных изменений (1996–2007 гг.).................................................................................................................. Полухина М.В.

Актуальность социологического анализа имиджа профессий социальной сферы................................................................................................................................................. Полякова Е. И.

Проблемы межкультурного взаимодействия в период вхождения России в единое европейское образовательное пространство......................... Савельева Ж. В.

Социальное конструирование реальности СМК: социологические интерпретации............................................................................................................................... Савельева О. О.

Социальное доверие и рекламное воздействие..................................................... Смирнова А. В.

Медиа-текст как инструмент формирования социальной реальности......... Стрелкова О. Ю.

Социальные и этические условия успешности речевого взаимодействия.. Худавердян В. Ц.

Русский язык и русская литература на постсоветском пространстве........... Цаголова Р. С.

Современное информационное общество: формирование и специфика развития «новой экономики» как последствие экономической глобализации..................................................................................................................... Цымбаленко А.Б.

Блоги российских политиков в качестве инновационного поля политического дискурса................................................................................................ Чудновская И.Н.

Типохарактерные информационные коды социальных групп российского электората........................................................................................................................... Шахова И.Н.

Социологический взгляд на понятие автокоммуникации................................ Шуклина Е.А.

Событие как феномен повседневности в контексте сетевого взаимодействия...................................................................................................................... Юрченко Е.И.

Современные тенденции развития теорий влияния средств массовой информации....................................................................................................................... Яндиев М. И.

Модель оценки эффективности управления брендом........................................ Социология междунаРодных оТношений мухарямов н. м.

Казанский государственный энергетический университет глоТТополиТика В СВеТе концепции гибкой ВлаСТи Концепт «глоттополитика» в российском академическом дискурсе пока не получил распространения, которое было бы адекватным его аналитическим возможностям. Отсюда, вероятно, проистекают раз ночтения в смысловом наполнении как самого предмета, так и соответ ствующего понятия. Иногда «глоттополитику» истолковывают как синоним «языко вой политики». К примеру, Анвита Абби из университета Джавахар лала Неру (Нью-Дели) пишет: «Какого рода институциональную поддержку получает язык со стороны правительства, системы об разования или частных организаций? Регулируется ли его форма и пропагандируется ли язык? Мы можем назвать такое исследование глоттополитикой (языковой политикой)» [1;

39]. В других случаях рассматриваются международно-политические и транснациональные аспекты функционирования языка и языкового регулирования. Так, португальский ученый и дипломат Д. М. де Каш тру Алвеш предлагает определение глоттополитики, в основе которого лежит ее транснациональная интерпретация: «Наряду с геополитикой возможно было бы говорить и о глоттополитике… Я бы осмелился дать рабочее определение глоттополитики как доктрины, практики или дисциплины, которая включала бы в себя и систематически изучала отношения одного государства или нации с другими как в региональ ном, так и многостороннем плане с точки зрения положения языка как инструмента присутствия в международном сообществе и места в нем. Она изучала бы такие причины престижа того или иного государства или нации, как функции языка их народа» [2;

276]. 12 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

Наконец, глоттополитику трактуют как определенное дополне ние, продолжение и развитие, а в ряде ситуаций — как замещающий конкурент по отношению к категории «языковая политика». По мнению некоторых французских социолингвистов, понятие «глот тополитика» шире, чем понятие «языковая политика», и дело здесь даже не столько в пространственных — международно-политических или внутриполитических — масштабах функционирования. В рам ках такого понимания языковая политика соотнесена со статусными характеристиками языков (миноритарными или мажоритарными), а глоттополитика — с речевыми практиками. В данном варианте глот тополитика представляет собой непрерывную практику, связанную с речевой деятельностью или повседневным функционированием языка, тогда как языковая политика носит дискретный характер, или состоит из дискретных актов языкового регулирования. «Глоттопо литика в свою очередь беспрестанно в работе и намечает языковые практики, которые впоследствии имеют продолжение». Следова тельно, глоттополитика шире, чем языковая политика. Последняя оказывается частным случаем первой. Иначе говоря, глоттополитика выглядит в роли своеобразного аналога социальной политики, в ко торую вовлечены все. «Люди, как подчеркивается, причастны к глот тополитической практике, “не зная ее” — будь то простой гражданин или министр» [3;

7-34]. Глоттополитика — безусловный и очень эффективный компонент soft power, гибкой власти — «власти информации и образов», базиру ющейся на способности придавать желаемую форму преференциям других. Дж. С. Най-мл. рассматривает языковой аспект такой власти на примере Франции, которая ежегодно почти 1 млрд. долларов на цели распространения французской цивилизации в мире (17 долла ров в год на душу населения — в четыре раза больше, чем идущая вто рой Канада;

на фоне 65 центов на душу населения таких же расходов США) [4;

112,120]. Объявленный Годом русского языка 2007 год дает множество по водов для глоттополитического анализа. От позиций русского языка в современном мире зависит не просто престиж страны, признание ее культуры и повышение инвестиционной привлекательности, консо лидация «русского мира» и связи с соотечественниками за рубежом. Это проблема геополитического влияния и национальной безопас ности. По степени распространенности русский язык занимает сегодня почетное место в «клубе мировых языков». По разным оценкам — чет Социология международных отношений вертое (после английского, китайского, испанского языков) или шес тое место (уступая также хинди и урду) [5;

8]. При сохранении нынеш них неблагоприятных тенденций через 10–15 лет число говорящих на русском языке может сократиться вдвое. Русский язык «пропустит вперед французский, арабский, а затем португальский и бенгали» [6]. Среди вызовов, с которыми сталкивается русский язык, называют целенаправленную языковую политику в странах СНГ и Балтии, на рушение прав русскоязычных жителей «ближнего зарубежья», послед ствия «парада суверенитетов» в субъектах Российской Федерации, общее снижение языковой культуры российского общества. литература 1. Мир языков. Обзор языков мира [Текст] = Words and Worlds. World Languages Review. Элиста, 2006. 2. де Каштру Алвеш Д. М. Лузофония и содружество стран пор тугальского языка // Решение национально-языковых вопро сов в современном мире. М., 2003 3. Marcellesi J.-B. Pour la glottopolitique // Glottopol. 2003. # 1. 4. Най Дж.С. Гибкая власть: как добиться успеха в мировой поли тике. Новосибирск, 2006. 5. Языковая политика в современном мире. СПб., 2007. 6. Арефьев А. Как это будет по-русски? // Эксперт. 2006. 25–31 дек. Рыхтик м. и., квашнин д. а.

Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского поСледСТВия СоВРеменной биоТехнологичеСкой РеВолюции:

Социально-полиТичеСкие и междунаРодные аСпекТы Постановка проблемы. Биотехнологии подразумевают исполь зование знаний в области биологии для удовлетворения нужд че ловека. В литературе можно встретить деление на традиционные (используемые в сельском хозяйстве, а также для производства про дуктов питания) и современные (генная инженерия и т.п.) биотех нологии. Если первые применяются в том или ином варианте уже 14 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

на протяжении многих веков и их влияние на человека и природу обсуждается довольно давно, то современные технологии вошли в нашу жизнь сравнительно недавно. Одними из первых, кто обратил внимание на социальные аспекты достижений в области естествен ных наук и развития инновационных технологий были Е. Мендель сон и П. Вейнгард в 1978 г.

Однако внимание большинства исследо вателей в области социальных и гуманитарных наук было обращено на рассмотрение вопросов, связанных с противостоянием двух военно-политических блоков. Ситуация стала меняться во второй половине 1990-х гг. Более широкое распространение получили теоретические модели, позволявшие включить данную проблема тику в анализ международно-политических процессов. Речь идет о концепциях французской и английской школ международных отношений: международного сообщества, мирового сообщества и конструктивизме Вендта. Вопросы, связанные с будущим режима нераспространения, созданием более благоприятных условий для жизни человека, управления международными процессами в усло виях глобализации, заняли ведущие места в повестке дня социаль ных и политических наук. Итак, современные биотехнологии основаны на двух основных принципах: идентификации гена, в котором есть чья-либо заинтере сованность;

выделение его и «внедрение» в новый организм. В идеале это должно служить цели улучшения условий жизни человека, повы шению его уровня благосостояния. Однако не все так однозначно. В связи с бурным развитием биотехнологий стали возникать вопросы, ответы на которые должны дать не только отдельно взя тые биохимики, генетики, врачи. Свою позицию должны вырабо тать, формализовать и, по возможности, институционализировать национальные государства, международные правительственные и неправительственные организации, транснациональные корпора ции и другие акторы международно-политических процессов. Мы ос тавляем в стороне морально-этические и экологические аспекты про блемы, которые заслуживают отдельного рассмотрения, и попробуем выделить ряд проблем, требующих конкретной реакции со стороны государства и международного сообщества. 1. Насколько современные биотехнологии безопасны для челове ка, государства, международного сообщества? 2. Каковы социально-политические и международно-правовые последствия широкого развития и внедрения биотехнологий? Социология международных отношений 3. Какие действия должны предпринять национальные государ ства и международные институты для минимизации рисков и противодействия угрозам биотехнологического характера?

Актуальность рассмотрения социально-политических аспектов данной проблемы вызвана следующим: — Развитие нанотехнологий в России объявлено одним из нацио нально приоритетных направлений. Игнорирование на раннем этапе вопросов гуманитарного характера может привести к повторению ситуации, сложившейся в атомной сфере в сере дине прошлого года. — Достижения современных биотехнологий могут быть использо ваны для создания биологического оружия, что приведет к появ лению принципиально нового вида насилия — бионасилия. — Борьба с международным терроризмом признана одним из при оритетных направлений политики национальной безопасности России и международного сообщества. Риск использования террористическими организациями достижений в области сов ременных биотехнологий достаточно высок. — Современные биотехнологии оказывают влияние на здо ровье населения, продолжительность жизни и в целом на развитие демографической ситуации. Это в свою очередь ведет к серьезным изменениям в структуре и характере элек торального поведения. Социологи и политологи давно об ратили внимание на существование различий в политичес ких предпочтениях в зависимости от возрастной и половой структуры электората. Например, женщины традиционно менее склонны поддерживать «милитаристски» настроен ных политиков. Придется вносить изменения в политику в области образования, которое сегодня решает не только экономические задачи, но и несет огромную социальную нагрузку. Речь идет о необходимости диверсификации обра зовательных услуг, создании непрерывного цикла обучения, вовлечении в образовательный процесс людей старшего возраста и т.п. Определенные изменения произойдут в граж данско-военных отношениях. Старение населения (США, Европа, Россия, Япония) приведет к сокращению количества мужчин и женщин, способных служить в армии, вероятна перспектива к «возвращению» своего рода наемных воору женных сил. Нечто подобное мы наблюдаем в Ираке, где 16 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

частные фирмы, подобные Блэкуотер, заключают контракт с государственным департаментом США на оказание услуг в области безопасности и охраны. С большой осторожностью политологи и социологи готовы сегодня рассуждать о том влиянии, которое окажет на поведение человека широкомас штабное потребление антидепрессантов, снотворных, биоло гически активных добавок. Продлить жизнь тела легче, чем сохранить работоспособность мозга.

Итак, как заметили К. Перез и Р. Аткинсон, в волнообразном цикле развития инновационных технологий (40–50 лет) сегодня мы переживаем период (15 лет), когда следует сконцентрироваться на технологиях внедрения и применения уже сделанных «прорывных» открытий. На этой стадии необходимо взаимодействие ученых — гу манитариев и естественников с целью предупреждения нежелатель ных последствий использования совершенных открытий.

Международно-политические аспекты биотехнологической рево люции. Главная проблема, по мнению Ф. Фукуямы, заключается в неравномерном распределении биотехнологических ресурсов среди стран. Это может повторить ситуацию, сложившуюся в ядерной сфере. Страны, отставшие по тем или иным причинам в развитии биотехнологий, не будут стремиться к какому-либо международному сотрудничеству по контролю и тем более ограничению использования биотехнологий. Современные глобальные средства коммуникации сделали широкодоступными достижения науки. Активное участие не государственных акторов в развитии и использовании биотехнологий осложняет контроль. Все это создает основу для социальных конф ликтов на разных уровнях: локальном, международном, глобальном. Таким образом, ответ на поставленные вопросы должен прозвучать как на уровне индивида, так и на уровне национального государства и международного сообщества.

литература 1. Eberstadt N. World Population Implosion // Public Interest. N.129. February 1997. P. 3-22.

2. Fukuyama F. Our posthuman future: consequences of the biotechnology revolution. N.Y.: Farrar, Straus and Giroux. 2002. P. 256.

3. Kass L. Introduction: The Problem of technology // Technology in the Western Political Tradition. Ed by Arthur M. Melzer et al. Ithaca, N.Y.: Cornell University Press, 1993. PP. 10-14.

Социология международных отношений 4. Kellman B. Bioviolence. Preventing Biologial Terror and Crime. Cambridge Press, 2007.

5. Wiegele T. Biotechnology and International Relations: The Political Dimension. Gainesville: University of Florida Press, 1991. P.212.

цыганков п. а.

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова чеТыРе СоциологичеСкие ТРадиции В ТеоРии междунаРодных оТношений Первая традиция — это методологический индивидуализм, в основе которого лежат идеи М. Вебера и который интересуется прежде всего акторами и их характеристиками, предлагая понима ющую социологию действия. В применении к МО, речь идет прежде всего о реалистском подходе, концентрирующемся на государствах. Однако «акторный» подход охотно используют и либералы. Имен но они подняли проблему негосударственных акторов и, в частно сти, проблему индивида как международного актора. В то же время привлечение внимания к новым международным акторам в рамках традиции методологического индивидуализма не в состоянии заслонить центральную роль в МП государства, по отношению к которому и выстраиваются соответствующие концепции. Поэтому неолибералы, например, исходят из того, что во взаимодействии ак торов (государство) — структуры (экономические и политические институты, нравственные и правовые нормы) приоритет принадле жит актору. Вторая традиция опирается на идеи Э. Дюркгейма, отдавая пред почтение социальным фактам, образующим систему принуждений и ограничений, которые лежат в основе поведения актора. Наследники данной традиции в ТМО фокусируются на изучении глобального контекста, в котором осуществляется международное акторство. Этот контекстуальный подход соединяется с прочтением международных феноменов через призму системного подхода и холистской социоло гии международной политики.

Один из основоположников неореализма и введения системного подхода в анализ МП К. Уолтс выступил с критикой чрезмерного, 18 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

по его мнению, внимания, которое в рамках традиционных парадигм уделяется акторам (государствам) в ущерб материальным факторам. Теория уровневого анализа позволила отделить друг от друга разные области политики, каждая со свойственным ей набором факторов: «качества» лиц, принимающих решения;

внутренние политические факторы;

система государств. Каждая из этих областей оказывает раз ное влияние на поведение государств на международной арене. Таким образом, эти три уровня анализа призваны объяснить, на основе при чинных факторов, перипетии международной политики. Еще один вариант факторного подхода, основывающегося на при оритетной роли материальных структур в анализе МП представлен неомарксизмом. Это, например, «теория зависимости» (Р. Пребиш), с позиций которой благополучие экономически развитых международ ных акторов зиждется на эксплуатации ресурсов отсталых стран и на неэквивалентном обмене между богатыми и бедными государствами классами. Это теория «структурного неравенства» (Й. Галтунг), обос новывающая причины международных конфликтов неравноценным положением одних и тех же государств в различных типах междуна родных структур (экономической, политической, военной и т.п.). На конец, это «мир-системная теория» (И. Валлерстайн), выделяющая тенденцию к углублению социального неравенства между «центром» и «периферией» мирового капитализма как следствие современного мирового экономического развития. Холизм, свойственный системному подходу, находит распростра нение и среди сторонников транснационализма. При этом в конеч ном итоге транснационализм склонен не отрицать роль государства, а лишь смещать акценты — с анализа государств и международных акторов в целом в пользу показа тенденций глобальной взаимоза висимости [см., напр.: 1]. Последняя трактуется, таким образом, как глобальный объясняющий фактор: «комплексная взаимозависимость описывает конфликты в мире сотрудничества»[2;

344]. Близкой по добному видению является и позиция Дж. Розенау, который описыва ет мировую политику в терминах «турбулентности», заимствованных из теории хаоса и природных катастроф [3].

Сторонники либерального неоинституционализма утверждают, что в условиях глобализации и торжества рыночной экономики кон куренция и ценообразование становятся более несовершенными по причине недостатка информации и несимметричного распределения ресурсов между акторами. Поэтому возникает необходимость объеди нить и скоординировать усилия, направленные на снижение негатив Социология международных отношений ных последствий рынка на экономические процессы путем создания институтов. Будучи созданы, последние детерминируют рамки и пра вила игры международных акторов и даже определение последними своих интересов [см.: 4]. Некоторые либералы идут еще дальше в своих представлениях о факторах, формирующих глобальное общество, считая, что уже сегодня «…мы имеем не просто некие глобальные связи — они раз вивались столетиями — но ясные контуры глобального общества...» [5;

108]. Наконец, широкое распространение получило и понятие «ми ровое (или глобальное) управление», как идея о саморегулировании мировых процессов, осуществляемом без правительства, на основе общепринятых ценностей и норм. Во всех этих случаях понятие «ак тор» играет второстепенную, вспомогательную роль в анализе МП, основными же становятся такие понятия, как факты, структуры, пото ки, призванные играть объясняющую роль в изучении МП.

Третья традиция, оказывающая влияние на соотношение актор ного и факторного подходов к МО, связана с наследием Чикагской школы этнографической и индуктивной социологии. Так называемая «Вторая Чикагская школа» (или Второе поколение Чикагской шко лы), у истоков которой стоял Г. Зиммель, заложила основы символи ческого интеракционизма, продолжателями которой стали И. Гофман, Р. Будон, М. Крозье, А. Турен и др. известные социологи наших дней. Достоинство интеракционалистской модели в анализе МП состоит в том, что она не исключает как детерминизма индивидуалистского типа (апеллирующего к воле или рациональности акторов), так и причин глобально-системного характера, обусловливающих дейс твия акторов. С этой точки зрения именно из взаимодействия между актором и его окружением возникают познавательные способности и предпочтения, а также устанавливаются модальности внутрисистем ного регулирования. С точки зрения его сторонников, интеракциона листский подход позволяет преодолеть диалектическую оппозицию «агент–структура». Как отметил Г. Девэн, интеракционизм делает основной акцент на существовании двух разных и в то же время неот делимых друг от друга уровней наблюдения — индивидов («игроков») и сетей взаимозависимости в которые они включены [6;

323-326]. Одно из важных понятий интеракционизма — понятие конфигурации нацелено на то, чтобы выразить их взаимозависимость. Оно делает из изучаемого актора элемент, «вписанный в сеть динамичных отноше ний», которые придают ему особую конфигурацию в данный момент. Центральным для последователей данной традиции в ТМО становит 20 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

ся не понятие «актор» само по себе, а «процессы» взаимодействия ак тора и его окружения, анализируемые на основе интеракционистской модели. Наконец, четвертая традиция связана с клинической социоло гией, в рамках которой человек понимается как объект, представля ющий собою и историю, и ее «творца». Клиническую социологию отличают: а) качественный подход к анализу;

б) интерес к субъекту в его социо-историческом измерении;

в) социо-клинические принци пы анализа;

г) биографический метод и его применение в работе с группами [см. об этом: 7]. Основное понятие клинической социоло гии — это «субъект», вместе с тем речь в ней идет об интегрировании субъективности человека в «объект» [7;

55]. Исследовательские при оритеты сосредоточены при этом на нормах и интериоризированных взаимодействиях, на необходимости принимать во внимание значе ние, придаваемое акторами тем отношениям, в которые они вклю чены. Это означает, что субъективность зависит не только от актора, она может отсылать к культуре, в которой он был социализирован, воспроизводству и трансформации которой способствовала его де ятельность. Опирающаяся на творческое наследие Э. Мэйо, на психоанализ и работы З. Фрейда, на психосоциологию и философию экзистен циализма [8], клиническая социология представляет интерес для международников не только как один из подходов к анализу влияния конкретных психологических черт лиц, принимающих внешнепо литические решения (ЛПР), на ход международных событий, но и как средство исследования взаимного воздействия социального контекста, структур и подсистем конкретной практики ЛПР и их индивидуальных ответов. В более широком плане она дает дополни тельные инструменты для анализа роли индивидов (в том числе не являющихся ЛПР) в МП. В международно-политической науке уже в начале 1970-х гг. исследуется значение социологических и психоло гических факторов, оказывающих влияние на рациональность ЛПР, которые олицетворяют собой актора-государство [9]. Существует также обширная литература, посвященная взаимному влиянию ЛПР, социального контекста их деятельности и событий мировой политики [см., напр.: 10].

Таким образом, наиболее заметный приоритет подхода к анали зу МП с позиций актора мы находим прежде всего у сторонников методологического индивидуализма. Что же касается других трех традиций, то в них заметным является предпочтение, отдаваемое Социология международных отношений факторам, влияющим на решения и поведения актора. В этом контексте стоит упомянуть еще об одном подходе к анализу МП, выступающим как бы противовесом подходу с позиций акторства. Речь идет о так называемом контр-факторном анализе, близком методу построения сценариев и опирающемся на вклад теории игр, компьютерных симуляций, системное моделирование и т.п. методики, заимствованные из естественных наук [подробнее об этом см.: 11]. В основе данного подхода лежит внешне простое — «контрфакторное» рассуждение: «Что произошло бы, если бы собы тия развивались иначе, чем это имело место?» Несмотря на широко известное отрицательное отношение историков к сослагательному наклонению в применении к их предмету, в теории международных отношений, данный подход обладает несомненным эвристическим потенциалом. Как отмечает П. Веннесон [11], в изучении некоторых случаев контр-факторный анализ позволяет понять, что события вполне могли бы не произойти или произойти иначе. Это дает воз можность скорректировать теории, детерминизм которых слишком прост. Кроме того, данный подход позволяет избегать сугубо описа тельного метода. литература 1. Maghroori R., Ramberg B. Globalism Versus Realism — Internaional Relations Third Debate. Boulder, 1982.

2. Olson W., Groom A.J.R. International Relations Then and Now. London, Harper-Collins, 1991, p. 344.

3. Розенау Дж. Меняющиеся индивиды как источник глобальной турбуленции // Жирар М. (рук. авт колл). Индивиды в между народной политике. М., 1996.

4. March J. & Olsen J. The New Institutionalism : Organisational Factor in Political Life. // American Political Science Review, n° 78, 1984.

5. Браун К. Международно-политическая теория и идея мирового сообщества // Теория международных отношений на рубеже столетий / Под ред. Кена Буса и Стива Смита. М., 2002, с. 6. Guillaume Devin « Norbert Elias et l’analyse de relations internationales», Revue Franaise de Science Politique, vol. 45, n° 2, avril 1995, p. 305-327 ;

p. 323-326.

7. де Гольжак В. Клиническая социология // Социологические исследования. Март 1994. № 5.

22 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

8. De Golejac V. (ed.). Sociologies cliniques. Descle de Brower. 1994;

Kaufmann J.-C. Ego. Pour une sociologie de l’individu. Nathan, 2001;

Dubar C. Agent, acteur, sujet, auteur: du pareil au mme? // Borzeix A. (ed.). Questions pistemologiques. Paris, 2004.

9. Allison G. Essence of Decision. Explaining the Cuban Missile Cri sis’. Boston, Little Brown, 1971.

10. Gestl J. Evnement, communication et effets de la popularit. AFSP. Paris, 1990;

Mueller J. War, Presidents and Public Opi nion. N.Y., 1973;

Lee J. Rallying around the flag: foreign po licy events and presidential popularity // Presidential Studies Quarterly. 7, 1977;

MacKuen M.B. Political Drama, Economic Conditions, and the Dynamic of the Presidential Popularity // American Journal of Political Science. Vol. 27, 1983;

Brody R.A. Assessing the President. Stanford, Stanford University Press, 1991.

11. Vennesson P. Les relations internationales dans la science politique aux Etats Unis // Politix, n°41, 1998.

дериглазова л. В.

Томский государственный университет концепТуализации феномена аСиммеТРии В междунаРодных оТношениях Понятие асимметрии с 1970-х г. активно используют для анализа международных конфликтов. Хотя модель «асимметричного конф ликта» не является повсеместно признанной, активное использование понятия «асимметрии» при анализе международных отношений поз воляет рассмотреть принятые подходы. Можно отметить различное применение понятия «асимметричный» при анализе вооруженных конфликтов послевоенного периода: 1) как характеристику неравен ства силовых возможностей противников — традиционный подход;


2) как ситуацию, в которой многократно преобладающий в силовых возможностях противник терпит политическое поражение в воору женном конфликте против слабого антагониста либо когда военная победа не гарантирует политической победы и слабый противник побеждает сильного без нанесения военного поражения, но навязывая Социология международных отношений свою политическую волю — парадоксальный подход;

3) как ситуа цию вооруженного столкновения между сторонами, обладающими разными статусами в рамках одной правовой системы — политико правовой подход;

4) как характеристику тактик и стратегий борьбы, нарушающих конвенциональную логику борьбы, требующей обычно силового преобладания для достижения победы, а также как нетож дественность реакции — тактико-стратегический подход. Общим моментом для всех названных случаев является несоразмерность си ловых возможностей и статусов антагонистов, причем система может представлять собой как отдельно взятое государство, так и систему международных отношений с существующей в ней иерархией сил и возможностей разных государств. С 1970-х гг. было опубликовано около десятка монографий и не сколько десятков статей, посвященных данной проблеме. С одной стороны, такую ситуацию можно расценить как отсутствие научной и практической значимости данной концепции, отсутствие основы для анализа и выводов. С другой стороны, недостаточная изученность проблемы может быть свидетельством ее сложности для изучения, недостаточности научного инструментария и эмпирической основы для обобщений. В аналитической литературе можно обнаружить намеренное обращение к отдельным аспектам данного феномена, либо к незначительному числу случаев. Тем не менее, основываясь на анализе литературы по данной теме, можно сделать несколько общих замечаний об уровне проработанности и изученности данной пробле мы в отечественной и зарубежной литературе.

Мы можем обнаружить существующие самоограничения специа листов различных дисциплин в использовании понятия «асиммет ричный». Так для политологов, юристов, социологов — понятие сим метрии и асимметрии тесно связано с характером взаимоотношений субъектов в определенной системе — общественной, политической, правовой. Это предполагает выделение, как правило, асимметрии как сущностной характеристики отношений участников взаимодействия в противопоставлении: равные versus подчиненные, горизонтальные versus вертикальные, плюралистические versus иерархичные. Важно отметить, что при таком подходе борьба или конфликт между асим метричными антагонистами инициируется, как правило, подчинен ной стороной с целью изменения ситуации в пользу достижения сим метрии и равенства, а действия доминирующей стороны направлены на восстановление «порядка» и сохранения статусной асимметрии или иерархии. 24 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

Понятия симметрии и асимметрии активно и последовательно применяются в областях, использующих математические методы ана лиза и теорию игр. Такой подход использовался для разработки мето дик переговоров. Особенности завершения конфликтов посредством переговоров между асимметричными антагонистами рассматривали ведущий специалист в области переговоров Вильям Зартман;

один из наиболее авторитетных авторов по проблемам урегулирования кон фликта Кристофер Митчелл, а также Джефри Рубин, Терренс Хоп манн, Винод Агарвал и Пьер Алан [1,2,4]. В отечественной литературе проблема симметрии и асимметрии также рассматривается в теорети ко-игровом подходе применительно к процессу переговоров [6].

В отечественной литературе по стратегическому анализу термин «асимметричный» имеет устойчивое значение для описания стра тегий СССР (России), разрабатываемых в ответ на новые военные программы и системы США, которые могли разрушить паритет сил. Здесь «асимметрия» понимается как «нетождественность», «атипич ность». Концепция «асимметричного ответа» СССР была разрабо тана в ответ на программу Стратегической оборонной инициативы (СОИ) США в 1983 году. Концепция заключалась в поиске наиболее уязвимых мест в системе противоракетной обороны США и в разра ботке способов поражения этих составных системы, что делало СОИ неэффективной [5]. По сути, данный подход не противоречит понима нию асимметричного ответа как компенсации неравенства в силовых возможностях, когда нереально достичь преобладания над противни ком в сфере его доминирования. Именно такой подход мы обнаружим при обсуждении стратегий и тактик в военном деле, в формировании внешнеполитических доктрин. Попытки введения термина «асимметричный конфликт» в зарубеж ной литературе должны рассматриваться как сочетание нескольких ха рактеристик конфликта как асимметричных. Именно такое прочтение исторических событий мы можем обнаружить в одной из пионерских работ по данной тематике — Эндрю Макка [3]. Более того, Эндрю Макк использовал также понятие асимметрии для выявления причин пораже ния великих держав против более слабых противников. Вслед за этим автором к данной проблеме как курьезному феномену обращались мно гие исследователи, анализируя причины поражений ведущих игроков мировой политики в борьбе против заведомо слабых противников. Та кой подход к феномену сохранился в определении конфликтов с учас тием неравных по силе противников — как правило, ведущей мировой державы и страны, находящейся на периферии мировой системы. Социология международных отношений Можно утверждать, что термин «асимметричный конфликт» в большей степени оценен публицистами, чем исследователями. Однако мы можем также обнаружить, что в области стратегического анализа, особенно в США, данному феномену уделяется серьезное внимание. Подтверждением этому является документы, исследова тельские работы выпускников военных колледжей, использование данного термина ведущими военными США. Преобладающим подхо дом в данном направлении является изучение асимметричных тактик и стратегий, реализуемых в борьбе против США, и особенно действий террористических групп. литература 1. Cooperative security: reducing third world wars/ Edited by Zartman W. and Kremenyuk V. NY, 1995.

2. Hopmann T. Asymmetric bargaining in the Conference on Security and Cooperation in Europe // International organization, vol. 32, n.1, 1978. PP.141-77.

3. Mack A. Why Big Nations Lose Small Wars: The Politics of Asymmetric Conflict // World Politics. 1975. v.27, n. 2. PP. 175-200. 4. Mitchell C., Classifying conflicts: asymmetry and resolutions // Annals of the American Academy of Political and Social science, vol. 518, November 1991, PP. 23-39. 5. Кокошин А. А. Асимметричный ответ номер один. Опыт Советского Союза в борьбе со «Стратегической оборонной инициативой США» не пропал даром //Независимая газета. 27.07.2007.

6. Светлов В. А. Аналитика конфликта. Учебное пособие. СПб., 2001.

дробот г. а.

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова концепТуализация миРоВой полиТики В оТечеСТВенной науке: оСноВные подходы Понятие «мировая политика» используется в политической ли тературе сравнительно недавно преимущественно для обозначения новейших характеристик и тенденций в международных отношениях. 26 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

Важно отметить, что становление мировой политики как самостоя тельного исследовательского поля свойственно почти исключительно политическим исследованиям в России. В западных странах миро политические исследования распылены по разным областям знания. Различные традиционные школы международно-политического ана лиза по-разному трактуют данную категорию, используя различные термины — «постмеждународная политика», «глобальная политика» и др. В научном сообществе США вообще отсутствует проблема разме жевания мировой политики и международных отношений. Там иссле дования того и другого направлений сосуществуют нерасчлененно.

В России «самоопределение» мировой политики как области зна ния еще не завершилось. Тем не менее большой аналитический задел уже имеется, и мы попробуем его обобщить. Два издания выдержал первый отечественный учебник по мировой политике М. М. Лебеде вой [1]. Важные положения мирополитического подхода развернуты в исключительно удачной коллективной монографии «Мировая политика: теория, методология, прикладной анализ» (2005) [2]. Круп ные российские ученые-международники, такие как П. А. Цыганков, А. Д. Богатуров и другие, выступили со статьями в журнале «Между народные процессы», когда на его страницах проходила дискуссия по концептуализации дисциплины, «мировая политика» в 2004–2006 гг. Свой вклад внесли и другие журналы, такие как «Полис», «Pro et Contra», «Мировая политика и международные отношения». По мнению А. Д. Богатурова, стихийное самоструктурирование мировой политики как автономной субдисциплины неожиданно оказалось отличительной чертой российской политологии, не характерной для научного процесса в странах Запада [3].

Отсутствие соответствующих готовых концепций западной науки лишало отечественных ученых оснований надеяться на возможность привычного заимствования. Возделывать исследовательское поле предстояло самостоятельно — на базе того, что было по крупицам внесено в российскую науку еще в советские времена, и с учетом но вейших разработок.

В результате в российском контексте концептуализации мировой политики обозначились два широких подхода. Первый — мирополи тический, или политико-социологический. Его представители оказа лись выходцами из социологической, психологической и в меньшей степени философской школы МГУ им. М. В. Ломоносова. Для них освоение проблематики международных отношений было во многом новаторством.


Социология международных отношений Вторые происходили из ответвлений сложившегося в допере строечное время сообщества международников — воспитанников историко-политической школы МГИМО, некоторых академических институтов (например, ИСК РАН), исторического факультета МГУ и (в какой-то степени) региональных университетов — Томского, Нижегородского, Иркутского и некоторых других. Им новации давались труднее, чем тем, кто начинал фактически с белого листа. Историко-политическая школа исследования международных от ношений существовала в этих организациях не одно десятилетие, и ее выходцы дорожили аналитико-методологическим наследием, считая его пригодным для работы (особенно при известной модер низации) и в новых интеллектуальных и международно-политиче ских условиях [4].

Что характерно для историко-политической школы анализа новейших перемен в международных отношениях? Прежде всего, историческая школа, по определению, сильна фактологическим, прикладным анализом, без которого обесценивается всякая теория. Во-вторых, для историков характерна твердая опора на системный анализ. В этом состоит как сильная, так и слабая сторона данного подхода. Сильная в том, что «историкополитики» вписывают сов ременность в контекст исторического развития мирополитической системы, образно говоря, пытаются понять современность, опро кидывая ее сиюминутный анализ «вниз по вертикали истории», на опыт прошлого (А. Д. Богатуров). Слабость же такого подхода в том, что специфика настоящего времени явно недооценивается. Оно рассматривается как один из «рядовых» этапов в развитии международной системы. Отсюда вытекает третья черта исто рико-политического подхода — акцент почти исключительно на государственно-центричной системе при недостаточном (если не сказать практически отсутствующем) внимании к качественной трансформации глобальных политических отношений, собственно и составляющей предмет исследования первого из обозначенных выше подходов — мирополитического [5].

Именно «мирополитики» активно разрабатывают категорию мировой политики, пытаясь объяснить с ее помощью особенности текущего, «горизонтального» (в отличие от «вертикального» у ис ториков) среза реальности. Было предпринято несколько попыток концептуализации мировой политики как объекта изучения. На наш взгляд, одна из наиболее успешных была сделана профессо ром МГУ П. А. Цыганковым, который пошел по пути вычленения 28 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

основных признаков и наиболее значимых тенденций мировой политики, а также ее противоречий [6]. Приводимые им характе ристики практически бесспорны и, по сути, разделяются всеми «мирополитиками». Расхождения касаются только акцентов на тех или иных признаках: реалистски ориентированные ученые, среди которых А. Д. Богатуров, П. А. Цыганков и др., подчеркивают влас тную составляющую мировой политики, в то время как либералы, например, В. М. Кулагин, М. М. Лебедева и др. склонны выделять прежде всего тенденцию формирования глобального гражданского сообщества, размывания суверенитета и т.д. Впрочем, данные рас хождения носят закономерный характер, если иметь в виду объек тивную неоднозначность и противоречивость феномена современ ных международных отношений. С этим связано и то, что при наличии описаний «симптомов-при знаков» мировой политики, пока не удалось найти ее общепризнан ного определения как дисциплины. Осталось не вполне ясным, чем должна заниматься эта подотрасль знания. Не получилось методо логически корректного размежевания предметных полей «мировой политики» и «международных отношений». Одним из путей решения этих задач является синтез мирополитического и историко-полити ческого подходов, который позволит приблизиться к «золотой сере дине» между недооценкой специфики современного этапа в развитии международной системы и ее абсолютизацией. литература 1. Лебедева М. М. Мировая политика. М., 2003. (Второе, допол ненное и расширенное издание вышло в 2006 г.) 2. Мировая политика: теория, методология, прикладной анализ. / Под ред. А. А. Кокошина и А. Д. Богатурова. М., 2005.

3. Богатуров А. Д. Понятие мировой политики в теоретическом дискурсе // Международные процессы, 2004, № 1.

4. Подробнее об этом см.: Тюлин И. Г. Исследования междуна родных отношений в России: вчера, сегодня, завтра // Космо полис. Альманах. М., 1997.

5. См., например, Злобин А. А., Клейменова Н. Е., Сидоров А. Ю., Юрьева Т. В. Программа учебного курса «История междуна родных отношений и внешней политики России». М., 2001.

6. Цыганков П. А. Мировая политика и ее содержание // Между народные процессы, 2005, № 1.

Социология международных отношений кочетков В. В., калинкин В. ю.

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова диаСпоРа: пРоиСхождение ТеРмина и ВыРабоТка опРеделения В последние годы термин «диаспора» стал общеупотребительным и используется для обозначения чрезвычайно широкого круга разно родных явлений, что, в свою очередь, говорит о популяризации терми на и заставляет задуматься о выработке его определения.

Изначально диаспорой называлась общность граждан древнегре ческих городов-государств, мигрировавших на вновь завоеванные территории с целью колонизации и ассимиляции последних, эта ситуация отражена в разнообразных отечественных и зарубежных энциклопедиях и энциклопедических словарях. Практически все они отмечают, что понятие «диаспора» (греч. — «рассеяние») воз никло для обозначения и осмысления формы и способа многовеко вого существования еврейского народа в отрыве от страны своего исторического происхождения, среди множества различных народов, культур и религий. В «Британике» слово это трактуется только через призму еврейской истории и относится только к жизни этого народа, «Википедия» дает следующее определение: «Диаспорой называлась общность граждан древнегреческих городов-государств, мигриро вавших на вновь завоеванные территории с целью колонизации и ассимиляции последних. Подобные методы расширения жизненного пространства были характерны для некоторых древних семитских народов (финикийцы, евреи). Однако позже слово диаспора стало ис пользоваться почти исключительно для обозначения еврейского рас сеяния». Другие словари добавляют обычно, что со временем термин стал употребляться расширительно, для обозначения национальных и религиозных групп, живущих вне стран своего происхождения, в новых для себя местах, нередко на положении национально-культур ного меньшинства. [2;

8–10] В последние годы, однако, именно это производное значение становится наиболее употребительным. Такое понимание сформу лировано, например, Г. Шеффером. С его точки зрения, диаспоры образовались путем насильственной или добровольной миграции эт нических групп за пределы своей исторической родины. Они живут в принимающих странах на положении меньшинства, сохраняют свою этническую или этно-религиозную идентичность и общинную соли 30 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

дарность. Схожую дефиницию дают Ж. Т. Тощенко и Т. И. Чапты кова: «Диаспора — это устойчивая совокупность людей единого этнического происхождения, живущая за пределами своей истори ческой родины (вне ареала расселения своего народа) и имеющая социальные институты для развития и функционирования данной общности». Имеются и еще более широкие толкования, например, «понимания диаспоры, как части народа, проживающей вне страны его происхождения». Иногда же диаспора становится просто синонимом эмиграции или национального меньшинства. Например, Ю. А. Поляков обра щает особое внимание на близость понятия диаспоры с термином «национальное меньшинство». Некоторые же ученые, например Тиш ков В. А., определяют термин диаспора с точки зрения устойчивости связей с исторической родиной, «диаспора — это культурно отличи тельная общность на основе представлений об общем происхождении и вытекающих отсюда коллективных связях, солидарности и демон стрируемого отношения к родине». Вывод сводится к тому, что диа спора — скорее стиль жизненного поведения, чем жестко очерченная демографическая или этнокультурная реальность [3].

Подводя итог, можно сказать следующее: издавна существует тер мин «диаспора», не имеющий строгой или универсальной дефиниции, определенно используемый только по отношению к одной — еврей ской — диаспоре и спорадически еще к нескольким. В современной литературе термин этот достаточно произвольно применяется к са мым разным процессам и явлениям, с вкладыванием в него того смыс ла, например, который считает нужным придать ему тот или иной автор или научная школа. Именно сейчас, с резким усилением интереса и к современным миграциям, добровольным и вынужденным, и к диаспоре как исто рически и культурно значимому феномену, пришло время заново проанализировать термин и понятие диаспора. Для этого мы имеем в активе только три опорные точки: происхождение слова диаспора;

специфику еврейской диаспоры;

и некоторое представление о том, какие миграционные процессы скорее можно квалифицировать как диаспорические, а какие скорее нельзя.

Что касается происхождения греческого термина diaspora, то он образован от глагола diaspeirein — рассеивать(ся), рассыпать, разда вать, расточать, состоящего из приставки dia- и глагола speirein — се ять, засевать, сыпать. Существительное diaspora впервые засвидетель ствовано в Септуагинте, греческом переводе еврейской Библии, Социология международных отношений именно в значении «рассеяние евреев среди язычников»;

впослед ствии это слово упоминается у Плутарха, Филона Александрийского и позднее у христианских авторов.

Из этого следует, во-первых, что использование греческого тер мина diaspora в отношении любых других исторических ситуаций, кроме рассеяния евреев, о котором идет речь в Библии, является его расширительным толкованием.

Во-вторых, внутренняя форма слова dia-spora, точно передаваемая русским словом рас-сеяние, позволяет относить его только к тем передвижениям человеческих сообществ, которые приводят к разделению первоначально единого сообщества не менее чем на две группы, оказывающиеся после разделения как минимум на двух территориях, не смежных, а принципиально разли чающихся друг от друга по географическому местоположению и/или административной принадлежности. А. Милитарев выделяет черты, наиболее характерные для еврей ских диаспорных групп разных стран и периодов: принадлежность к меньшинству населения, корпоративность, ограниченность сфер трудовой деятельности, ущемленность в правах, изолированность от других групп населения, диаспорное сознание [1;

23-33].

Очевидно, что часть этих черт характерна только для еврейской диаспоры, а часть — и для других диаспорных и недиаспорных мень шинств. Вряд ли стоит отдельно оговаривать, что эти признаки непри ложимы ко всем еврейским диаспорным группам и уж тем более ко всем историческим периодам, включая современность. В последние годы термин «диаспора» употребляется весьма часто и, как правило, без толкований и объяснений. Подразумевается, что содержание его ясно, а явление, им называемое, настолько опреде ленно, что особых комментариев не требуется. Но анализ показы вает несоответствие самого понятия и термина, его обозначающего. Современные тенденции: цивилизационные различия между миг рантами и принимающими обществами, масштабы и стремительная динамика процесса, трансграничная инфраструктура, имеющаяся у многих диаспор, возможность лоббирования интересов «националь ных очагов» или материнских стран — все это заставляет говорить о важности изучения диаспоры и выработке четкого определения самого термина. литература 1. Милитарев А. О содержании термина «диаспора» (к разработ ке дефиниции) // Диаспоры, 1999, № 1, С. 24-33. 32 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

2. Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диа споры. 1999, № 1. С. 8-23. 3. Российская диаспора в XIX — XX вв.: выживание или исчезно вение?// Диаспоры. 1999, №2-3.

косов ю. В.

Северо-Западная академия государственной службы междунаРодная энекРгеТичеСкая безопаСноСТь: СоциологичеСкое измеРение В настоящее время эксперты прогнозируют бурное развитие мировой энергетики в первой половине ХХI столетия. По оценкам специалистов, в ближайшие пятнадцать лет глобальное энергопот ребление может возрасти на одну треть, что представляет собой очень высокий рост. Причем спрос в мире на газ будет опережать спрос на нефть. Так, по мнению аналитиков, к 2020 г. потребление газа в миро вой экономике может вырасти на 60%, а нефти на 42%. Однако роль нефти в ближайшее десятилетие 2007-2017 гг. останется ведущей в мировом энергоснабжении. Из этого источника будет обеспечиваться 40% энергопотребления. Соответственно 28% будет приходится на природный газ, 20% на уголь, 7% на возобновляемые источники и 5% на ядерную энергетику.

В то же время руководство государств — лидеров мировой эко номики вынуждено учитывать не только ближайшие, но и дол госрочные перспективы развития мировой энергетики. На этом направлении многие прогнозисты предсказывают постепенный переход от нефти к природному газу и начало превращения послед него в главный источник энергии для развития мировой экономики примерно где-то в середине ХХI в. В глобальной энергетике наряду с рассмотренным выше перераспределением объемов производства энергии по отдельным отраслям будет происходить и перераспре деление потребления энергии среди крупнейших регионов мира. Стремительный рост демонстрирует Азиатско-Тихоокеанский ре гион (АТР), где прирост потребностей развивающихся азиатских экономик-гигантов (Китай, Япония, Индия и др.) оцениваются экспертами в 45% от всего грядущего увеличения спроса на энерго носители во всем мире. Социология международных отношений Эксперты отмечают, что к 2030 г. КНР сравняется с США по объ емам импортируемой нефти. При этом китайское руководство ясно осознает, что без обеспечения надежными источниками энергоресур сов дальнейший рост экономики станет невозможен. Именно поэтому энергетическая безопасность и поиск новых рынков для Китая ста новятся вопросом «выживания» как одного из лидеров мировой эко номики. Аналитики также подчеркивают очевидную не заинтересо ванность американской стороны в усилении китайского присутствия на углеводородном рынке и ее готовность использовать максимум политических и экономических рычагов для того, чтобы не допустить туда нефтегазовые компании Поднебесной. Не все спокойно и на европейском энергетическом направлении. Это связано с тем, что интересы производителей, транспортиров щиков и потребителей энергоресурсов совпадают не во всем. Данные противоречия достаточно часто приводят к конфликтным ситуаци ям. Например, периодически возникающие, к сожалению, проблемы с установлением справедливых цен на газ и со своевременной оплатой уже осуществленных поставок между Россией и ее соседями. Или конфликт интересов в Европейском союзе между странами с раз витыми энергетическими системами (Германия, Франция, Италия, Испания и др.) и государствами со слабой энергетикой. Предложения о гармонизации интересов в мировой энергетике ис ходят от всех вовлеченных в этот процесс сторон. На общеевропейском уровне такой попыткой явилось принятие Европейской энергетиче ской хартии, которая, однако, учитывает в большой степени интересы потребителей энергии, чем ее производителей. Неоднократно подоб ные предложения делались и на постсоветском пространстве. Вместе с тем региональные энергетические альянсы имеют некую полити ческую подоплеку, даже если они выходят за чисто географические рамки. Примером чему может служить альянс стран ОПЕК, который в целом только позволяет успешно поддерживать стабильную цену на нефть, не допуская резких колебаний в ту или другую сторону.

С этих позиций, на наш взгляд, следует рассматривать и так назы ваемые газовые инициативы, связанные с предложениями о создании Организации стран — экспортеров газа, — новой ОПЕК. В настоящее время, как отмечают специалисты, мировой рынок газа все еще не сложился. Хотя предпосылки для его формирования возникают уже сейчас. Освоение технологий сжижения газа позволяет теперь транс портировать его, так же как и нефть, через моря и океаны на другие континенты. Это означает, что в перспективе мировой рынок нефти, 34 Тезисы докладов конференции «Сорокинские чтения»

сформировавшийся еще во второй половине прошлого века, может быть дополнен новым глобальным рынком — газовым. Произойти это может лет через 15–20 (а по некоторым оценкам, и через 30 лет). Разви тие ситуации в данной сфере напрямую связывают с формированием мощностей и инфраструктуры сжиженного природного газа (СПГ). Однако, по распространенному среди экспертов мнению, в настоя щее время и даже в ближайшие годы возникновение на газовом рынке организации, подобной ОПЕК, вряд ли возможно. Причем сразу по нескольким причинам. Во-первых, сегодня на рыночных условиях реа лизуются сравнительно малые объемы газа. Во-вторых, по вышеназ ванной причине, в отличие торговли нефтью, в газовом секторе отсут ствует всемирная биржа, регулирующая цены на этот энергоноситель. В-третьих, газ добывается, продается и потребляется не в глобальном, а в основном в региональном масштабе. В-четвертых, сами крупней шие производители газа, такие как Канада, Норвегия, Катар, Нигерия, еще не готовы к объединению в жестких рамках газового картеля.

Таким образом, резюмируя все высказанное, можно констатиро вать отсутствие возможностей для появления газового ОПЕК в бли жайшее время.

кочетков В. В.

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова пРоцеССы пРиняТия РиСкоВанных ВнешнеполиТичеСких Решений Решения во время Карибского кризиса, решение о вводе войск в Ирак, предложения о совместном использования Габалинской ра диолокационной станции — все эти и другие внешнеполитические решения содержат элемент риска. «Риск» — вероятностная категория. Часто под термином «риск» понимают статистически ожидаемую ценность потери. Поэтому для оценки восприятия риска традиционно использовались азартные игры и лотереи. Традиционный подход к изучению принятия решения с риском заключается в том, что исходы решения представляются в виде про изведений выплаты и вероятности достижения этой выплаты, а затем они сравниваются между собой. В рамках традиционного подхода разработаны 4 модели, отличающиеся тем, что измерения ценности Социология международных отношений могут быть объективными (V) или субъективными (субъективная ценность обычно называется полезностью) (U). Меры вероятности также могут быть объективными (Ро) и субъективными (Рs). Четыре модели представляют собой четыре возможные их комбинации.

1. EV (ожидаемая ценность).

2. EU (ожидаемая полезность).

3. SEU (субъективно ожидаемая полезность).

Одна из четырех комбинаций: Рs V, где Рs — субъективная веро ятность, а V — ценность (объективная), не рассматривается, посколь ку не представлена в литературе по принятию решения. 1. ТЕОРИЯ ОЖИДАЕМОЙ ЦЕННОСТИ (EV) Первая модель принятия решения с риском — максимизация ожи даемой ценности:

EV=Pо V, где EV (Expected Value) — ожидаемая ценность альтернативы, Ро — объективная вероятность наступления исхода, V — объективная ценность достижения исхода. Эта модель отклонена «Санкт-Петер бургским парадоксом», который и привел Д. Бернулли к положению о том, что ценность денег есть нелинейная функция их количества, и созданию теории ожидаемой полезности.

2. ТЕОРИИ ОЖИДАЕМОЙ ПОЛЕЗНОСТИ (EU) Теория ожидаемой полезности выражается формулой: EU= Ро U, где EU (Expected Utility) — ожидаемая полезность исхода, Ро — объек тивная вероятность наступления исхода, U — полезность (субъектив ная ценность) исхода.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.