авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
-- [ Страница 1 ] --

Совет молодых ученых и специалистов Казани

kznscience.ru

Комитет по делам детей и молодежи Исполкома Казани

Сборник Тезисов

I

Всероссийской

Интернет-конференции

«Грани науки 2012»

Казань

апрель-июнь 2012 г.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

Совет молодых ученых и специалистов Казани

kznscience.ru Комитет по делам детей и молодежи Исполкома Казани Сборник Тезисов I Всероссийской Интернет-конференции «Грани науки 2012»

Сборник Тезисов I Всероссийской Интернет-конференции «Грани науки 2012» / Отв. ред. А.В. Герасимов. [Электронный ресурс] – Казань.: СМУиС, 2012. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM);

12 см. – Систем. требования: ПК с процессором 486+;

Windows 95;

дисковод CD-ROM;

Adobe Acrobat Reader, ISSN 2227-8389.

ISSN 2227-8389 (CD-ROM) I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

СОДЕРЖАНИЕ СЕКЦИЯ 1 ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ........................................... СЕКЦИЯ 2 СОЦИАЛЬНЫЕ НАУКИ............................................... СЕКЦИЯ 3 ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ......................................... СЕКЦИЯ 4 ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ................ СЕКЦИЯ 5 ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ.............................. СЕКЦИЯ 6 МЕДИЦИНА И ЗДРАВООХРАНЕНИЕ.................... СЕКЦИЯ 7 ТЕХНОЛОГИЯ, ПРОМЫШЛЕННОСТЬ, ЭНЕРГО- И РЕСУРСОСБЕРЕЖЕНИЕ................................................................ СЕКЦИЯ 8 ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ............................... СЕКЦИЯ 9 ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ.................. СЕКЦИЯ 10 АРХИТЕКТУРА И СТРОИТЕЛЬСТВО.................. I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

СЕКЦИЯ 1 ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

СВОЕОБРАЗИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В РОМАНЕ С.КЛЫЧКОВА «САХАРНЫЙ НЕМЕЦ»

Ахметова Ж.Б.

ФГБОУ ВПО «Ишимский государственный педагогический институт им. П.П.

Ершова», г. Ишим, Россия e-mail: istfakigpi@mail.ru Первый в прозаической трилогии С.А. Клычкова роман «Сахарный немец», посвящён Первой мировой войне и серым зипунам, переряженным в серые шинели – той самой мужичьей Руси, которая является хранительницей идеи святости и вообще христианских устоев.

В романе «Сахарный немец» нет воспевания героики войны. Неоднократно в тексте повторяется утверждение, что героев-храбрецов, кто смерти не боится, нет. Одинаковым образом проявляется «заячий» страх и у зауряд-офицера Зайчика под обстрелом, и у грубоватого фельдфебеля Ивана Палыча, и «большая лихородка» у рядовых солдат: двух Каблучков, всех Морковят и многих других, чуть не утонувших в «водополье».С.Клычков показывает отношение к войне и смерти и как к вселенскому ужасу, и как к обыденному факту: «Солдат, словно гриб: смерть порой счеканет, а грибник пройдет и головы не наклонит!» Когда на мине подорвется один из Голубковых, да так, что и «лоскутинки нигде нету», повествователь, используя семантику фамилии, скажет о его смерти как о естественном, «природном» насилии: «Одного Голубка ястреб склевал: перушек даже не оставил» [1]. О страшном наводнении, унесшем сотни солдатских жизней, рассказчик просто упомянет: «Утопло у нас всего человек полтораста, а чертухинских десятка два или поболе...» [1].

Автор рассказывает о гибели каждого как о страшном потрясении, показывая психологическую реакцию на смерть. Говоря о последствиях массовой гибели, Клычков прибегает к редкому для него приему включения в текст романа делового стиля официального приказа. К примеру, инструкция де Гурни, зачитанная Зайчиком, была просто пересказана рассказчиком и подчинена манере его речи. Дело капитана Тараканова «по обвинению его в бездействии власти и упущении по службе в боевой обстановке» было прекращено «ввиду тяжкой болезни означенного офицера». Болезнь Палон Палоныча не выдумана, она есть результат постоянного пьянства, но одновременно - и потрясенного сознания человека, увидевшего Смерть, «многорогого черта» вместо Бога.

С.Клычков показывает нам в деталях взаимоотношения между солдатами и офицерами, бездарность командования, незащищенность солдат от бесправия командиров, караульную службу, жизнь в землянках, твердые сухари и чай без сахара, сказки перед сном, ожидание вестей из дома, мечту о побывке или легком ранении, позволившем бы отдохнуть в тылу. Иерархия чинов и сословные перегородки играют не очень важную роль в отношениях солдат и офицеров в «Сахарном немце».

Особенностью прозы С. Клычкова становится высшая объективность повествования, вбирающая в себя даже авторскую субъективность. Очевидная авторской симпатия к «древлему благочестию» и «лесной правде» не мешает Клычкову реалистично, с помощью сказа, оценивать военные события.Автор показал равнодушие государства к воинам, бесчеловечность войны. Война нравственно калечит людей по обе стороны окопа. Немцы и русские одинаково страдают в романе от всеобщего помешательства в страшной и бесчеловечной бойне.

В романе «Сахарный немец» С. Клычков отказывается от прямой беседы со слушателем, характерной жанру традиционного сказа, и усиливает монологовость речи рассказчика со «своим кругом» слушателей, хорошо знающим военный и крестьянский быт.

Сказ у С. Клычкова только видоизменяется. Рассказчик в «Сахарном немце» выступает носителем коллективного народного начала: балагур роты, мастерски владеющий народным языком. Здесь соотношение коллективного и индивидуального соответствует подобному I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»





соотношению в фольклоре: созданные отдельными людьми фольклорные произведения, выражающие общенародные идеи.

Реальное военное время в романе С. Клычкова «Сахарный немец», представленное линейно, неотъемлемо связано с мифическим временем, так же как пространственная пластическая модель мира в мифологии связана с циклической концепцией времени, опирающейся на цикличность природного процесса и на календарные мифы. Например, линейное время пребывания Зайчика на фронте и его поездка домой на побывку хронологически разрастается и дополняется с помощью его воспоминаний о прошлом и снов о Клаше, восстанавливается перед глазами читателя картинами из мирной жизни Чертухинского довоенного периода, который основывался на христианских традициях.

Соединение мифологического и реального времени в романе «Сахарный немец» основано на идеи С. Клычкова о святости, высоком и чистом, заложенном в крестьянстве.

Таким образом, Клычкову удалось создать уникальное произведение, в котором, с одной стороны, точно и достоверно изображён быт и трагизм первой мировой войны, а, с другой стороны, показана бесчеловечность и преступность любой войны. Первая мировая война представлена как поле битвы за душу человека.

Клычков С.А Чертухинский балакирь: Романы. М.: Советский писатель. 1988. 688 с.

1) I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

УЧЕРЕЖДЕНИЕ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ В ИШИМСКОМ ОКРУГЕ В КОНЦЕ XIX–НАЧАЛА XX ВЕКОВ Балебко Е.С.

ФГБОУ ВПО «Ишимский государственный педагогический институт им. П.П.

Ершова», г. Ишим, Россия e-mail: istfakigpi@mail.ru Период конца XIX – начала XX веков отличается существенными изменениями в экономической, политической, социальной и культурной сферах общественной жизни России, которые повлияли, в том числе и на систему народного образования. Тяжелые кризисные годы в сфере политики и экономики сочетались с успешным функционированием и даже развитием народного образования. Все это усиливает интерес к диалогу с прошлым, его изучению, повышает актуальность поиска новых аспектов образовательной политики в Сибири.

Становление и развитие просвещения в Сибири в дооктябрьский период все еще остается одной из наименее изученной сфер духовной жизни России. Одни исследователи особенно в советские годы давали негативную оценку состояния образования в революционной России. Подобные оценки, сведения, основанные на мотивах политически – конъюнктурного свойства, использовались как аргументы для более широкого вывода о невежестве и едва ли не половиной безграмотности сибиряков (историк Г.П.Шатрова).

Другие ученые, например, В.И. Штейнгейль в своем очерке «Статистическое описание Ишимского округа Тобольской губернии» отмечал у ишимцев желание учиться грамоте. Он утверждал, что дело духовного развития и образования было внутренней потребностью самих сибиряков, стремившихся использовать разнообразные возможности для просвещения своих детей.

Первое учебное заведение в Ишиме – уездное училище, было открыто в октябре года. По свидетельству современника его существование в значительной мере поддерживалось пожертвованиями разных сословий ишимского общества, «движимого любовью к истинному просвещению». В пользу училища к моменту его открытия гражданами города было собрано деньгами 610 рублей 85 копеек. Кроме того, на 156 рублей – книг и вещей, необходимых для обучения. В училище поступило 36 человек. Поскольку собственного помещения у училища не было, ишимский купец второй гильдии Ф. Еманаков пожертвовал для него свой дом [1].

В городе Ищиме были открыты учебные заведения предназначенные для организации женского образования. Развитие женского образования в Сибири в те годы была делом требовавшим самоотверженности и громадных усилий. Ишимская женская школа была открыта в 1859 году. Обучение в Ишимском женском училище продолжалось четыре года:

начальный класс был подготовительным, затем следовали три основных. В 1863 году училище совершило свой первый выпуск. Первой и единственной в тот год выпускницей стала дочь священника Вера Лукиянова, награжденная похвальным листом за успехи в учебе. В 1871 году, Ишимское женское училище было преобразовано в трехклассную женскую прогимназию. Право поступления в прогимназию имели дети ишимцев всех званий, начиная с восьмилетнего возраста. Девушки, успешно прошедшие полный курс обучения, приобретали звание учительницы народных училищ [1].

1871 год знаменателен для образовательной системы Ишима еще и тем, что именно в этом году в городе появилось еще одно учебное заведение. Им стало переведенное из Омска духовное училище. 10 мая 1884 года совершена закладка фундамента каменного корпуса училища. Строительство продолжалось всего лишь два с половиной года, и уже 21ноября 1886 года в день праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы было совершено освящение нового училищного здания [2].

Ишимское духовное училище было призвано готовить церковнослужителей. Его воспитанниками становились, главным образом, дети из семей провинциального духовенства I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

со всей обширной Тобольской, а затем и Омской (с 1895 года) епархий. Немало было среди учеников и мальчиков, лишившихся родителей. Для таких детей обучение и содержание в училище было полностью бесплатным. До 1906 года Ишимское духовное училище было учебным заведением закрытого вида. В сентябре 1906 года учащиеся старших классов добились от правления училища разрешения свободного выхода в город [2].

В близких с Ишимом территориях также создавалась сеть учреждений систем образования. По данным отчета губернатора Тобольской губернии было отмечено состояние Готопутовского училища. Считалось, что оно вполне удовлетворительно и по размерам и по качествам постройки. Учебная часть поставлена хорошо, дети развиты и хорошо читают, но учеников очень мало, всего 16 при 40 детях школьного возраста в селении и 500 в волости. В отчете губернатора были выделены «несомненно удовлетворительные качества законоучителя и учительницы нового Готопутовского училища». Тем не менее в отчете можно встретить и негативные отзывы о состоянии учебных заведений. Так «сельское училище в Бердюжье слишком старо и мало, необходимо отстроить другое, для чего можно было бы воспользоваться лишними хлебозапасными магазинами из села Чистоозерского»

[4].

Не малую роль в деятельности учреждений системы образования в г. Ишиме имела проблема организации помощи детям из социально уязвимых семей. Особую роль в решении этого вопроса играла организации приюта в г. Ишиме для детей. Здесь достигались две цели:

во – первых, сироты находили сейчас убежище, обеспечивающее им средство к жизни, а,во – вторых, определялась их будущая карьера: они имели введу сделаться со временем крестьянами-домохозяевами и таким образом возвратиться в ту самую среду, из которой были взяты. Для тех детей, которых не удалось бы устроить вышеозначаемым способом, общие собрание постановило отдавать в мастерские для учения различным ремеслам, чтобы этим, не куда не помещенным сиротам, дать возможность зарабатывать себе со временем кусок хлеба. Для помещения приюта была сначала нанята частная квартира, а впоследствии приобретен, покупкою на средства общества, дом с необходимыми постройками, стоимостью 614 рублей 79 копеек» [3].

Проведенное исследование показывает, что развитие образования в Ишиме было тесно связано с развитием образовательного процесса в целом в России, но в то же время отражало особенности развития традиционной культуры в данном регионе, историко-культурные особенности тех трансформаций, которые происходили в социокультурном пространстве существования социальных институтов региона, в жизни отдельных людей, многие из которых сами оказались существенным фактором развития культурно-трансляционных процессов в регионе.

Краткий обзор наиболее значительных событий в истории ишимской системы образования в XIX веке позволяет сделать вывод о том, что сложилась достаточно гибкая и объёмная образовательная система, позволившая в значительной мере удовлетворять учебно воспитательные и культурные потребности населения. Различные по профилю, обладающие специфическими свойствами школы и училища были сориентированы на образовательные, нравственные, мировоззренческие и научные запросы и интересы представителей самых разных групп и слоёв ишимцев.

Кроме того, образовательная система в Ишиме изначально формировалась не замкнутой, а пространственно – открытой, рассчитанной на жителей не только города, но и окрестных населённых пунктов. Ишим к последней трети XIX века сформировался как образовательный центр значительного по своим масштабам района на юге Тобольской губернии.

1) Дворяшин Ю.А. У истоков народного образования // Ишим далёкий – близкий. Ишим: ИГПИ им.

П.П. Ершова.: 1997. – с. 102-108.

2) Савченкова Т.П. Духовное училище // Ишим далекий – близкий. Ишим: ИГПИ им. П.П. Ершова.:

1997. – с. 102-121.

3) Отчет Ишимского Попечительского Комитета о бедных. с 3 августа 1892.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

4) Поездка губернатора /1894-1895/ ТГВ/ оф / 29.6. 1894. Приказ И.Д Тобольского губернатора от 25. 6. 1894 г.по 1 января 1894 г.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

КАЗАН КАК СИМВОЛИЧЕСКАЯ ОСНОВА КОЧЕВОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ Бортникова А.Е.

Запорожский национальный университет, г. Запорожье, Украина e-mail: bortnickoff@mail.ru Любая модель культуры предполагает разделение явлений окружающей действительности на мир фактов и мир знаков. «Двойная природа вещей» особенно характерна для традиционных обществ. О каждом предмете, кроме сведений, касающихся его физической природы, существовало еще и иное знание: знание его символического смысла. Наличие символической метрики обнаруживается во всех феноменах человеческого мира и привлекает все большее внимание не только ученых, но и каждого человека в поисках собственной идентичности в неуютном глобальном мире.

В украинской этнокультурологических исследованиях довольно широко отражена национальная символика, однако откровенно обделена вниманием символика кочевых народов, населявших наши земли в разные исторические времена. Особого внимания в этом отношении заслуживает казан (укр. «казан») – один из самых важных в символическом смысле предметов кочевого мировоззрения. Казаны с древнейших времен почитались кочевниками и предназначались и для приготовления пищи, и для ритуальных обрядов. Во времена кочевого скотоводства у каждого племени был большой котел (Тай-Казан), в котором можно было вместить мясо целого коня. Им пользовались во время больших праздников и тризн. Поэтому казан – символ достатка, гостеприимства, единства, сплоченности и целостности народа.

Казан – одна из категорий, охотно помещаемых мифологическим сознанием в центр мира. А, как известно, обнаружение или проекция точки отсчета – «Центра» – равносильна Сотворения мира [8]. Благодаря казану может происходить взаимодействие миров, и в этой процедуре он не только посредник, но и охранник, защитник от вредного воздействия Нижнего мира. В кочевых сообществах котел мог символизировать еще и власть. Очевидно, при выполнении религиозно-магических обрядов прежде использовались казаны, особым образом оформленные, при этом зооморфные элементы (например, ручки) были связаны с культом животных и выполняли функцию оберега [4].

Уже бронзовые казаны скифской эпохи выполняли, помимо утилитарных, и магическую функцию. О символическом значении казанов свидетельствует рассказ Геродота о скифах: «В этой местности (у верховий Гипаниса-Буга) стоит медный сосуд величиной, пожалуй, в шесть раз больше сосуда для смешения вина, который Павсаний, сын Клеомброта, велел посвятить богам и поставить у входа в Понт (Чёрное море). Кто не видел этого сосуда, тому я его опишу: он свободно вмещает 600 амфор, а толщина этого скифского сосуда шесть пальцев. По словам местных жителей, сделан он из наконечников стрел. Один скифский царь, по имени Ариант, пожелал узнать численность скифов. Он приказал для этого всем скифам принести по одному наконечнику стрелы и каждому, кто не послушается, грозил смертью. Тогда скифы принесли такое множество наконечников, что царь решил воздвигнуть из них себе памятник: он повелел изготовить из наконечников этот медный сосуд и выставить в Эксампее. Вот сведения, которые я получил о численности скифов» (Геродот, ІV.81).

Полагают, что греческое название Экзампай (Эксампей) – «Священные пути» – возникло потому, что там находилось скифское святилище. На то, что эта местность могла быть узловым пунктом торговых путей, находившихся под защитой богов, указывали многие исследователи, в частности, М. Кисслинг, Г. Штейн [3]. Мысль об общескифском характере большого котла как святыни и о том, что именно в той местности, где он был установлен, мог проводиться общескифский праздник, выразил Б. Граков [2]. Идею связи святилища Екзампай с пантеоном скифских богов развивал Д. Раевский – он ставил вопрос уже не просто о святилище, а об «общескифском религиозном центре» [7]. А большой Священный I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

казан, расположенный в «ближайшей к небу» точке (высшая точка в украинских степях – 269 м над уровнем моря) символизировал высший мир богов [6].

Предания, близкие к рассказу Геродота, доселе сохраняются у народов Причерноморья – независимо от происхождения этих народов. Например, существует предание о гигантских медных котлах в одном из труднодоступных ущелий Балкарии, хотя материальных подтверждений не найдено. Особое значение придавалось большим котлам и у абхазов: по окончании молитвы, связанной с культом Афи, только казан, где варилось мясо, можно было забрать с собой – все остальное оставалось на месте обряда. В абхазских нартских сказаниях о Патразе слышится отзвук скифского обычая, связанного, как и у осетин, с прославленной «чашей героев» – ее мог выпить только тот, кто совершил великие подвиги и правдиво рассказал о них. В абхазской версии от правдивого рассказа Патраза закипел казан с мясом [1].

Согласно мифологическим представлениям тюркомонголов, и небо, и подземный мир представлялись в виде купола или перевернутого казана, отсюда – и весь космос в его первоначальном состоянии воспринимался как куполообразное или котлообразное пространство. В казахском фольклоре сохранился мотив «перевернутого котла»: герой, в случае опасности, скрывается под котлом (эпос «Эр Кенес», эпическая сказка «Желкилдек», сказание «о Коркуте»). Из этого сакрального пространства появлялся герой, часто основатель племени. Имена героев в эпосах казахов, огузов, туркмен – Казан, Кожан, Козан, Кожак, Косай, Асан трансформировались из первоначального значения слова казан. Отсюда, видимо, и соответствующие антропонимы и топонимы. Образ мифического Казана также тождественен «Кангха» и другим «закрытым пространствам» казахской мифологии.

Месторасположение «какого-то Казана» было принято в системе географических координат за точку отсчета – центр мироздания [5]. Поэтому можно предположить, что мифический Казан послужил источником для всех исторических и эпических Казанов – сакральных и политических центров этнокультурных сообществ, которые возникали на пути миграций тюркских племен, в том числе и для Казани – сакрального города или центрального святилища волжских булгар. Таким образом, ассоциация «казан» – «мифический сакральный центр» перешла и к реальному предмету – бытовому казану.

Схожесть ритуалов у народов, исторически и/или географически отдаленных, свидетельствует об устойчивости глубинных структур сознания как фундаментального условия существования социума. В то же время в каждом локале сохранялась этническая самобытность проявления культурных универсалий. В мифологической космографии кочевников Казан был центром мира. Такая символика безусловно заимствована у древних скифов с их сакральной космограммой – казаном Арианта. И все это – достояние также и культурной истории украинского народа, прежде всего – многочисленных этносов Северного Причерноморья, «глобализационного котла», пограничья между оседлым и кочевым образом жизни, чья земля хранит древние традиции множества культур.

1) Бгажба О.Х. История Абхазии. Сухум: Алашарбага. 2007. 392 с.

2) Граков Б.Н. Легенда о скифском царе Арианте (Геродот, кн. IV, гл. 81) История, археология и этнография Средней Азии. М.: Наука. 1968. С.101-115.

3) Доватур А.И. Народы нашей страны в «Истории» Геродота. М.: Наука. 1982. 455 с.

4) Интернет-ресурс: Косяненко В.М. Бронзовые литые котлы Нижнего Подонья.

http://annals.xlegio.ru/sbo/contens/sa.htm#sa1978_1 (дата обращения 15.06.2012) 5) Интернет-ресурс: Курмангазиев Ж.Е. Об этимологии слова «Казына». http://www.kazyna.kz/ (дата обращения 15.06.2012) 6) Петрук В.І. Екзампай – сакральний центр Великої Скіфії // Історичний журнал. №3. 2005. С. 110 116.

7) Раевский Д.С. Очерки идеологии скифо-сакских племен. М.: Наука. 1977. 216 с.

8) Элиаде М. Священное и мирское. М.: Изд-во МГУ. 1994. 144 с.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

К ВОПРОСУ О НРАВСТВЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ В УСЛОВИЯХ СОВМЕСТНОГО ОБУЧЕНИЯ В ВУЗЕ Бурыкина В.Г.

ГБОУ ВПО «Белгородский государственный институт искусств и культуры», г. Белгород, Россия e-mail: viktoria050882@mail.ru «Если у человека нет матери, нет отца, но есть Родина - он ещё не сирота. Всё проходит: любовь, горечь утрат, даже боль от ран проходит, но никогда - никогда не проходит и не гаснет тоска по Родине... Родина - это всё: и, прежде всего язык, природа, древняя история своей страны, её праздники, народные песни и сказания, память о предках и уважение к родителям, а главное - труд, творческий созидательный труд своего народа».

В.П. Астафьев Задача системы высшего профессионального образования сегодня – не только формирование широкого мировоззренческого кругозора у студентов, но и воспитание духовной личности, от интеллектуального, политического, культурного уровня которой во многом будет зависеть будущее общества.

В настоящее время экспорт образовательных услуг является приоритетным направлением развития высшего профессионального образования в России. Создание благоприятных условий для ускорения интернационализации образования, увеличения контингента иностранных студентов становится важным показателем успешности международной деятельности отечественных вузов. С другой стороны, нетерпимость к инаковости, оскорбление национальных чувств, ущемление национального достоинства личности, непонимание проблем людей, принадлежащих другим конфессиям, незнание культуры других народов и неумение подобрать адекватную и корректную форму поведения и общения по отношению к ее представителям – все это время от времени имеет место в современном обществе в целом и в студенческой среде в частности. В связи с этим, содержание высшего профессионального образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми и народами, вне зависимости от их расовой, этнической, культурной и религиозной принадлежности.

В условиях совместного обучения российских и иностранных студентов особое место в процессе воспитания занимает формирование духовности. Духовный человек – это гражданин и патриот с сильным национальным характером, ответственный за порученное дело, умеющий трудиться и адаптироваться к меняющимся социальным условиям. Добрый и отзывчивый, уважительно относящийся к детству, к старости, к ценностям здоровой и полноценной семьи, ведущий здоровый образ жизни, нравственно состоятельный, эстетически просвещенный. Это человек со здоровым чувством национальной гордости и развитым национальным сознанием.

Патриотизм, как нравственное чувство и совокупность социально-политических отношений является мощным фактором, необходимым условием для защиты национально политических интересов, для достижения успеха в международном взаимодействии и сотрудничестве, для сохранения и укрепления человеческой цивилизации.

Формирование патриотизма российских и иностранных студентов, обучающихся совместно, может проходить в ходе их учебной, научно-исследовательской и творческой деятельности. Остановимся подробнее на организации студенческой научно исследовательской и творческой деятельности на кафедре иностранных языков и межкультурной коммуникации Белгородского государственного института искусств и культуры (БГИИК), направленной на формирование патриотизма у российских и иностранных студентов.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

Так, ежегодно кафедрой иностранных языков и межкультурной коммуникации БГИИК проводится межвузовская студенческая конференция «Язык и культурные коммуникации».

Российские и иностранные студенты, принимающие участие в данном мероприятии, имеют возможность обсудить современные и устоявшиеся веками проблемы национальных культур, искусства и языков. Важность приобщения молодежи к культуре своего народа, обращения к отеческому наследию не вызывает сомнений. Именно поэтому необходимо знать и изучать историю, культуру и искусство своей страны. Знание истории своего народа, национальной культуры поможет молодым людям, как россиянам, так и иностранцам, в дальнейшем с уважением и интересом относиться к культурным традициям других народов, что и является основой этнической толерантности.

Следует отметить, что в БГИИК, где обучается талантливая в различных сферах молодежь из России, стран Ближнего и Дальнего зарубежья, плодородной почвой для формирование патриотизма российских и иностранных студентов является их творческая деятельность. С другой стороны, творчество выступает связующим звеном между основными направлениями будущей профессиональной деятельности студентов (театральное, хореографическое, музыкальное творчество) и возможностью проявить свои профессиональные способности в процессе организации и проведения различных социокультурных мероприятий.

Такую возможность имеют российские и иностранные студенты БГИИК, принимая участие в ежегодном межвузовском фестивале «Искусство народов мира», который организовывает и проводит кафедра иностранных языков и межкультурной коммуникации.

Это мероприятие, которое постепенно становится ежегодной традицией, имеет целью формирование устойчивого интереса и положительной мотивации студентов творческих специальностей к изучению иностранных языков и культур, воспитание патриотизма, формирование этнической толерантности.

Ежегодно сценарий фестиваля меняется, и мероприятие может иметь разные формы:

фестиваль-концерт, фестиваль-путешествие и т.п. Студенты-участники представляют на фестивале творческий номер (танец, песню, инструментальную композицию и т.д.). Главной ценностью данного мероприятия в языковом аспекте является тот факт, что прежде, чем студенты исполняют творческий номер, они обязательно представляются, рассказывают об истории возникновения того или иного танца, песни или инструментальной композиции на изучаемом иностранном языке, а иностранные студенты БГИИК – на русском языке.

Особым успехом у зрителей пользуются национальные танцы и народные песни различных этносов. Участники и зрители всегда с нетерпением ожидают выступления иностранных студентов, которые вносят свой неповторимый национальный колорит в атмосферу всего мероприятия.

Таким образом, нравственно-патриотическое воспитание является одним из самых актуальных направлений образовательной деятельности в современной высшей школе.

Воспитание в человеке чувства патриотизма, любви к Родине, гордости за ее прошлое, стремления участвовать в созидательной деятельности во имя Отечества, толерантное отношение к национальным культурам и их представителям – приоритетное направление международной деятельности российских вузов. Патриотическое воспитание в современном вузе ставит своей целью создать наиболее оптимальные условия для воспитания чувства личной ответственности за все происходящее в окружающем мире, сопричастности всему происходящему, потребности быть деятельным участником общественной, учебной, трудовой и досуговой сфер жизни. Совместное обучение российских и иностранных студентов создает в свою очередь благоприятные условия для формирования чувства гражданственности и патриотизма, гордости за свою Родину, умения строить свою деятельность в гармонии с другими народами.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ВЛАСТИ И КРЕСТЬЯНСТВА В ГОДЫ НЭПА В ИШИМСКОМ ОКРУГЕ Бутырина Е.В.

ФГБУ ВПО «Ишимский государственный педагогический институт им. П.П. Ершова», г. Ишим, Россия e-mail: Istfakigpi@mail.ru Период нэпа в Сибири характеризовался выходом из сельскохозяйственного кризиса, быстрым восстановлением сельского хозяйства. Восстановлению и развитию аграрного сектора способствовали как организация государственной помощи крестьянству, так и в большей степени использование товарно-денежных отношений. На основе развития товарно денежных отношений и допущения некоторого роста мелкокапиталистического предпринимательства происходило социальное расслоение крестьянства. Характер расслоения крестьянства определялся активной и целенаправленной политикой государственного регулирования социально-экономических процессов.

В ходе исследования были выполнены следующие задачи:

Во-первых, выявлены особенности осуществления новой экономической политики, состоявшие в восстановлении сельского хозяйства, развитии единоличного крестьянского хозяйства. Динамика развития крестьянского хозяйства в Ишимском округе носила положительный характер. За этот период увеличились количество обрабатываемой земли, наблюдался рост числа крупнотоварных зажиточно-середняцких и кулацких хозяйств.

Во-вторых, установлено влияние налоговой политики на отношение крестьянства к Советской власти. Налоговая политика создавала материальные стимулы к развитию индивидуального крестьянского хозяйства, действовал дифференцированный подход к уплате налогов. Беднейшим крестьянам предоставляли налоговые льготы. Но вместе с тем усиливался налоговый пресс в отношении крестьянских «крепких хозяйств». Поскольку не было четких критериев определения кулака, то зачастую на местах к кулакам причисляли часто и середняков. Постоянные поиски властями кулаков в среде крестьянства усиливали социальную напряженность и произвол в сибирской деревне.

В-третьих, охарактеризовано соотношение социальных группировок, существовавших в Ишимском округе. По мере восстановления сельского хозяйства изменялось соотношение классовых сил в деревне. Крестьянское хозяйство развивалось под воздействием мероприятий Советского государства, которое укрепляло бедняцко-середняцкие хозяйства и ограничивало кулаков. Кулаки в Ишимском округе враждебно относились к Советской власти и всеми силами старались привлечь на свою сторону бедняцкий слой крестьянства.

Согласно Госинфсводке о политическом и экономическом состоянии Ишимского округа с 15 апреля по 1 мая 1924 года: «Кулаки враждебно относятся к Соввласти и всеми силами стараются распространить неправдоподобные и ложные слухи, при всяком удобном случае стараются уронить авторитет власти в глазах крестьянства».

В-четвертых, показано существование в Ишимском округе антисоветских форм деятельности в годы нэпа. Борьба развернулась в экономической, политической и идеологической сферах. Доминирующими в 1924-1927 гг. в Ишимском округе были экономические формы классовой борьбы. Кулачество активно боролось против классовой направленности различных аспектов экономической политики Советского государства, стремилось использовать в целях своего обогащения кооперацию, сельскохозяйственный кредит, машиноснабжение, агрономическое обслуживание, нарушало советское трудовое и земельное законодательство. Разворачивалась политическая классовая борьба. В местные Советы часто пролезали кулаки и подкулачники, которые делали все, чтобы вызвать недовольство трудящихся советской властью. В округе крепло кулачество и крупные середняцкие слои, беднота эксплуатировалась кулаками. В Каргалинском с/совете Викуловского района председатель Чупраков находится под влиянием кулачества и проводит кулацкую линию: при разделе земли у многих бедняков отобрана земля незаконно I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

и передана зажиточному слою, благодаря этой дружбе все постановления Советской власти проводятся в пользу кулаков. Большого размаха в условиях нэпа приобрела идеологическая борьба. Идеологическое сопротивление кулачества было направлено на дезориентацию трудящихся масс деревни, деформацию их сознания и поведения в своих интересах.

Зажиточные слои проявляли активность и разжигали ненависть к Советской власти.

Иной аспект антисоветского мышления фиксируется в сообщении из Бердюжского района, где местные «кулаки» говорили: «Мы хотим войны, при которой в первую очередь перебьем коммунистов. Советскую власть будем отстаивать без коммунистов. Согласно сводке ОГПУ от 28.11.28 г. зажиточный крестьянин Долгушин у себя во дворе говорил:

«Советское Правительство платит дань Польше и Англии, поэтому и производит так заготовки хлеба, и заставляет брать облигации. Но только, пожалуй, к весне ни одного коммуниста у нас не останется, власть свергнут». В Петуховском районе середняк Глухин И.П. активный участник восстания 1921 г. говорил: «Жалко, что я в восстании бил мало и бил ребят, надо бы бить таких, как вы. Ну да ладно, Франция будет наступать, так мы отсюда будем давить коммунистов, жарко вам будет».

Отношение крестьянина к государственной власти варьировало в традиционном диапазоне - от анархического своеволия до покорности и упования на высший авторитет.

При этом отмечается диаметрально противоположная позиция сибирского крестьянства к высшей (особенно центральной) и местной власти. К первой оно испытывало пиетет, ко второй же - недоверие, подчас враждебность (особенно к партийцам - из-за их активного участия в продработе, малограмотности, «бесхозяйственности», склонности к «командованию»), в середине 20-х гг. - равнодушие. Новую власть крестьянство приняло, но своей не считало.

Таким образом, взаимоотношения власти и крестьянства в годы нэпа в Ишимском округе были напряженными. Рост крупнотоварных зажиточно-середняцких и кулацких хозяйств способствовал активизации борьбы против Советской власти. В Советы часто проникали кулаки, которые делали все, чтобы вызвать недовольство советской властью:

проводили агитацию среди населения, разрабатывали планы свержения Советской власти, открыто желали новой войны. А с началом коллективизации сопротивление властям только усилилось. Но здесь это уже были ошибки руководства, чинившие беззаконие и произвол.

Вооруженных крестьянских выступлений против Советской власти в Ишимском округе в годы нэпа обнаружено не было.

1) ГУ ТО «Госархив в г. Ишиме». Фонд 3, оп. 5, д. 97, л. 31, 43, 54, 75, 83, 85, 86, 94.

2) ГУ ТО «Госархив в г. Ишиме». Фонд 3, оп. 5, д. 98, л. 10, 46, 106, 506, 509.

3) ГУ ТО «Госархив в г. Ишиме». Фонд 3, оп. 5, д. 99, л. 11, 122, 219.

4) Венер М. Лицом к деревне: советская власть и крестьянский вопрос (1924-1925 гг.) // Отечественная история. 1993. № 5. С.86-108.

5) Горинов М.М., Цакунов С.В. Ленинская концепция нэпа: становление и развитие // Вопросы истории. 1990. № 4. С.20-40.

6) Кузнецов И.С. Богатые и бедные: взгляды сибирского крестьянства 1920-х гг. на социальные различия // Вестник НГУ. Серия: История, филология. 2002. Т.1. Вып.3. С.55–62.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

РОДИТЕЛЬСКОЕ ОТНОШЕНИЕ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ РОДИТЕЛЯ Васильева О.О.

Национальный исследовательский университет Белгородский государственный университет, г. Белгород, Россия e-mail: Ox-Vasilyeva@yandex.ru Понятие «родительское отношение» является многомерным образованием и указывает на взаимную связь и взаимозависимость родителя и ребенка. Понятия «родительская позиция» и «родительская установка» используются как синонимы родительского отношения, но отличаются степенью осознанности. Родительская позиция скорее связывается с сознательно принятыми, выработанными взглядами, намерениями;

установка – менее однозначна. Родительское отношение является наиболее содержательным понятием и включает в себя субъективно-оценочное, сознательно-избирательное представление о ребенке, которое определяет особенности родительского восприятия, способ общения с ребенком, характер приемов воздействия на него.

Различные авторы придерживаются различных взглядов на структуру родительского отношения. Многие современные исследования за рубежом до сих пор опираются на базовую типологию родительского отношения, которая была предложена Е.С. Шафер, Р.А. Белл [1]. Данные авторы в результате факторноаналитических исследований выделили два фактора отношений дети-родители: поведенческий (автономия – контроль) и эмоциональный (любовь – ненависть). На основе этой модели описываются следующие родительского отношения: оптимальный эмоциональный контакт;

излишняя эмоциональная дистанция с ребенком;

излишняя концентрация на ребенке.

Для того чтобы успешно справиться с воспитательными заботами, родитель должен обладать определенными личностными качествами. Круг этих качеств весьма широк: сюда относят и пол родителя, его возраст, темперамент и особенности характера родителя, религиозность, национально-культурную принадлежность, социальное положение, профессиональную принадлежность, уровень общей и педагогической культуры [2]. Однако в литературе данные тенденции представлены лишь в обобщенном виде. А ведь личность самого родителя как субъекта взаимодействия является одним из самых весомых факторов, оказывающих влияние на отношение к ребенку. В литературе существует определенный дефицит исследований, направленный на поиск благоприятных качеств личности родителя, формирующих положительное отношение, оптимальный эмоциональный контакт с ребенком. Без этого невозможно организовать определенный ориентир для родителя, выступающий как степень стремления к лучшему в собственном развитии, в отношении к ребенку и воспитательном подходе к нему. Поэтому изучение данных тенденций является на данный момент актуальным.

Проблема исследования состоит в том, чтобы выяснить какие личностные особенности способствуют формированию оптимального эмоционального контакта с ребенком.

Решение данной проблемы и составило цель исследования.

Объект: личность родителя (матери).

Предмет: родительское отношение как проявление личностных особенностей родителя.

Мы предположили, что существуют определенные личностные особенности, которые способствуют формированию оптимального эмоционального контакта матери с ребенком.

Методы исследования. Метод диагностики межличностных отношений (Модифицированный тест Т.Лири), автор Л.Собчик;

опросник самоотношения В.В. Столина;

методика PARI, опросник родительских установок;

методика Р.В. Овчаровой «Представления об идеальном родителе».

Методом математической статистики явился кластерный анализ.

В результате проведенного исследования нами были получены следующие выводы.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

Оптимальный эмоциональный контакт с ребенком наблюдается при двух типах личности. С одной стороны, у эмоционально-лабильной личности родителя с чертами демонстративности, смешанным типом реагирования, ответственно-великодушным вариантом межличностного поведения, проявляющимся в выраженной готовности помогать окружающим, развитым чувством ответственности, проявлениях мягкосердечности, эмоциональной теплоты, экстравертированности, сверхобязательности, наличии тенденций альтруизма. Такие матери отличаются гармоничным, целостным восприятием себя, характеризующимся отсутствием конфликтов «за» и «против» собственной личности, яркой выраженностью признака глобального самоотношения. Сформированность родительства у данной группы матерей развита на среднем уровне: имеются ярко выраженные родительские чувства по отношению к ребенку, положительное отношение к себе как к родителю, наличие выработанных умений, навыков и подходов к ребенку, определенных тенденций в воспитании и обучении ребенка. Наряду с данными тенденциями наблюдается средняя выраженность когнитивного компонента родительства, что проявляется в средней степени рефлексивности, осознанности собственных родительских функций, способности к рефлексивному анализу и самоанализу собственных воспитательных подходов. В отношении матерей к семейной роли и семейной системе отмечается высокая вероятность семейных конфликтов, зависимость матери от семьи и проявления несамостоятельности, некоторой неуверенности в воспитании.

С другой стороны, оптимальный эмоциональный контакт наблюдается при пассивно созерцательном типе личности с выраженностью покорно-застенчивого стиля межличностного поведения, проявляющегося в скромности, застенчивости матерей, склонности брать на себя чужие обязанности. Самоотношение таких родителей характеризуется низкими показателями по шкале «глобальное самоотношение», что указывает на непринятие себя, деление своего Я на «за» и «против». В воспитании и отношении к семейной роли присутствует сверхавторитет родителей. В представлениях о себе как родителе наблюдается средний уровень. В отношениях с ребенком в большинстве ситуаций доминирует положительный эмоциональный фон. Матери обладают определенным набором различных представлений о способах и формах взаимодействия с ребенком, знаний и представлений о целевом аспекте этих взаимоотношений, а также убеждений в приоритетности тех направлений взаимодействия с ребенком. Однако реализация данных представлений в большинстве ситуаций затруднена. Родителям свойственны частые сомнения и колебания в выборе форм и способов поддержания контакта с ребенком, способов контроля, определений дистанции или близости в общении.

Таким образом, можно подвести итог, что оптимальный эмоциональный контакт матери и ребенка формируется при эмоционально-лабильном и пассивно-созерцательном типах личности родителя.

1) Овчарова Р.В. Родительство как психологический феномен: учебное пособие. - М.: Московский психолого-социальный институт. 2006. 496 с.

2) Савина Е.А., Смирнова Е.О. Родители и дети: Психология взаимоотношений. М.: Когито–Цетр.

2003. 230 с.

3) Смирнова Е.О., Быкова М.В. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения // Вопр. психол. 2000. №3. С.3-13.

4) Собчик Л.Н. Методы психологической диагностики. Диагностика межличностных отношений.

М. 1990.

5) Интернет-ресурс: http://psylab.info/Опросник_самоотношения.

6) Интернет-ресурс: http://www.vashpsixolog.ru/psychodiagnostic-school-psychologist/60-diagnosis-of family-relationships/199-pari-methodology-measurement-of-parental-attitudes-and-reactions.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

ПРЕДПРИЯТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОПК НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ: ИЗМЕНЕНИЯ И ТЕНДЕНЦИИ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ (НА ПРИМЕРЕ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ) Деманов А.А.

Чувашский филиал Московского гуманитарно-экономического института, г. Чебоксары, Россия e-mail: demanov06@mail.ru Военно-промышленный комплекс (ВПК) – совокупность научно-исследовательских, испытательных организаций и производственных предприятий, выполняющих разработку и производство военной и специальной техники, амуниции, боеприпасов и т.п. применимых для государственных силовых структур, а также на экспорт.

Для Российской Федерации «это стержень того научно-промышленного потенциала, от которого зависит успешное развитие и решение задач модернизации экономики страны» [1] ВПК, а в частности экспорт российских вооружений за рубеж всегда имел огромную значимость для нашего государства.

На сегодняшний день все предприятия ОПК в Чувашской Республике можно выделить в две неравные по составу группы. Первую представляет один завод – это ФГУП «ЧПО им.

В.И. Чапаева». Он был больше чем другие завязан на военную продукцию, занимаясь выпуском боеприпасов. Как видно из его наименования, завод остался в государственном ведении, это мешает ему активно применять рыночные механизмы для успешного ведения деятельности. Несмотря на широкий ассортимент выпускаемой продукции от резинотехнических изделий до пиротехники, предприятие находится в состоянии хронического банкротства. Неоднократные попытки региональной власти с помощью смены управления и налаживания эффективного менеджмента не дают желаемого результата. На заводе высокая текучесть кадров, низкий уровень зарплат, не редки ее задержки, это характерная картина для многих российских предприятий ОПК. Во многом корень проблем кроется в форме управления, на сегодняшний день большинство ФГУПов дотационны и убыточны. Специфика их продукции, связанная с секретностью, не дает им в полной мере участвовать в нынешней рыночной жизни.

Остальные предприятия, некогда завязанные на оборонку, входят во вторую группу.

Она характеризуется целым рядом отличительных черт: успешное ведение дел на рынке, широкий ассортимент продукции, эффективный маркетинг и менеджмент как внутри страны, так и на зарубежной арене. Все они представляю электротехнику и приборостроение.

Еще в советские времена у них был богатый опыт по выпуску гражданской продукции, это позволило им оперативно реагировать на изменения в хозяйственной жизни страны.

На сегодняшний день эти заводы в большинстве являются ОАО или ЗАО. Практически все они входят в какие-либо объединения, причем не только российские, но и с участием иностранного капитала, как например: «АБС ЗЭиМ Автоматизация», входящее в международный холдинг АБС Электро с 2007 г. Предприятие разрабатывает и внедряет «под ключ» различные автоматизированные системы управления технологическими процессами, а также изготавливает широкую номенклатуру средств автоматизации для систем промышленной автоматики.

Примером современного государственно-частного партнерства является ОАО НПО «ЭЛАРА». Это, пожалуй, одно из наиболее динамично развивающихся предприятий Чувашской Республики. Возникшее в конце 1960-х гг. оно стало ведущим российским производителем пилотажно-навигационных комплексов, систем автоматического и дистанционного управления, бортовой вычислительной техники и систем индикации для летательных аппаратов военной и гражданской авиации. Его системы и комплексы стоят на модификациях знаменитых самолетов Су, МиГ, Ту, многофункционального самолета амфибии Бе-200, на вертолетах фирм Камова и Миля.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

ОАО «ЭЛАРА» входит в состав концерна «Авиаприборостроение» (создан 16 июня 2009 года), объединяющего ведущих разработчиков и изготовителей авиаприборостроения, который в свою очередь является частью госкорпорации «Ростехнологии».

Сегодня эти предприятия, некогда бывшие составной частью советского ВПК, стали вести самостоятельный бизнес. Их продукция ориентирована на широкий спектр потребителей и в первую очередь гражданский сектор экономики. Современные реалии заставляют опираться на свои силы, а не государство с его оборонной программой.

Девяностые годы прошлого века стали тем переходным периодом, после которого модель отечественного ОПК стала приобретать новые качественные черты. Наиболее яркие из них это налаживание широкого военно-технического сотрудничества России с множеством стран, продажа им, не только готовых вооружений, но и технологии в том числе, двойного назначения и как обратное явление покупка их у некогда потенциальных противников (нашумевшая сделка по вертолетоносцам «Мистраль»). Эти тенденции носят далеко не однозначный характер, но они объективны как проявление глобализации.

1) Миронов С.М. «Совершенствование военно-технического сотрудничества: проблемы и перспективы // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2005. №19.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

THE FORMATION OF AN INDEPENDENT STATE BELGIUM: THE INFLUENCE OF INTERNAL AND EXTERNAL FACTORS Железко Д.С.


Кемеровский Государственный Университет, г. Кемерово, Россия e-mail: dariazhelezko@gmail.com The revolutionary events of 1830-1831 in some European led to significant changes in the international situation on the European continent and dramatically changed in the territorial and political system, based on the treaties of Congress in Vienna (1814-1815) [1].

Established in 1831, the Belgian state was based on the model of a unitary state with some elements of decentralization, limited by local authorities (provinces and communes). Soon the autonomy supporters in the north (Flanders) and the South (Wallonia) of the country expressed their demands in different forms.

The events of September, 1830 resulted in the elimination of Belgium dependence on the Netherlands. The Constitution of Belgium of 1830 did not mention that its citizens spoke two different languages – French and Flemish. Although the Belgian nation was composed of two different nationalities (Flemings and Walloons), the government put forward the idea of creating a unified nation.

The idea of «territorial principle» met with increasing support among the Flemings and the Walloons. But the French-speaking bourgeoisie put forward the principle of «personal choice», according to which the Francophones in Flanders had freedom in choosing the language.

Having failed to suppress the revolution on his own, Dutch King William I had to ask for military assistance to the four great powers – Britain, Russia, Austria and Prussia. All four offices had to organize a military intervention [2].

Not wishing the situation in Belgium to be improved, France waited for Talleyrand himself giving Belgium to France. The British government insisted on signing a truce between Belgium and the Netherlands. England stated that it would not allow the accession of Belgian provinces to France. Prussia refused to provide military assistance to William I in suppressing rebellious Belgians. Russia tried to persuade Prussia, as Russian policy in Europe aimed at struggle with the revolutions in Europe [3]. The Austrian Emperor replied that he could provide only moral support to the Netherlands because of the weakness of the Austrian army and a new outbreak of the national liberation movement in Italy.

Thus, intervention in Belgium was not supported by none of the great powers, and discussion of the Belgian question was to be discussed at the London Conference. The Series of negotiations preceded by the International recognition of an independent Belgium.

The conference was convened on the initiative of France which tried to destroy the barrier erected on its northern borders in accordance with the decisions of the Vienna Congress in 1814-15.

Despite the opposition of Austria, Prussia, and Russia, Great Britain and France managed to achieve the recognition of Belgium independence by all the participants of the conference. The Treaty of London in 1831 legally established Belgium as an independent state.

Since 1815, Belgium had been a part of the United Kingdom of the Netherlands. By this Treaty, the southern provinces of the Netherlands became internationally recognized as the Kingdom of Belgium. The European powers recognized and guaranteed the independence and neutrality of Belgium and confirmed the independence of the German speaking part of Luxembourg.

The main historic significance of the Treaty was Article VII, which required Belgium to remain perpetually neutral, and the signatory powers were to guard that neutrality in the event of invasion.

Намазова А.С. Бельгия: эволюция государственности в XVIII-XX веках. М.: Наука. 2008. 391 с.

1) Дебидур А. Дипломатическая история Европы (1814-1878гг.): В 2 т. Ростов н/Дону. 1995.

2) Внешняя политика России XIX – начала XX в. М. 2005. Т.XVII. С.104-105.

3) I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

ОБРАЗОВАНИЕ НЕЗАВИСИМОГО ГОСУДАРСТВА БЕЛЬГИЯ: ВЛИЯНИЕ ВНУТРЕННИХ И ВНЕШНИХ ФАКТОРОВ Железко Д.С.

Кемеровский Государственный Университет, г. Кемерово, Россия e-mail: dariazhelezko@gmail.com Революционные события 1830-1831 гг. в ряде стран Европы от Франции до Италии и Испании привели к существенным переменам в международной обстановке на Европейском континенте и внесли заметные изменения в территориально-политическую систему, основывающуюся на легитимистских принципах трактатов Венского конгресса 1814-1815 гг.

[1].

Созданное в 1831 г. бельгийское государство было основано на модели унитарного государства, с некоторыми элементами децентрализации, ограниченной местными органами власти (провинции и коммуны). Вскоре требования сторонников автономии нашли свое выражение в различных формах как на Севере (во Фландрии), так и на Юге (во франко говорящей части) страны.

Бельгия была основана после сентябрьских событий 1830 г., завершившихся ликвидацией ее зависимости от Голландии. В конституции Бельгии 1830 г. вообще не упоминалось, что ее граждане говорят на двух разных языках - фламандском и французском.

Хотя бельгийская нация состояла из двух различных народностей (фламандцы и валлоны), правительство выдвинуло идею создания единой нации.

Идея "территориального принципа" (выбор языка ставится в зависимость от преобладающей на данной территории народности) находила все большую поддержку среди фламандцев и валлонов. Но франкоязычная буржуазия выдвигала принцип "личного выбора", согласно которому франкофоны во Фландрии обладали свободой выбора языка.

Нидерландский король Вильгельм I, убедившись в том, что он не способен подавить революцию собственным силами, вынужден был обратиться за военной помощью к четырем Великим державам – Англии, России, Австрии и Пруссии [2].

Франция не хотела, чтобы дела Бельгии уладились, она хотела затянуть их до тех пор, пока Талейран сам не отдаст ее Франции. Английское правительство настаивало на заключении перемирия между Бельгией и Голландией. Оно заявляло, что не допустит, присоединения бельгийских провинций к Франции. Пруссия могла бы свободно распоряжаться своей армией, но после заявления Франции последовал отказ о первоначальном замысле оказать военную помощь Вильгельму I для подавления восставших бельгийцев. Россия пыталась сломить Пруссию, т.к. задачами русской политики в Европе были борьба с призраком революционных брожений в Европе [3]. Австрийский император предложил оказать Голландии только моральную поддержку из-за слабости австрийской армии и новой вспышки национально-освободительного движения в Италии.

Таким образом, интервенцию в Бельгию не поддержала ни одна из великих держав, и обсуждение бельгийского вопроса решено было передать на рассмотрение участников Лондонской конференции.

Конференция была созвана по инициативе Франции, стремившейся разрушить барьер, воздвигнутый на ее северных границах решениями Венского конгресса 1814-15.

Несмотря на противодействие Австрии, Пруссии и России, в ходе переговоров Великобритании и Франции удалось добиться признания всеми участниками конференции независимости Бельгии, юридически оформленной Лондонским договором 1831.

С 1815 г. Бельгия входила в состав Нидерландов. После принятия нового договора южные провинции Нидерландов получили новый международный статус – Бельгийское государство. Европейские державы являлись гарантами обретения независимости и нейтралитета Бельгией и подтверждали независимость немецкоязычной части Люксембурга.

Важное историческое значение имел пункт 8 Договора о создании Бельгийского государства, согласно которому Бельгия обретала независимость в бессрочном порядке, и I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

Великие державы, подписав договор, являлись гарантами сохранения нейтралитета Бельгии в случае вторжения.

Намазова А.С. Бельгия: эволюция государственности в XVIII-XX веках. М.: Наука. 2008. 391 с.

1) Дебидур А. Дипломатическая история Европы (1814-1878гг.): В 2 т. Ростов н/Дону. 1995.

2) Внешняя политика России XIX – начала XX в. М. 2005. Т.XVII. С.104-105.

3) I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА В РАЗВИТИИ СРЕДНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Ильясова Г.Р., Хасанов З.М.

Башкирский государственный аграрный университет, г. Уфа, Россия e-mail: gulnaz11990@mail.ru Проблема количества и качества предоставляемых в РФ образовательных услуг в настоящее время существенно обострилась в связи с тем, что тенденции развития системообразующих элементов российской социально-экономической системы носят разнонаправленный характер. Демографические и культурные тенденции, противоречивые процессы в развитии территории, предпринимательства, системных коммуникаций, управлении носящие негативный характер не позволяют считать, что объективные основы для устойчивого экономического роста с существенным социальным эффектом уже созданы.

Образовательный процесс является одним из основных факторов, корректирующих характер взаимодействия элементов и обеспечивающих его результативность с точки зрения непротиворечивого развития и целостности социально-экономической системы. Поэтому образовательная сфера может использоваться в качестве институционализированной социальной сети для согласования общественно-необходимых задач, определяемых координирующим элементом социально-экономической системы, и возможностей или потребностей иных субъектов взаимодействия.

Совершенствование образовательного процесса и создание условий для развития образовательной сферы также является формой косвенной компенсации затрат семьи на социализацию ребенка и стимулирования демографических процессов, то есть способом согласования общественно-необходимых задач и возможностей или потребностей субъектов взаимодействия социально-экономической системы.

Именно так представляется возможным определить содержание и направления развития государственно-частного партнерства в образовательной сфере, если рассматривать его как механизм, обеспечивающий взаимодействие государства и иных участников общественных отношений в целях изменения конфигурации социально-экономического пространства, соответствующей интересам этих участников.


Форма реализации механизма государственно-частного партнерства исследованы применительно к негосударственному сектору среднего образования (на примере Свердловской области).

Необходимость обращения обусловлена внесением в Федеральный закон «Об образовании» изменений, разделивших в 2005 году обязанность государства по обеспечению образовательного процесса в организациях любых форм собственности (в форме обеспечения подушевого финансирования) на аналогичную обязанность по отношению к государственным и муниципальным образовательным учреждениям и право субъектов РФ устанавливать меры государственной поддержки негосударственным образовательным учреждениям. Последующие изменения федерального законодательства об образовании сделали взаимоотношения между государством и сферой НОУ-образования еще более неочевидными – фактически, право на предоставление государственной поддержки трансформировалось в теоретическую возможность.

Органы государственной власти ряда субъектов РФ воспользовались этим правом (возможностью), внеся соответствующие изменения в региональные законы об образовании.

1) Указ Президента РФ от 28.06.2007 г. №825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации».

2) Закон РФ «Об образовании» от 10.07.1992 N 3266-1.

3) Лунькин А.Н. Интеграция профессионального образования и бизнеса: методология, практика.

М.: МАКС Пресс. 2009. 25 с.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

4) Лунькин А.Н. Становление и развитие многоуровневых стратегических альянсов среднего профессионального образования на основе общественно-государственно-частного партнерства. В кн.:

Модернизация среднего профессионального образования на инновационной основе. М.:

ЦентрЛитНефтеГаз. 2011. 11 с.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

ИММИГРАЦИОННЫЕ ПОТОКИ В ГЕРМАНИЮ Кирилина А.С.

ФГБОУ ВПО «Кемеровский Государственный Университет», г. Кемерово, Россия e-mail: anna.kirilina92@gmail.com Под влиянием процессов глобализации массовые миграционные потоки и мультикультурализм стали неотъемлемым компонентом политической, экономической и социокультурной жизни европейских стран.

На фоне сокращения рождаемости, старения населения и растущей потребности в высококвалифицированных специалистах иммиграция является важным ресурсом экономического развития, поддержания социального и человеческого капитала во всех европейских странах. Однако, спектр проблем, порождаемый необходимостью интегрировать иммигрантов в общество «большинства», рассматривается значительной частью общественного мнения принимающих стран как вызов демократии и безопасности государства, угроза его экономической стабильности, социальной сплоченности, культурной гомогенности и национальной идентичности.

Вплоть до конца ХХ в. Германия официально не была страной иммиграции, так как на законодательном уровне отсутствовали нормативные акты в области иммиграции или миграционной политики, официально наличествовало только понятие «репатриация». Уже в 70-е годы в стране фактически произошел конфликт между политикой и повседневной административной практикой: официально не принимающее государство практически институализировало различные типы фактической миграции в ФРГ.

Немцем, в соответствии со ст.116 Основного Закона (Конституции) ФРГ 1949 г., считается гражданин, «если иное не установлено законом, тот, кто обладает германским гражданством или тот, кто был принят на территории Германской империи по её состоянию на 31 декабря 1937 г. в качестве беженца или перемещённого лица немецкой национальности, или в качестве супруга или потомка одного из этих лиц» [1].

Сразу после окончания Второй мировой войны особую роль играли потоки гуманитарных мигрантов – беженцев, рассматриваемых ФРГ в качестве репатриантов.

До 1949 года почти 12 млн. беженцев вернулись в четыре оккупационные зоны.

В 1950 г. из 49 млн. жителей вновь основанной Федеративной Республики около 8 млн.

чел. составляли изгнанные – почти шестая часть от общей численности населения. В это же время в ГДР почти пятая часть граждан была представлена беженцами с Востока и изгнанными – в целом 3,6 из 18 млн. чел.

После 1950 г. отошли на второй план миграции с социалистически ориентированными странами Восточной Европы. Зато чрезвычайно важными стали временные трудовые миграции – «гастарбайтеры» из Италии, Испании, Греции, Турции, Марокко, Португалии, Туниса и Югославии рекрутировались в Германию с 1955 по 1968 гг. в рамках двусторонних межгосударственных соглашений по привлечению иностранных рабочих и были призваны насытить возрождающуюся экономику рабочими руками. За 13 лет – с 1960 по 1973 гг.

численность иностранного населения возросла с 686 тыс. чел. до 2,6 млн. чел. Вопреки задуманному немецким правительством, плану сворачивания процесса вербовки в 1973 г.

последовала не обратная волна выезда, а массовый приток членов семей гастарбайтеров.

Закрытие легальных возможностей въезда подтолкнуло уже находившихся на территории Германии к решению об окончательном «укоренении». Потеряв перспективу выезжать на длительное время и возвращаться за заработками, иностранные рабочие с помощью судебных инстанций и общественных организаций стали активно отстаивать право на долговременное пребывание и территориальное единение семей [2].

Другим иммиграционным потоком в 60-70-е годы была этническая репатриация.

Существование «железного занавеса» и административных препон делали, как правило, невозможным выезд из восточной половины Европы.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

Только в конце 80-х годов этнические переселенцы вновь стали существенной составляющей иммиграционного потока в Германии (вначале из Польши, затем из других стран «соцлагеря»). Резко возросли и объемы переселений из Восточной Германии в Западную. Почти в то же время сильно увеличился приток ходатайствующих о предоставлении политического убежища. С 1988 по 1993 год свыше 1,4 млн. человек – преимущественно из восточной половины Европы, из балканских стран и Турции – подали прошение о предоставлении им убежища. Считается, что еще 350 тыс. беженцев из районов военных действий в Боснии и Герцеговине нашли, по меньшей мере, временное прибежище в Германии, не проходя процедуру подачи ходатайства о предоставлении им политического убежища.

Эти перемещения способствовали тому, что в течение нескольких лет (1988-1992 гг.) миграционный прирост Германии стал даже большим, чем соответствующий американский показатель [3].

Однако такое состояние не продлилось долго. Введенные с 1993 г. ограничительные практики (квотирование миграционного потока, отмена особых привилегий для репатриантов по воссоединению семей, территориальное распределение) существенно снизили возможность получения политического убежища, а также иммиграцию переселенцев немецкого происхождения. Уже к 1997 г. в стране был зафиксирован самый низкий миграционный прирост с середины 80-х годов, кроме того, впервые после 1984 г., сальдо миграции для всех иностранцев стало отрицательным (1997 г. – 22 тыс. чел.), сохраняясь положительным для немцев (включая переселенцев). Тем не менее, доля переселенцев (немцев) в потоке въезжающих существенно снизилась.

Статистические данные за 2003-2005 гг. свидетельствуют, что размеры прибытий в Германию сокращались примерно на 23 тыс. чел./год, или на 10,5%. Таким образом, общий уровень прибытий в Германию за последние десять лет снизился более чем вдвое, составив менее 800 тыс. чел./год [2].

С учетом ежегодной эмиграции, составлявшей в последние годы порядка 600 тыс.

чел./год (её основу составляют иностранцы), положительная нетто-миграция насчитывает двести с небольшим тысяч, что в свою очередь почти втрое меньше, чем десятилетие назад.

Но около четверти его составляют сами немцы, кочующие из страны в страну [1].

Таким образом, во второй половине ХХ в. Германия фактически не только превратилась в страну иммиграции, но стала по численности иммигрантов лидером в Европе.

Приблизительные расчёты показывают, что за 1950-2005 гг. страна приобрела 10 млн. чел.

Но реальная миграционная «биография» Германии не так однозначна: периоды больших миграционных подъемов сменялись рецессиями. Нынешняя низкая точка этой «миграционной волны» может стать в ближайшие годы началом нового подъёма.

1) Варюхина Н.Н. Управление иммиграционными процессами в Европейском Союзе: опыт Германии // Пространство и время в мировой политике и международных отношениях: Материалы 4 го конвента РАМИ. М.: Мир. 2007. Т.9. С.54-64.

2) Bertsch F. Migration in Deutschland und Europa // Sozialpolitik InterNationes. 2000. V.11. P.21.

3) Castles S., Miller J. The Age of Migration. International Population Movements in the Modern World.

London: MACMILLAN PRESS. 1998. 349 p.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

IMMIGRATION FLOWS TO GERMANY Kirilina A.S.

Kemerovo State University, Kemerovo, Russia e-mail: anna.kirilina92@gmail.com The mass migratory flows and multiculturalism became an organic part of political, economic, social and cultural life under the influence of the processes of globalization.

Immigration is an important resource for economic development and maintenance of social and human capital in all European countries against a background of birth rate reduction, aging of the population and growing demand for highly-skilled workers. However, a range of problems, raised by the necessity to integrate immigrants in the society of «the majority», are seen by a considerable number of social opinion leaders in receiving countries as a challenge to democracy and safety of the state, a threat to its economic stability, social unity, cultural homogeneity and national identity.

Until the end of the XX century Germany officially wasn't a country of immigration, as there were no regulatory acts for immigration nor migration policy, the only official notion was «repatriation». In the 1970s a dispute between politics and daily practice actually occurred: the state that didn’t accept migrants officially, in practice, acknowledged different types of de facto migration to the Federative Republic of Germany.

According to Article 116 of the Basic Law (the Constitution) of Germany of 1949, a German is a citizen «who has been admitted to the territory of the German Reich within the boundaries of December 31, 1937 as a refugee or expellee of German ethnic origin or as the spouse or descendant of such person» [1].

Immediately after World War II flows of humanitarian migrants – refugees, seen by the Federative Republic of Germany as repatriates, played an important role.

Almost 12 million refugees returned to the four occupation zones before 1949.

In 1950 approximately 8 out of 49 million residents (almost 1/6 of the total population) of the newly-established Federative Republic were expellees. At the same time almost 1/5 of the citizens of the German Democratic Republic (3.6 out of 18 million) were refugees from East and expellees.

After 1950 the migrations with socialist-oriented countries of Eastern Europe became the second priority while temporary labor migrations became the most important. «Guest workers»

from Italy, Spain, Greece, Turkey, Morocco, Portugal, Tunisia and Yugoslavia were recruited to Germany from 1955 to 1968 according to bilateral international agreements on inviting foreign workers and were called to enrich the economy with working hands. During 13 years – from to 1973 – the number of foreign population increased from 686,000 to 2.6 million people. Unlike planned by the German government, finishing the process of recruitment in 1973 was not followed by a reverse way of emigrants, but by a mass inflow of guest workers’ families. The migrants who had already been on the territory of Germany finally decided to «root», as after the legal possibilities for immigration were banned. Having lost the perspective to leave for a long time and return to work, foreign workers began to fight for their rights for a long-term stay and reunification with families in courts and with the help of public organizations [2].

Another immigration flow in 1960-70s was the ethnic repatriation. As a rule, the iron curtain and the administrative obstacles made emigration from Eastern Europe impossible.

Only in the late 1980s the ethnic immigrants became an essential constituent of immigration flow to Germany again (firstly from Poland, and then from other socialist countries). The number of migrants from East Germany to West Germany grew sharply. Almost at the same time the number immigrants seeking for political asylum increased significantly. From 1988 to 1993 more than 1. million people – mostly from Eastern Europe, the Balkan countries and Turkey – filed requests asking for political asylum. 350,000 refugees from the areas of military operations in Bosnia and Herzegovina are considered to have found at least a temporary asylum in Germany without filing for political asylum.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

These migrations led to the migration gain of Germany remaining bigger than even that of the USA during several years (1988-1992) [3].

However, this didn’t last long. Limiting practices (setting quotas for the migration flow, abolishing special privileges for those who migrate to reunify with their families, territorial distribution) significantly reduced the possibility to get a political asylum and also the immigration of people of German origin. By 1997 the lowest migration increase in the country since the mid 1980s was reported, besides, for the first time since 1984 the migration balance became negative for all foreigners (22,000 people in 1997), but for Germans (including migrants) it remained positive.

Still, the proportion of migrants of German origin in the flow of immigrants became significantly lower.

Statistics of 2003-2005 show that the number of immigrants to Germany decreased by approximately 23 thousand people per year (10,5 %). In this way, the total number of arrivals to Germany over the last decade decreased by more than 50%, and made less than 800,000 people per year [2].

Considering the annual emigration (which makes nearly 600,000 people per year at present, mostly foreigners), the positive netto-migration counts 200,000, which is almost three times less than a decade before. But nearly a quarter of those people are Germans moving from one place to another [1].

As a result, in the second half of the XX century Germany did not only become a country of immigration but became a leader in Europe according to the number of immigrants. Approximate calculations show that in 1950-2005 the country accepted 10 million people. But the real migrant «biography» of Germany is not so definite: periods of big migration growths were alternated by recessions. The current low point of this «migration wave» can become the beginning of a new growth in the nearest future.

1) Варюхина Н.Н. Управление иммиграционными процессами в Европейском Союзе: опыт Германии // Пространство и время в мировой политике и международных отношениях: Материалы 4 го конвента РАМИ. М.: Мир. 2007. Т.9. С.54-64.

2) Bertsch F. Migration in Deutschland und Europa // Sozialpolitik InterNationes. 2000. V.11. P.21.

3) Castles S., Miller J. The Age of Migration. International Population Movements in the Modern World.

London: MACMILLAN PRESS. 1998. 349 p.

I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

СПЕЦИФИКА РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ.

Коренев Е.С.

Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского, г. Саратов, Россия e-mail: rokerrr91@mail.ru Человек, в качестве производителя, распределителя и потребителя тех или иных благ, всегда занимал значимое место в любой экономической модели, начиная с периода формирования хозяйственной системы рабовладельческих обществ Древнего мира. Однако, современный этап развития глобальной экономики демонстрирует нам, по всей видимости, необратимый тренд, связанный с превращением человека в центрального оператора, управляющего сложнейшими экономическими процессами в формирующемся в течение нескольких десятилетий постиндустриальном мире. Возрастающая роль человеческого капитала как важнейшего ресурса «умной экономики» заставила правительства ряда стран заняться детальной проработкой стратегий развития человеческого потенциала. В целом ряде развитых государств, действительно, удалось создать новые и модернизировать старые механизмы, способствующие всесторонней реализации человека, однако, в большинстве стран мира, в том числе и в России, столкнувшейся за последние десятилетия с серьезными социально-экономическими катастрофами и трансформациями, подобные механизмы не работают до сих пор в полной мере [2]. Тем не менее, нельзя не отметить, что существует определенная положительная динамика в разработке законодательных процедур и институциональных измерений, позволяющих активизировать человеческий потенциал в РФ [1]. Попытаемся разобраться в существующем положении дел и оценить перспективы развития человека в России в ближайшем будущем.

Прежде всего, стоит отметить, что в последние годы наблюдается достаточно устойчивая постепенная динамика роста показателей ИРЧП в России [3]. Несмотря на то, что данный показатель не является определяющим, он все же демонстрирует успехи достигнутые правительством в реформировании социально-экономической сферы. Тем не менее, нельзя не отметить, что существует целый ряд проблем, затрудняющих путь вперед:

социальное неравенство (коэффициент Джини пусть и незначительно, но возрос за последние 10 лет), коррупция, преступность, деградация экосистем. Наличие столь существенных препятствий, безусловно, ограничивает развитие человека, однако, определенные драйверы (научно-технический потенциал, образовательная система) позволяют смотреть на перспективы более оптимистично. Что необходимо сделать для того, чтобы раскрыть человеческий потенциал в России в полной мере? На наш взгляд, некоторые шаги при их реализации могли бы поспособствовать человеческому развитию в нашей стране:

1) Разработка и принятие новых экологических стандартов с учетом региональной специфики для обеспечения конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду.

2) Перевод всех оказываемых государством услуг на электронную платформу с целью устранения бюрократических проволочек.

3) Проведение грамотной стипендиальной и грантовой политики с целью поощрения наиболее перспективных и талантливых студентов, желающих заниматься наукой.

4) Разработка законодательных механизмов, способствующих активизации предпринимательской деятельности граждан.

5) Повышение качества медицинского обслуживания.

Подводя итог, стоит отметить, что современная Россия, как и большинство государств мира, стоит перед объективной задачей модернизации своей экономики. Одним из конкурентных преимуществ РФ является наличие бесценного человеческого капитала I Всероссийская Интернет-конференция «Грани науки 2012»

способного выступить своеобразным модернизационным драйвером. От того сможет ли наша страна использовать этот уникальный ресурс будет зависеть ее экономическое будущее, поэтому мы уже сейчас должны обеспечить необходимые условия для реализации существующих концепций человеческого развития.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.