авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 56 |
-- [ Страница 1 ] --

МО СКОВСКИЙ ГО СУДА РСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИ ТЕТ

имени М. В. ЛО МОНОСО ВА

СОЦИО ЛОГИЧЕСКИЙ ФА КУЛЬ ТЕ Т

РО ССИЙ СКА Я СОЦИО ЛОГИЧЕСКА Я А ССОЦИАЦИ Я

VI

ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

«СОРОКИНСКИЕ ЧТЕНИЯ»

СТРАТЕГИЯ

ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

КАК ОСОБОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

В XXI ВЕКЕ

Сборник тезисов

МОСКВА – 2010

УДК 316

ББК 60.5

С83

Стратегия инновационного развития России как особой С83 цивилизации в XXI веке: VI Всероссийская научная конферен ция «Сорокинские чтения – 2010»: Сборник тезисов. – М.:

МАКС Пресс, 2010. – 1884 с.: ил.

ISBN 978-5-317-03474-0 Сборник тезисов составлен на основе материалов, присланных россий скими и иностранными учеными в Оргкомитет VI Всероссийской науч ной конференции «Сорокинские чтения – 2010». Тезисы публикуются в авторской редакции. Материалы цензуре не подвергались;

мнение Орг комитета может не совпадать с позицией авторов.

Издание предназначено для преподавателей и научных сотрудников, аспирантов, магистрантов и студентов, интересующихся актуальными проблемами и разработками социологической науки.

УДК ББК 60. © Социологический факультет МГУ, ISBN 978-5-317-03474- © Обрывалина О., дизайн обложки, О роли этнического фактора в миграционных процессах Абдрахимов Э.Ф., Абдрахимова А.З.

Уфимский государственный авиационный технический университет В современном мире особую роль играют миграционные процессы, которые оказывают значительное влияние на экономическое, социальное и демографическое развитие отдельных регионов и страны в целом. Именно благодаря массовым переселениям сформировался полиэтничный состав населения многих регионов нашего государства.

Этнические миграционные процессы представляют собой совокупность серии социальных взаимодействий, ведущих к изменениям в социально-территориальном и социальном положении отдельных представителей и групп определенных этносов, происходящих под влиянием этнических факторов и имеющих специфическую, функциональную определенность.

Характер, механизмы и результаты воздействия этнических миграционных процессов на принимающий социум проявляются в социальных взаимодействиях мигрантов и местного населения, определяются структурой этих взаимодействий, конкретными условиями ситуации, в которой они происходят.



Миграционные процессы - это процессы социального взаимодействия определенного числа акторов: население отпускающего общества, мигранты, население принимающего общества. В случае этнических миграционных процессов полагается, что на всех стадиях и во всех состояниях миграционного процесса существует этническая дифференциация акторов, на поведение, социальные контакты и социальное взаимодействие которых оказывают более или менее существенное значение факторы объективной и субъективной реальности, в том числе, и факторы этнического порядка. В этих условиях рассматриваемые взаимодействия неизбежно приобретают межэтническое содержание.

Объективная сторона, этнического фактора представляет собой совокупность условий, влияющих на формирование потребностей в миграционном движении, мотивов и миграционных установок у человека, принадлежащего к определенному этносу, и приобретающих таким образом этнический смысл.

Субъективный этнический фактор включает психологические особенности личности потенциального мигранта, также принадлежащего к определенному этносу.

Необходимо отметить, что на формирование потребности в миграционном движении существенно влияют такие типично субъективные факторы, как самоидентификация потенциального мигранта, желание принадлежать к определенному народу, этническое самосознание, в том числе, этнические автостереотипы, чувство этнической родины и т.п. Следует иметь в виду, что этническая самоидентификация подвержена определенной трансформации как в различные периоды жизни мигранта, так и в зависимости от конкретной социально-экономической и политической ситуации.

Степень устойчивости установки на ту или иную идентичность в большинстве случаев определяется личностными характеристиками - психологическими свойствами, воспитанием, семьей, кругом знакомых и т.п. - и может существенно влиять на характер миграционного поведения.

Для эмпирической проверки состояния этнического фактора С.В. Рязанцев предлагает использовать индикаторы из области объективных (этнический состав, межнациональные отношения, этническое разделение труда, языковая ситуация и пр.) и субъективных этнических составляющих миграции (этническое самосознание, этнические стереотипы, прошлые этнические травмы, стремление жить на этнической родине и пр.) [1;

27].

Этнический фактор проявляет себя различным образом на отдельных стадиях миграционного движения. Данной точки зрения придерживается и Э.Р. Барбашина, которая отмечает, что этническая миграция как относительно самостоятельное явление имеет несколько признаков. Применительно к этнической миграции следует рассматривать «определяющую роль этнических факторов в мотивации миграции - от принятие решения о передвижении до выбора нового места жительства;

установки мигрантов на удовлетворение этнических потребностей, сохранение и развитие этнической самобытности, желаемое и действительное этническое поведение;

роль этнических структур в самоорганизации мигрантов и во взаимодействии между представителями различных национальностей» [2;





131].

Таким образом, этнический фактор оказывает значительное воздействие на формирование миграционных потоков, т.е. на направление передвижения мигрантов, наряду с другими факторами - экономическими, политическими, социальными и пр.

Вполне определенно, что роль этнического фактора на начальном этапе миграции может быть совершенно иной, чем на завершающей стадии миграционного процесса адаптации.

Одним из важнейших признаков этнических миграций являются то, что они совершаются относительно этнической родины (этнической территории). Под этнической родиной в данном случае понимается ареал формирования и преимущественного размещения этноса. Опираясь на этот критерий, А.В. Топилин определяет, что основными этническими миграциями в современной России являются:

миграция (репатриация) русских и представителей других народов России из "ближнего зарубежья";

миграция из России;

потоки беженцев и вынужденных переселенцев;

возвращение на историческую родину ранее репрессированных и депортированных народов [3;

52].

В современном мире перемещения этнических мигрантов обусловлены, прежде всего, экономическим положением: из трудоизбыточных в трудонедостаточные районы, из депрессивных регионов в регионы с более благоприятной экономической конъюнктурой. В данных случаях факторами стимулирующими этническую миграцию становятся нищета и социально экономическое бесправие, поиск лучших условий для социальной самореализации личности, выгодность занятия бизнесом, обеспечение лучших перспектив для семьи, особенно для детей.

(Исследование выполнено в при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно исследовательского проекта № 10-03-84318а/У) Литература 1. Рязанцев С.В. Влияние миграции на социально-экономическое развитие Европы:

современные тенденции, Ставрополь, 2001. С 27.

2. Барбашина Э.Р. Миграционные процессы и этнические проблемы в Сибири// Этносоциальные процессы в Сибири: Темат. сб. Новосибирск, 1998. Вып. 2. С. 3. Топилин А.В. Этнические миграции в России: современные тенденции // Современные проблемы миграции в России. Материалы общероссийской научной конференции (11-13 ноября 2003 г.). М„ 2003. С. 52.

Социальная технология распределенной сети как способ саморазвития полиэтничного социума Абдрахимов Э.Ф., Шангареев Н.А.

Уфимский государственный авиационный технический университет Созданная человеком действительность сама по себе не способна к развитию, такой способностью обладает социальная форма движения материи в целом, в рамках которой очеловеченная природа выступает в качестве подчиннного элемента целесообразной деятельности людей. Здесь можно апеллировать к этнографическим описаниям, этнологии, к социологическим измерениям общества.

На самых ранних этапах общественного развития, социум вырабатывает специальные примы сохранения и передачи социальной информации. По сути, речь идет о выявлении ментальных институциональных связей, институтов, которые переводят субъективную деятельность индивидов в объективную действительность.

Именно поэтому речь идт о специфических примах взаимодействия людей, входящих в данный социум – социальной технологии. Она проявляется в том, что указанные приемы способны повторяться в социуме с достижением прогнозируемого результата.

В сохранении и трансляции присущих данному социуму норм и ценностей должен присутствовать определенный информационный набор. Цель социума иметь такую информацию, чтобы человек, восприняв ее, сохранил и смог передать воспринятый образ реальности. Социум формирует механизмы человеческой деятельности, которые складываются в защитную информационную систему. В нм социальная технология реализуется, как набор жизненно необходимых программ и знаний, разбитых на большое количество сегментов, каждый из которых размещн в одном человеке, чтобы эти сегменты могли сотрудничать, возникают нормы и ценности, главная задача которых регулировать передачу знаний между людьми сегментами и обеспечивать единство социальной жизни. Кроме того, при создании такой мыслящей сети возникает необходимость дублирования носителей информации потому, что люди-носители программных сегментов могут умереть от старости или погибнуть, а с ними исчезнет и часть информации, поэтому необходимо иметь резервные копии сегментов, чтобы сеть была устойчива к таким потерям. Простейшая социальная технология, реализуя защитную функцию самовосстановления и оптимальную стратегию резервирования, позволяет создать социальную систему очень высокой надежности, которая будет устойчива продолжительное время, несмотря на потери и смены поколений людей. Такая мыслящая сеть распределенная по десяткам, сотням и тысячам людей и есть примитивная технология сохранения и передачи социального опыта. Отсюда вытекает необходимость выхода на уровень коллективного бессознательного. К. Юнг отмечает: «Бессознательные формы всегда получали выражение в защитных… образах…» [1;

222]. Коллективное бессознательное – это идея о защитной роли социальной технологии. Локализуясь в надындивидуальном, социальная технология осознанно не рефлексируется, но именно она определяет специфику данного социума, осуществляя регулирование общественной жизни.

Функционирование этой социальной технологии основывается на идее распределенной сети, каждый элемент которой несет в себе часть информации обо всей системе.

В полиэтничном социуме распределенная сеть явилась условием сохранения своеобразия, специфической культуры, традиций и обычаев, свойственных этническим общностям. Именно такая форма распространения информации, позволила сохранению, утверждению и дальнейшему развитию этноса. Еще в 70-е гг. ХХ века этнос рассматривался как тип общности, основанный на информационных связях [2;

85-92]. Первичной информационной базой выступает семья, в которой индивид получает знания об окружающем мире. В дальнейшем, в ходе включения в общественные отношения, индивид приобретает определенные вкусы, культурные традиции, характерные для этнической общности в целом, т.е. своеобразный эмоциональный фон отражения действительности.

Этнические общности существуют в определенном пространственно-временном континууме и аккумулирует особенности духовной жизнедеятельности, включающие культурно-историческую специфику. Полиэтнический социум – это сложно дифференцированная и структурализованная система, в которой помимо информации о, собственно, этнических компонентах (обычаи, традиции, язык, самосознание) содержится вс многообразие ценностей материального и духовного производства. Их типологизация сопряжена не только с историческими, стадиальными параметрами развития конкретных этносов, но и с выявлением компонентов межэтнического, возникающих в результате непрерывного процесса культурного слияния этносов.

Каждая этническая культура, будучи системно-организованным выявлением потребностей народов, в сохранении приобретенного опыта и знаний, синтезирует в себе социально-историческую уникальность того или иного народа в его непрерывно историческом воспроизводстве. Этнический социум представляет собой специфическую субсоциальную систему, часть культурно-цивилизационного пространства, специфика которой определяется сложившейся ориентацией и структурой хозяйственно-производственной и духовной деятельности в той или иной естественно-географической среде.

Полиэтничный социум, выступает как распределенная сеть, где каждый элемент сообщества является частью этой сети. В социуме формируется специфическая надындивидуальная система информации, обеспечивающая накопление, хранение, передачу существенно важной информации, программирующей поведение индивидов, а также передачу информации от поколения к поколению. Так происходит технологизация информационного пространства социума, в результате чего он становится социальной машиной, которая движется во времени за счт того, что вбирает в себя существование отдельных индивидов. Для усложняющегося развития сложной системы создания и переработки информации, каким является социум, в нм используется только путь надындивидуальной передачи. В результате многовекового, перманентного развития, культура этнической общности вобрала в себя не только наиболее развитые прогрессивные формы и способы освоения действительности, охватывающие и производственную, и политическую деятельность, и науку, литературу, но и постоянно воспроизводит элементы архаичности, как некоторых форм трудовой деятельности, так и проявлений в сфере обыденного сознания, в различных обрядах и верованиях, национальном фольклоре, в быту, семье.

Так постепенно, становясь уже неотъемлемой частью глобальной информационной распределенной сети, каждая этническая общность занимает и сохраняет свое специфическое и заслуженное пространство. В результате, формируется специфическая надындивидуальная система, обеспечивающая накопление, хранение, передачу от поколения к поколению существенно важной информации, а также обмен информацией между людьми одного поколения и между различными этносами.

Литература 1. Юнг К., Психологические типы. Пер. с нем. М.: АСТ: Университетская книга, 1998, с.718.

2. Чебоксаров Н.Н., Арутюнов С.А. Передача информации как механизм существования этносоциальных и биологических групп человечества // Расы и народы. М., 1972. – Вып. 2. С. 85-92.

Военное образование современной России в контексте национальной безопасности Абрамов А.П.

Юго-Западный государственный университет Социокультурные условия, экономическая ситуация, сложившаяся в России в начале ХХI века, актуализируют качественную трансформацию существующей парадигмы образования, ее ориентацию на развитие творчески активной личности, способной быстро адаптироваться к изменяющимся условиям жизни и принимать активное участие в преобразовательной деятельности.

В систему отечественного образования ХХI век принес наряду с позитивными элементами, связанными с его информатизацией, специализацией, развитием материально-технической базы, немало негативного. Тенденции последнего десятилетия со всей очевидностью показывают стремительную утрату российской системой образования своей самобытности, лучших традиций и достижений отечественной науки.

Итальянский историк и дипломат Дж. Кьеза еще в конце 90-х годов ХХ века писал по этому поводу: «Миру не нужна Великая и могучая Россия;

крупнейшие экономически развитые страны не допустят ее возрождения. Россия может быть кем угодно – мировой свалкой радиоактивных и химических отходов, может быть источником сырья и рынком сбыта готовой продукции, но она не должна встать с колен, она не должна быть конкурентом для крупнейших держав. Хорошо понимая это, их лидеры нашли точную мишень – систему образования. Разрушив ее, они создадут предпосылки для саморазрушения этноса, для вырождения его культуры. Это самый дешевый для них и самый эффективный путь уничтожения России. … Третий Рим, или вернее, страна, претендовавшая на этот титул, сворачивает свои знамена… Россия со всей своей хваленой духовностью склоняется с приходом скупого царства прагматизма, успеха и материализма. Быть может, есть еще время для мучительных конвульсий и бесполезных судорог, порожденных иллюзиями, которые всегда отказываются умирать. Но новый взлет маловероятен. Спад и распад – которым сами россияне способствовали своей ленью и глупым подражанием худшим примерам – только начались. За потерей средней Азии последует утрата Кавказа. А потом россияне распрощаются с Сибирью, их подомнет самый сильный из «азиатских тигров» [1;

257].

История покажет, сбудутся ли эти пророчества, сможет ли русский народ и система образования, в том числе военное, сохранить свою самобытность, обеспечить новый духовный прорыв, сохранить важные нравственные ориентиры в созидании человека.

Не случайно реформирование отечественной системы образования становится приоритетной национальной задачей. В Послании Федеральному собранию Президент Российской Федерации Д.А. Медведев отмечал по этому поводу: «Решающую роль в формировании нового поколения профессиональных кадров должно сыграть возрождение российской образовательной системы. …Система образования в прямом смысле образует личность, формирует сам образ жизни народа, передает новым поколениям ценности нации» [2].

В полной мере это характерно и для отечественного военного образования.

В докладе «О стратегии развития России до 2020 года» В.В. Путин отмечал:

«Нам необходима … инновационная армия, где профессионализму, техническому кругозору и компетентности военных предъявляются требования принципиально иного, современного уровня» [3].

Создать такую армию должна система военного образования, поскольку ее костяк – офицерский корпус. Поэтому повышение качества подготовки кадров и военного образования, наращивание военно-научного потенциала закреплено и в Военной доктрине 2010 года. В качестве основной задачи строительства и развития Вооруженных Сил выдвигается концепция, направленная на оптимизацию количества военных образовательных учреждений профессионального образования в сочетании с федеральными государственными образовательными учреждениями высшего профессионального образования, в которых проводится обучение граждан Российской Федерации по программе военной подготовки, а также оснащения их современной материально-технической базой [4] Что необходимо предпринять в системе военного образования?

В качестве таких направлений мы выделяем:

- приоритет фундаментальной подготовки и гуманизация образования, так как социокультурные условия функционирования современного российского общества и его военной организации обуславливают высокую степень осознания каждым военнослужащим необходимости глубоких и разносторонних знаний, которые отражаются в военно-профессиональных ценностях воинской службы, социальных установках, творческом потенциале личности;

ориентация на отечественный исторический и зарубежный опыт.

Дисциплинированность, ответственность, патриотизм, умение принимать сложные решения, отличная образовательная и физическая подготовка, свободное владение иностранным языком и компьютерными технологиями, умение играть на музыкальном инструменте и танцевать вальс – не те ли это качества и умения, которые должна прививать отечественная система военного образования?

- изменение содержания и форм системы воспитания и обучения, которые должны быть направлены на рост познавательных интересов обучаемых;

- более тщательный отбор и подготовка кадров на должности преподавателей, офицеров-воспитателей и командиров курсантских, суворовских (кадетских) подразделений. Для реализации этой цели нами предлагается замещать должности офицеров-воспитателей гражданским персоналом из числа офицеров запаса предпочтительно выпускников суворовских военных училищ, что позволит высвободить финансовые ресурсы и обеспечить аккумуляцию накопленного социокультурного опыта в целом во всей системе военного образования.

Таким образом, целью предпринимаемых новаций в системе военного образования является создание модели военнослужащего-специалиста нового типа – как результата социализации, обладающего мировоззренческой культурой, гармонично сочетающей профессиональную компетентность, нравственность, духовность и творческое начало.

Литература 1. Кьеза Дж. Прощай, Россия. М., 1997.

2. Медведев Д.А. Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ. 5.11.2008. М., 2008.

3. О стратегии развития России до 2020 года / Доклад Президента РФ В.В. Путина на заседании Госсовета РФ от 08.02.2008 г. М., 2008.

4. Военная доктрина Российской Федерации. Утв. Указом Президента РФ 5 февр.

2010г. М., 2010.

Особенности политической элиты Ставропольского края Авджян Е.А.

филиал ГОУ ВПО «Московский государственный университет приборостроения и информатики» в г. Ставрополе Существует несколько проблемных ситуаций, характеризующих политическую элиту современности.

Профессор А. Понеделков выделяет 2 концепции образования элиты. Первая существовала в советское время, когда использовался метод постепенного отбора.

Второй способ, который действует в странах Запада, предполагает вход в круг элиты по заслугам.

После смены политического режима в России в начале 90-х годов к власти пришли бывшие советские чиновники. Это объясняется отсутствием кадров в новом правительстве. Еще в большей мере преемственность просматривается на региональном уровне. По данным Е. В. Охотского из 33 глав администраций Ставропольского края 21 человек – бывшие представители номенклатуры, то есть 63, %. Следовательно, у власти остаются одни и те же люди.

О. Крыштановская отмечает, что во время переходного периода в государстве формируется новая политическая элита, которая на короткий промежуток времени открыта для желающих туда вступить. Но, как только жизнь в обществе стабилизируется, элита закрывает свой круг от посторонних. Таким образом, элита образует замкнутую сплоченную группу с неформальными коммуникациями и групповым сознанием ее членов. В течение своей карьеры служащие могут переходить с ведущего поста одной структуры на другой. Например, Валерий Гаевский, ранее работавший в федеральном министерстве, сейчас – губернатор Ставропольского края.

А. Кынев говорит об «эволюции партийной системы». Власть в центре стремиться максимально уменьшить влияние региональных и местных элит. Такая политика обеспечивает полный контроль над процессом формирования власти на низшем уровне. Так, перед выборами в Ставропольском крае в марте 2010 года главный идеолог «Единой России» Владислав Сурков поставил перед партией задачу: набрать не меньше, чем на октябрьских выборах, то есть 66%.

А. Кынев также указывает на внутрипартийную борьбу, сменившую межпартийную. Как результат, выборы теряют дух соревновательности, базируются на состязании ресурсов. Во время голосования по вопросу объединения города Буденновска с Буденновския муниципальным районом в Ставропорльском крае для повышения явки населения была организована широкомасштабная викторина на знание истории края. На викторину было выставлено четыре тысячи призов на сумму около шести миллионов рублей. При этом в сознании местных жителей в единое целое связывались викторина, референдум и выборы.

Летом 2009 года городская дума Ставрополя приняла поправки в Устав города.

В результате изменений власть сосредоточится в руках мэра, который будет избираться из числа депутатов и возглавлять городскую Думу. Прослеживается «навязывание»

доминирования правящей партии гражданам муниципальных образований. Причем «местный» парламент единогласно принял поправки, а оппозиционные партии даже не пытались противостоять. Их больше волнует вопрос представительства партии после будущих выборов, для получения депутатских мандатов теперь необходимо набрать более 7% голосов.

Таким образом, на сегодняшний день сохранилась закрытость политических элит, нарастает проекция вертикали власти на местный уровень, а также корпоративное происхождение, определяющее стартовые возможности. Финансирование партии сегодня является основной возможностью войти в элитный круг. По словам А. Понеделкова обыденной становится круговая кадровая схема: «политическая элита — административная элита — бизнес-элита».

Инновационное развитие России в аспекте тенденций развития современной экономики Авдошина М.А.

КГТУ им. А.Н.Туполева, г. Казань Проблема инновационного развития Россия актуальна в связи со значительным снижением инновационной активности предприятий, происшедшим в последние лет, сырьевым характером экономики в целом, вымыванием интеллектуальной составляющей производства, снижением доли обрабатывающей промышленности.

Это отбрасывает нашу страну назад, лишая ее будущего и делая неконкурентоспособной. Инновации изучались рядом авторов: Й. Шумпетером, Н.Д. Кондратьевым, Э. Демингом и многими другими. В рыночной экономике под инновациями понимаются не только научно-технические идеи и проекты, создание новых технологий и видов сырья, а также освоение новых рынков, новые управленческие и финансовые технологии. Это отметил Й. Шумпетер. Адекватным научным подходом для исследования возможностей внедрения инноваций в современную рыночную экономику России является факторный анализ, который можно применить в предметных рамках социологии управления. Особенности российской модели состоят в том, что для реализации инновационного обновления требуется учитывать факторы: экономические, социальные, психологические, правовые;

явные и скрытые факторы. Последние могут представлять собой угрозу, уводить средства из системы без экономической отдачи. Казалось бы, схема внедрения инноваций известна: инвестиции, венчурный фонд, трансферт технологий, разработки, внедрение, отдача в несколько раз превышающая вложение. Но в России она не работает, или работает с большой оговоркой. В последнее 15 лет наблюдалось падение интереса к инновационному обновлению у большинства российских компаний, снижение доли интеллектуального труда, апатия в плане новых идей, ориентация на текущие краткосрочные цели. Вероятно, в экономике необходимо находить такие инструменты, которые могли бы заинтересовать всех участников рынка. Рынок не может существовать без заинтересованных агентов, конкуренции и потребления.

Проблемы, возникающие при внедрении проектов, следующие: как внедрить инновации, где продать инновационный продукт, как снизить риск, если инновационный проект прогорит. Не секрет, что в США большинство наукоемких производств создаются крупными транснациональными корпорациями, а также финансируются государственным бюджетом. Малый бизнес не имеет возможности самостоятельно создать полноценный инновационный проект с ориентаций на долгосрочную прибыль. Малые предприятия чаще выбирают краткосрочные проекты окупаемости. Они нацелены на быструю прибыль в краткосрочном периоде.

Инновационный цикл очень длинный, может занять до нескольких лет. В Японии инновации осуществляются посредством государственного координирования, поиска заинтересованных участников долгосрочных инновационных проектов. Например, участники могут получить долю в пакете акций ЗАО, если проект успешно завершен.

Примером удачного инновационного обновления может быть и Китай, где успешное координирование деятельности государственных и частных предприятий, варьирование цен, способствовало экономическому росту. В т.ч. в условиях мирового кризиса сохраняется тенденция роста, а не спада, как в России или Европе.

Выбранная Россией стратегия модернизации является адекватной современным социально-экономическим условиям. Современные сложные условия характеризуется кризисными явлениями в экономике, нестабильной правовой средой, сохранившимся уровнем бюрократизированности, несформировавшимися нравственно-духовными приоритетами. Требуется государственное вмешательство и координирование процессов, создание базовых условий для изменения структуры экономики, улучшение качества жизни граждан посредством роста конкурентоспособности России на мировом рынке, развития внутреннего полноценного рынка технологичных товаров.

Инвестиции, проект, производство и потребители, - основные приоритеты, которые требуют внимания в плане модернизации России.

В условиях современного экономического кризиса в мире изменились особенности инвестиционной политики, обострилась конкурентная борьба, сопровождающаяся валютными войнами (США, Китай). Усилилось внимание к государственным инвестиционным фондам как приоритетным игрокам на рынке. В этих новых условиях Россия может эффективно использовать свой потенциал в плане модернизации, внутреннего инвестирования. Необходимо обращать внимания на риски и опасности потери средств, поддерживать только конкретные, реализуемые проекты.

Острой является и конкуренция на мировом рынке. Например, США в условиях кризиса, очень заинтересованы в новых рынках сбыта, а валютные препирательства с Китаем, побуждают их искать новых стратегических партнеров.

Политическая ситуация в мире также нестабильна. В мире формируются силы противостояния, что является следствием как религиозно-культурных приоритетов, так и обострением конкурентной борьбы на фоне экономического кризиса. Философия потребления, которая так успешно реализовывалась до разразившегося в США ипотечного кризиса, в настоящее время подвергается сомнению ведущими европейскими политиками и экспертами в области финансов. Естественно, сжатие инвестирования логично приведет к дальнейшему спаду. Западные эксперты заявляют о необходимости для России внутреннего, а не внешнего инвестирования.

Рынок сбыта, сильный конкурент или сырьевой придаток мировой рыночной системы? Какой быть российской экономике? Рост конкурентоспособности в плане наукоемких производств и товаров может способствовать росту имиджа страны, улучшению качества жизни граждан. Инновационное развитие невозможно в условиях бедности, а инновационный продукт нужен платежеспособному потребителю.

Государственное регулирование могло бы быть более эффективным в плане управления инновационными процессами, совершенствования правовой и финансовой системы, предоставления налоговых льгот участникам рынка, поддержки простых граждан. Сущность рынка такова, что корпоративные интересы и прибыль становятся, постулатом, основным принципом, однако социальные цели более значимы. Поэтому задача государственного регулирования в плане модернизации: выстроить процесс таким образом, чтобы заинтересовать всех, и агентов рынка и граждан. В итоге рынок существует для людей, а не наоборот.

Качество жизни детей в городе: формирования основных направлений развития градостроительства и среды обитания с использованием технологии форсайта Аверин Ю.П.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова В докладе рассматривается применение технологии форсайта для определения основных направлений развития градостроительства и среды обитания детей для повышения их качества жизни в городе в условиях глобализации. Рассматриваются основные принципы технологии форсайта и е особенности применительно к формированию градостроительства и среды обитания в интересах детства. Дается определение градостроительства и среды обитания как объекта приложения усилий и основопологающих дискурсов детства. Выделяются проблемные зоны жизнедеятельности детей в России, обусловливающие подходы к градостроительству и формированию среды обитания: низкая глобализация социальных связей, бедность значительной части населения России, стесненные жилищные условия проживания детей, «брошенность» детей родителями и государством, наличие семей группы риска, стремление детей на улицу и сильное влияние уличных компаний, закрытых детских сообществ на формирование детей, высокая уличная преступность и насилие, развлекательный тип взаимодействия детей. Предлагаются существенные условия градостроительства и среды обитания для детства в России. Формулируются задачи и способы их решения для развития градостроительства и среды обитания в интересах детей.

В основу доклада положен текст, подготовленный для Общественной палаты РФ при е финансовой поддержке, представляющий собой рабочий материал для обсуждения проблемы в экспертном сообществе.

Инфраструктура инновационной деятельности региона Авилова Ж.Н.

Национальный исследовательский университет «БелГУ»

Одним из направлений государственной инновационной политики является развитие инновационной инфраструктуры, что предусматривает создание сети организаций, оказывающих консалтинговые, информационные, финансовые и другие виды услуг, направленных на поддержку и развитие инновационной деятельности в регионе. В зависимости от объемов спроса на инфраструктурные услуги со стороны научно-технического комплекса инфраструктурные функции могут выполнять как малые организации, созданные на базе действующих научных и образовательных учреждений, так и специализированные организации, располагающие собственной материальной и кадровой базой.

Развитие нанотехнологий связано с формированием Российской национальной нанотехнологической сети, поддержка которой происходит в рамках федеральных целевых программ [4]. В настоящее время в качестве тематических направлений деятельности национальной нанотехнологической сети федеральными органами исполнительной власти определены следующие направления: наноэлектроника;

наноинженерия;

функциональные наноматериалы и высокочистые вещества;

функциональные наноматериалы для энергетики;

функциональные наноматериалы для космической техники;

нанобиотехнологии;

конструкционные наноматериалы;

композитные наноматериалы;

нанотехнологии для систем безопасности.

Основные направления реализации областной инновационной политики, обеспечивающей эффективность региональной инновационной системы Белгородской области включают: совершенствование и развитие кадрового потенциала в научно технической и инновационной сферах;

создание системы информационного обеспечения инновационной деятельности;

содействие образованию научно производственных комплексов и стимулирование крупных и средних промышленных предприятий к внедрению инноваций;

содействие привлечению инвестиций, для модернизации, технического перевооружения предприятий, создания новых производственных мощностей;

содействие формированию и развитию инновационной инфраструктуры.

Еще одним перспективным направлением формирования производственно технологической инфраструктуры области является создание научно-технологических парков на базе ВУЗов. В настоящее время научными исследованиями и разработками в Белгородской области занимаются более 20 организаций. Это научно исследовательские организации, конструкторские бюро, проектные и проектно изыскательские организации, промышленные предприятия и т.д.

В Белгородской области реализуется инновационный социально ориентированный сценарий развития на основе ведущих территориально производственных кластеров (горно-металлургического, агропромышленного, строительного, медико-биологического и машиностроительного), при этом особое внимание уделяется нанотехнологиям как мощному интеграционному инструменту развития технологического комплекса области. В этой связи руководством Белгородской области предпринимаются меры по формированию региональной наноиндустрии, реализуются долгосрочные целевые программы «Развитие наноиндустрии Белгородской области на 2010-2014 гг.» и «Региональная целевая программа государственной корпорации «Роснанотех» по Белгородской области на 2010-2012 гг.», развивается инфраструктура для коммерциализации перспективных разработок предприятий и организаций Белгородской области в сфере нанотехнологий. Основная ставка при этом делается на Белгородский госуниверситет, достижения которого в области нанотехнологий и наноматериалов нашли признание как на федеральном (национальный исследовательский университет с двумя приоритетными направлениями в области нанотехнологий), так и международном уровнях (университет Шанхайской организации сотрудничества по направлению «Нанотехнологии») [3].

Главным инструментом объединения усилий региональных властей, научных и образовательных организаций, промышленных предприятий и финансовых структур – в формировании и развитии наноиндустрии Белгородской области призваны стать профильные технологические платформы. Именно в рамках технологических платформ «Композитные материалы», «Конструкционные материалы» и «Нанобиотехнологии»

будут созданы ориентиры востребованости профильных результатов научно-технической деятельности БелГУ региональной экономикой, заложены основы для кооперации университета с бизнес-сообществом Белгородской области, объединены частные и государственные ресурсы для ускоренного совместного движения к новому экономическому укладу.

При этом интенсификация научно-исследовательской и инновационной деятельности университета в новом статусе концентрируется на трех направлениях:

1) наукоемкие технологии создания и обработки наноматериалов технического назначения;

2) нанотехнологии и наноматериалы в биологии, медицине и фармации;

3) космические, геоинформационные и информационно-телекоммуникационные технологии эффективного управления устойчивым социально-экономическим развитием территорий.

В Национальном исследовательском университете «БелГУ» БелГУ создана инфраструктура научно-исследовательской и инновационной деятельности, оптимальным образом способствующая коммерциализации результатов научных исследований и разработок и их выводу на рынок наукоемкой конкурентоспособной продукции.

Инфраструктура включает в себя 122 подразделения: 26 проблемных научно исследовательских лабораторий, 3 студенческих научных подразделения, 6 научных центров, 28 учебно-научных и научно-образовательных центров, 5 Центров коллективного пользования, 2 научно-производственных подразделения, 7 новых опытных, опытно-производственных, опытно-эксплуатационных участков, 33 учебно научных и учебных лаборатории, 12 базовых кафедр. Основополагающими компонентами инновационной деятельности БелГУ являются полиструктурные университетские кластеры – учебно-научные инновационные комплексы.

Таким образом, инновационно-технологический комплекс БелГУ призван стать не только интегрированным пространством для образовательной, научно исследовательской деятельности структурных подразделений БелГУ, но и региональной технико-внедренческой зоной для реализации инновационных проектов и развития малого наукоемкого предпринимательства по профильным направлениям развития университета [3;

1].

Литература 1. Балабанов В. Нанотехнологии. Наука будущего. М.: Эксмо, 2009. 247 с.

2. Воробьев П.В. Экономические аспекты развития нанотехнологий в условиях глобализации // Проблемы современной экономики, 2008. № 1(25) 3. Программа развития инновационной инфраструктуры Белгородского государственного университета «Развитие многопрофильной инновационной инфраструктуры в системе производственно-финансового комплекса национального исследовательского университета «БелГУ».

4. Федеральная целевая программа «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008 - 2010 годы» (в ред. постановления Правительства РФ от 22.10.2008 № 777);

«Стратегия развития наноиндустрии» (Президентская инициатива от 24 апреля 2007 г.).

Информационные технологии и этические проблемы деятельности современного социолога Аймаутова Н. Е., Онзимба Ленюнго Ж.Б.

Российский университет дружбы народов Палитра возможных типов работ, которые современный социолог может выполнять на заказ, достаточно велика, и она постоянно расширяется. На современном российском рынке социологических услуг достаточно много фирм, специализирующихся на исследованиях прикладного характера. [5]. Возможные типы работ, как правило, имеют преимущественно одну из двух направленностей: на исследования, результатом которых является сбор эмпирической информации и социологическое описание объекта, и на социальное воздействие, которое ведет к изменению и преобразованию [4]. Социолог финансово зависим от заказчика. Чтобы получить деньги на исследование, он должен заключить контракт, но это увеличивает контроль заказчика над исследователем. Необходимость следовать ожиданиям, угождать заказчику, необходимость строго соблюдать условия, предусмотренные договорными отношениями, с одной стороны, и принципы научной честности, - с другой, являются источником этических проблем. Продукты деятельности прикладников – это, как правило, устные сообщения руководству фирмы, лекции для менеджеров, социоинженерные проекты, годовые отчеты, существующие может быть в нескольких экземплярах. Результаты исследований являются частной собственностью фирмы [5]. Засекреченные результаты и технологии могут использоваться в конкурентной борьбе. Это особенно ярко проявилось в связи с выходом социологического знания во второй половине ХХ века на уровень социальных технологий, в авангарде использования которых оказались оборонная отрасль и сфера политики [8]. Появилось психотропное оружие [10;

14], через социальные технологии реализуется задача внешнеполитического воздействия. Новые достижения в социальных науках засекречиваются. Появилось понятие войн нового поколения - с использованием только консциентального оружия, т.е. средством ведения такой войны являются исключительно технологии воздействия на сознание людей [1]. Таким образом, засекречивание технологий создает условия для нечестной игры, поднимает этические проблемы [6;

13]. В этической плоскости ставится также вопрос о манипуляции сознанием посредством социальных технологий. Технологии манипулирования используются в ситуациях социальных конфликтов: расовых, этнических, религиозных [3]. Политтехнологами активно используются грязные технологии выборов и PR кампаний. Зомбирование многими авторами рассматривается как новая опасная социальная реальность. Появилась специальная литература, посвященная феномену манипуляции и способам противостояния ему [2].

Социологи озабочены проблемой чистых и грязных технологий [7]. Победа на выборах при этом выступает как средство достижения общезначимых целей.

Технологии воздействия на избирателей [9] при этом направлены на побуждение к сознательному самоопределению относительно позиции кандидата. Этические проблемы взаимодействия с заказчиком могут разрешаться в результате личного нравственного выбора социолога в конкретной ситуации. При этом социолог либо самоопределяется в ситуации заказа, то есть выступает как носитель личной позиции либо нет. Возможны различные рамки самоопределения социолога в ситуации этического конфликта применительно к взаимодействию с заказчиком: политические и мировоззренческие убеждения, философский и научно-теоретический подход, морально-этические принципы и ценности, ситуационные характеристики. Изучение ситуации предполагаемых работ социолога направлено на понимание социологом своего места в социальном поле, в случае подписания договора с заказчиком. В конкретных случаях это более или менее важно, более или менее трудно. В ситуациях работ по типу консалтинга или социоинженерных проектов и действий, затрагивающих крупные социальные структуры, важность этих моментов возрастает.

Методы изучения, которые могут при этом использоваться: анализ документов, интервью с представителями заказчика, инсайдерская (от людей, находящихся в структуре), отзывы и рекомендации посторонних, пресса, интернет сайты и т.д. [11].

Необходимо различать характеристики заказчика и характеристики поля работы.

Например, заказчиком может выступать кандидат на выборах, который интересуется завоеванием голосов и установками электората, характеристики последних и будут характеристиками поля. Чем больше контекстов будет восстановлено и проанализировано социологом, особенно когда дело касается сложных и неоднозначных случаев, тем легче самоопределиться и выработать правильную программу работ и стратегию действий [12]. Возможные варианты, которые могут устраивать заказчика: поставщик разведданных, чтобы заказчик мог нанести вред людям, принадлежащим к полю исследования, консультант и учитель, помогающий понять социальные процессы с целью достижения прогресса, технолог по манипуляции сознанием электората или покупателей, участник разработок социальных программ и реформ и т.д. Социолог может либо принимать навязываемую ему позицию (обслуживать любого заказчика) либо самоопределяться по отношению к ситуации:

либо соглашаясь в итоге, либо отказываясь от работ, либо соглашаясь, но выстраивая собственную линию действия в ситуации, не сводимую к ожиданиям заказчика, но реализуемую как собственное социальное действие в ситуации. Последнее требует и соответствующих личных качеств, и высокой профессиональной культуры.

Литература 1. Громыко Ю.М. Оренбуржский полигон // Отечественные записки, 2002, № 6, С. 43- 2. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. СПб., 2003, с. 3. Кара-Мурза С.Г., Манипуляция сознанием, 2009, с. 4. Колесников Ю.С., Прикладная социология. Ростов-на-Дону, 2001, с. 5. Кравченко А.И., Основы социологии и политологии. М., 2008, с. 6. Култыгин В.П., Теоретическая социология за рубежом накануне конгресса // Социологические исследования, 2005, № 9, С.10- 7. Максимов А.А., Война по правилам и без…Технологии приготовления предвыборных миражей. М., 2003, с. 8. Почепцов Г.Г., Информационные войны. М., 2000, с. 9. Сидоренко Е.В., Тренинг влияния и противостояния влиянию. СПб., с. Тощенко Ж.Т., Фантомы общественного сознания и поведения // 10.

Социологические исследования, 2004, № 12, С.3- 11. Savignon S.J., Beyond communicative language teaching: What's ahead? //Journal of Pragmatics Volume 39, Issue 1, January 2007, Pages 207- 12. Wilson L.L., Sabucedo J.M., Culture of Peace and Mass Media // European Psychologist:Volume 12, Issue 2, June 2007, Pages 147- Влияние бережного отношения к детям на социальное здоровье Акулич М.М.

Тюменский государственный университет Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) здоровье определяется как объективное состояние и субъективное чувство полного физического, психического и социального благополучия. Социальное здоровье характеризуется удовлетворением социальных потребностей различных социальных систем, в том числе и наций.

Основным критерием в оценке здоровья населения той или иной страны является продолжительность жизни. В России продолжительность жизни до настоящего времени остается относительно невысокой. Это свидетельствует в первую очередь и низкой степени удовлетворенности базовых потребностей у больших масс населения, относительно низком уровне и качестве жизни.

Социальное здоровье россиян зависит от многих условий и факторов, в том числе социально-политических, социально-экономических, социокультурных, общественных и семейно-бытовых. Социальное здоровье можно рассмотреть в зависимости от разных показателей, в том числе и от возраста, как здоровье взрослых и здоровье детей. Эти две составляющие социального здоровья непосредственно связаны и взаимообусловлены. Между ними существует прямая и обратная связь, то есть здоровье взрослых зависит от здоровья детей, и наоборот. В данном случае речь идет не обо все взрослых и всех детях, а лишь о взрослых и детях, включенных в определенные отношения и взаимодействия.

В этой связи важным фактором повышения уровня социального здоровья, на наш взгляд, является бережное отношение к детям. Применение диалектического метода к исследованию проблемы взаимосвязи бережного отношения к детям и социального здоровья общества, позволяет утверждать, что. с одной стороны, социально здоровье зависит от бережного отношения к детям, с другой – бережное отношение оказывает значительное влияние на социальное здоровье общества.

Основой бережного отношения к детям является осознание детей как ценности индивидуальной, семейной и социальной. Важное место в этом процессе занимает социализация. В процессе социализации происходит усвоение человеком ценностей, норм, установок, образцов поведения, в том числе и относительно семейно-брачных, респродуктивных установок и ценности детей, а также относительно образа жизни и здоровья. По проводимым мною ежегодным пилотажным исследованиям мнения студентов по приоритетным ценностям, в иерархии ценностей в последние три года второе или третье место занимает ценность здоровья. Однозначно эту тенденцию оценить сложно, поскольку это может свидетельствовать как о тяготении к здоровому образу жизни, так и о ухудшении здоровья молодежи и осознании ею этой проблемы.

Бережное отношение к детям формируется в процессе социализации путем усвоения детьми образцов поведения типов «родители-дети», «родители- дедушки, бабушки», «братья-сестры» и т.д. Эти образцы поведения, взрослеющие дети интуитивно транслируют в своем поведении и своих оценках поведения других людей.

Чувство справедливости особенно развито у детей, поэтому они основываясь на опыте жизни в семье (или детском доме и т.д.) формируют устойчивые представления о должных отношениях к детям. Впоследствии эти образцы развиваются и коррелируются представлениями значимых других. Однако сформированное в семье ценностное ядро личности остается достаточно устойчивым. Другими словами, можно сказать, что взрослые относятся к своим детям также, как когда-то родители относились к ним.

Воспитательные ресурсы семьи по формированию бережного отношения к детям представляются достаточно многообразными и значимыми. Благожелательность, благонамеренность, чуткое, бережное отношение и любовь друг к другу – это основа счастливой семьи, способной воспитать успешных и счастливых детей. Это происходит даже при условии включенности ребенка в значимую внешнюю относительно агрессивную среду. Взаимопонимание, взаимоподдержка родителей, семьи дает ребенку уверенность в том, что в случае трудностей и сложных жизненных проблем он не останется в одиночестве.

Нравственное отношение к жизни, забота и справедливая требовательность к детям, деликатное, тактичное отношение, умение беседовать с детьми и объяснять им свои и их поступки и действия являются важными условиями семейного благополучия и взаимопонимания между родителями (дедушками, бабушками, опекунами и т.д.) и детьми. Родители здесь стремятся не добиться от детей исполнения своей воли или простого послушания, а воспитать единомышленников, разделяющих основные ценности и убеждения.

Представляется с учетом жизненного опыта, что в бережном отношении к психическому развитию нуждаются не только ослабленные, нездоровые дети, а все дети, каждый ребенок. Участие в эмоциональном развитии детей, серьезное, внимательное и бережное отношение к детским секретам и эмоциональным реакциям позволяют создать благоприятный нравственно-психологический климат, сделать отношения «родители-дети» более теплыми и доверительными. Доверие между взрослыми и детьми обладают особой общественно значимой ценностью в становлении социального здоровья. Бережное отношение к детям не есть отношение попустительское или отношение вседозволенности, это отношение справедливости и разумной строгости, свободы и ответственности, исполнительности и добросовестности, доверия и заботы, толерантности и согласия.

В семье закладываются основы отношения ребенка к труду, формируется такое качество личности как трудолюбие, получают развитие различные способности детей, формируется и развивается их творческое начало. Вырастить и воспитать ребенка не просто. Это требует колоссальных затрат времени и энергии, терпения и терпимости, а по большому счету, просто любви к детям и радости от общения с ними. Такое воспитание в семье способствует более успешной адаптации и интеграции детей в социум. Можно сказать, что в определенной мере способствует и тому, что и общество, в свою очередь, также более благожелательно относится к детям, получившим подобное воспитание. Проблема «отцов и детей», межпоколенные отношения при этом складываются более ровно, а возникающее непонимание, другие противоречия, в конечном счете, разрешаются, не приводя к серьезным конфликтам, разрыву отношений.

Бережное отношение к детям формируется не само по себе, а в совокупности с формированием бережного отношения к другим людям, животным, природе, культуре (материальной и духовной), истории и исторической памяти. Доминирование в культурной традиции семьи отношения «родители-дети», уважительное, бережное отношение к детям, как известно, во многом присуще японской семье. Развитие японского общества наряду с другими факторами свидетельствует и об успешности такого типа семейных отношений. Отметим, что в традициях российской семьи также достаточно сильны тенденции детоцентризма, которые в определенной степени сохраняются и до настоящего времени.

В настоящее время много говорится о том, что нужно воспитать ребенка, способного жить в конкурентной среде. Конечно, этого требуют установившиеся рыночные отношения. Однако, думается, что не менее, а может быть более важно, научить детей сотрудничать с другими людьми, быть ответственным за свое и общественное благо, уважая других людей и взаимодействуя с ними.

В заключении отметим, что социально здоровым общество может лишь при условии индивидуального и социального здоровья его членов, а это возможно лишь тогда, когда в обществе установились здоровые, нравственно оправданные, психологически комфортные отношения между взрослыми и детьми.

Корпоративная культура, как фактор модернизации российского общества Алексанкина Т.А.

Новосибирский Государственный Технический Университет Одной из важных проблем современного российского общества является повышение уровня культуры социально-экономического управления, развитие профессионального самосознания личности посредством формирования, прежде всего, ценностных оснований корпоративной культуры организаций.

Системный кризис, переживаемый в настоящий период Россией, обусловил девальвацию культурных ценностей, охватившую все без исключения типы, срезы, уровни отечественной культуры. В связи с этим в настоящий период возникает необходимость в междисциплинарных исследованиях, ориентированных на разработку перспективных моделей социокультурного развития общества, формирующих соответствующие ценностные основания.

Корпоративная культура в современном междисциплинарном пространстве, как правило, изучается в контексте сопряженных с ней теоретических понятий, таких как «культура управления», «психология менеджмента», «культура организации», «деловая культура» и др. Кроме того, в исследованиях по менеджменту и теории организации термины «культура организации», «корпоративная культура», «организационная культура»

используются как взаимозаменяемые[1:73]. Автор диссертации полагает, что данная традиция сформировалась уже в первых работах, посвященных проблемам организационной культуры, интерес к которым был обусловлен активным изучением истории и теории управления, появившимся в зарубежной и отечественной науке в 1940-х гг., а затем была продолжена на новом этапе осмысления феномена «корпоративная культура» (в 70-е годы ХХ в.), ставшей в тот период объектно-предметной сферой, перспективной для теоретико-методологических изысканий в области экономики, социологии, психологии, культурологии и др[2:67]. Исходя из того, что в различных областях деятельности (хозяйственной, производственной, финансовом секторе экономики, сферах сервиса, рекреации и досуга, библиотечном деле и др.) и, соответственно, в разных типах структур (государственных, коммерческих, некоммерческих, общественных) корпоративная культура имеет свои особенности и свои механизмы воздействия на деятельность той или иной организации, автор высказывает суждение о прерогативе руководства организации в процессе формирования корпоративной культуры и адекватной оценке ее ценностного потенциала.

Существенным для формирования корпоративной культуры организации представляется и ее географическое положение, национальная, этническая, конфессиональная принадлежность членов организации и множество других факторов и свойств. С этой точки зрения автор диссертации придерживается точки зрения Ю. М. Лотмана на «географический фактор», который «особенно интересен, ибо таит в себе некое исходное противоречие. С одной стороны, этот фактор неизменен на всех этапах развития. С другой стороны, именно этот фактор не только делается важнейшим элементом самосознания, но оказывается наиболее чувствительным к динамике доминирующих процессов данной культуры»[3:221].

Кроме того, проблема осмысления ценностных оснований корпоративной культуры коренным образом связана и с тем противоборством моделей ценностей, которое Ю. М. Лотман определяет как «один из доминирующих конфликтов культурного пространства России», подразумевая под ним столкновение центристской и эксцентристской культурно-государственных тенденций. Если первая, «основываясь на представлении о том, что мир положительных ценностей со всех сторон окружен агрессивным миром зла, естественно тяготеет к изоляционизму, к замкнутости в себе во всех культурно-политических сферах», то вторая предполагает, что центр «религиозно-политической и культурной модели переносился за пределы своего государства»[4:231].

Сходное, в аспекте предпосылок и факторов формирования ценностных оснований корпоративной культуры, суждение высказывает Р.Д. Льюис, считая, что именно исторический опыт, географическое положение, физиология, внешность и инстинкт выживания – все соединяется, чтобы создать систему убеждений и ценностей, которые будут поддерживать и удовлетворять ожидания и потребности данного обществ.

Эти факторы влияют и на видовое многообразие корпоративных культур организаций. В числе его основных критериев современные исследователи рассматривают следующие: стиль управления (авторитарные и демократические);

тип корпоративной культуры (бюрократическая, органическая, предпринимательская и партисипативная);

«возраст» (молодая или старая);

сила воздействия (сильная или слабая);

вектор воздействия (функциональная или дисфункциональная);

степень инновационности (инновационная или традиционная)[5:158].

Во многом столь широкая (с позиции семантики и иерархии) амплитуда между данными критериями обусловлена различиями в понимании корпоративной культуры в рамках современных теории менеджмента и культурологии. В первом случае культура рассматривается как отличительное бытие с четко определенными положениями, во втором – как вовлеченная форма социальной практики, которая находилась под влиянием сложных взаимодействий между людьми, событиями, ситуациями, действиями и определенными обстоятельствами.

Литература 1. Эдгар Шейн, Организационная культура и лидерство. С-Пб., Питер, 2002, с. 31-32.

2. Виханский О.С., Наумов А.И., Менеджмент. М., 1999, с.421.

3. Эдгар Шейн, Организационная культура и лидерство. С-Пб., Питер, 2002, с. 14-15.

4. Питер Ф. Друкер, Задачи менеджмента в XXI веке. М., 2000, с. 5. Минцберг Г., Структура в кулаке. С-Пб., Питер, 2001, с. 6. Минцберг Г., Стратегический процесс. С-Пб., Питер, 2001.

Институциональные основы регулирования международной миграции молодежи в Европейском союзе Алексеева Е.Н.


Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова Решение задачи совершенствования миграционной политики возможно только на основе анализа существующих институциональных механизмов регулирования иммиграции и их оценки с учетом глобальных и региональных тенденций развития.

Объединение стран Европейского Союза является наиболее показательным примером международного сотрудничества в области управления миграционными процессами.

В настоящее время положительная динамика миграционного прироста, обеспечивающего до 75% общего прироста численности населения, позволяет большинству стран Евросоюза компенсировать негативные тенденции демографического развития.[4] Согласно данным Евростата, в 2009 году численность мигрантов достигла 6,4% (31,9 млн. чел.) населения Евросоюза, их медианный возраст составил 33,4 год. [6;

1] Более 40% иммигрантов – молодые люди в возрасте от 20 до лет, в то время как возраст половины всех европейцев превышает 40 лет. [4] 92,6% мигрантов являются гражданами стран с высоким (48,2%) или средним (44,4%) значением индекса развития человеческого потенциала. [6;

8] Структурные особенности подобного миграционного потока выгодны странам ЕС в контексте приоритетов социальной политики и инновационного развития. От того, насколько существующая система регулирования международной миграции функционирует в соответствии с потребностями принимающего общества и учитывает необходимость взаимной адаптации населения и иммигрантов, зависит и успех усилий по выработке единой позиции в отношении экономически привлекательных категорий мигрантов – квалифицированных иностранных специалистов и талантливой молодежи.

Ведущим межправительственным учреждением по вопросам европейской иммиграции является Международная организация по миграции, основной функцией которой является актуализация наиболее острых проблем в области иммиграции, оказание консультативной поддержки стран и содействие развитию международного миграционного законодательства. Регулирование международной трудовой миграции является предметом деятельности таких международных организаций, как ЮНЕСКО (Программа по международной миграции), Международная организация по защите прав мигрантов, Международной организации труда (МОТ).

Самым значительным вкладом МОТ в повышение эффективности управления иммиграцией стало принятие Конвенции №97, регламентирующей обязанности стран, участвующих в международной трудовой миграции, по обеспечению социальных гарантий трудящимся-мигрантам. МОТ разработаны и другие Конвенции по обеспечению защиты прав мигрантов и беженцев и их интеграции в принимающее общество, ратифицированных преимущественно странами-экспортерами рабочей силы.

Исполнение конвенций контролируется Комитетом по трудящимся мигрантам ООН.

Межгосударственное регулирование иммиграции в странах Евросоюза осуществляется в соответствии с нормативно-правовыми актами, разработанными Советом Европы, в частности Европейской Конвенцией о правовом статусе трудящихся-мигрантов, обеспечивающей равные права мигрантам и принимающему населению в области социальной помощи, образования, трудоустройства, налогообложения и т.д. В настоящее время Конвенция ратифицирована 6 из 27 стран Евросоюза;

это обуславливается противоречиями, возникающими при согласовании внутренней миграционной политики стран с принципами соглашения. В рамках Совета Европы функционирует Европейский комитет по миграции, деятельность которого в том числе направлена на содействие адаптации переселенцев.

Образование Европейского союза было основным шагом на пути упрощения регулирования иммиграции в пределах еврозоны. С момента подписания Шенгенского соглашения граждане Евросоюза получили возможность трудоустройства на территории любой страны ЕС. Заключение Маастрихтского и Амстердамского договоров позволило максимизировать преимущества межстрановых миграций в пределах Евросоюза и оптимизировать контроль над иммиграцией из стран «третьего мира». Принятие Еврокомиссией в 2004 году Гаагской программы по стратегии ЕС в области правового регулирования миграционной политики ознаменовало практически полный переход иммиграционной политики в компетенцию Европейского Сообщества.

В 2008 году в соответствии с решением Совета Европы была основана Европейская миграционная сеть (ЕМС) – система обмена информацией, с целью предоставить Европейскому Сообществу объективную и достоверную информацию по всем вопросам в области миграции и убежища, регулярно обрабатывая, анализируя и сохраняя информацию из стран-участниц Европейского Союза.

Получение странами Евросоюза всех преимуществ интеграции экономического пространства возможно лишь при согласовании усилий во всех сферах сотрудничества.

Однако единство внешней иммиграционной политики ЕС противоречит попыткам отдельных государств сохранить максимальную свободу в данной сфере управления.

Частичный суверенитет позволяет эффективнее контролировать миграционные потоки, поэтому структура институциональной системы регулирования миграции в странах Евросоюза определяется их концепцией иммиграционной политики и позицией по вопросу интеграции и ассимиляции переселенцев.

Сложившая система институтов, регулирующих иммиграцию в Европейском союзе, является отражением динамики современных миграционных процессов, однако она не в полной мере соответствует их качественным трансформациям. Развитие трудовой и бизнес-миграции, преобладание молодых людей в структуре миграционных потоков Евросоюза указывает на необходимость регулирования миграции молодежи в регионе и содействия реализации ее потенциала в сфере науки и высокотехнологичного производства. В настоящее время наиболее широкое распространение приобретает практика межвузовского сотрудничества (программа Еврокомиссии Erasmus Mundus External Cooperation Window). Помимо гуманитарных и экономических задач подобные программы нацелены на укрепление международных отношений Евросоюза с другими странами (например, программа стажировок DAAD).

Изучение опыта миграционной политики Евросоюза необходимо для повышения эффективности управления процессами иммиграции молодежи в России.

Сравнительный анализ отечественного и зарубежного опыта в области миграционной политики может послужить основой при разработке системы мер и рекомендаций, способствующих миграции зарубежных специалистов в Россию и активному участию российской молодежи в процессах международного экономического сотрудничества.

Литература 1. Блинова М.С., Социология миграции: история становления и перспективы развития.

М., 2. Глущенко Г.И., Пономарев В.А., Миграция и развитие. М., 3. Ивахнюк И.В., Международная трудовая миграция. М., 4. Европейский демографический барометр. Бюллетень «Население и общество»:

«http://demoscope.ru/weekly/2009/0359/barom02.php»

5. Levitt P., Jarowsky N.B., Transnational Migration Studies: Past Developments and Future Trends // Annual Sociological Rewiew. – 6. Vasileva K., Foreigners living in the EU are diverse and largely younger than the nationals of the EU Member States // Eurostat: Statistics in focus. Vol.№45. – 7. Официальный сайт Международной организации по миграции: «http://www.iom.int/»

8. Официальный сайт Европейского Союза: «http://europa.eu/»

Бедность в Кыргызстане: социально-экономические последствия Алимова Г.Б.

Ошский государственный университет, Кыргызская Республика Актуальной проблемой в Кыргызстане выступает бедность населения. И когда ниже национальной (официально установленной) черты бедности проживает более 50% всего населения республики, то это не может не вызывать обеспокоенности государственных и общественных институтов по поводу «социального самочувствия»

части своих граждан.

Трудно поддается логическому объяснению то, что в стране, обладающей значительными природными ресурсами, с высокообразованным населением и большим производственным, аграрным и туристско-рекреационным потенциалом, бедность большой части населения на протяжении ряда лет продолжает оставаться одной из главных угроз устойчивого общественно-экономического развития.

Столь значительный уровень бедности в Кыргызстане, намного превосходящий аналогичный показатель в большинстве стран мира, является, с одной стороны, следствием начавшихся с начала 1990-х гг. радикальных экономических реформ и, с другой стороны, свидетельствует об отсутствии адекватных мер социальной и экономической политики или их недостаточной эффективности. Хотя делаются определенные шаги по улучшению ситуации. В частности, достижение экономического благосостояния народа Кыргызстана в условиях главенства принципов свободы, человеческого достоинства и равных возможностей каждого провозглашено в качестве общей национальной цели Комплексной основы развития (КОР) Кыргызстана на среднесрочный период [1;

67].

В характеристике бедности населения важно учитывать исторический и региональный аспект. Например, в самой богатой стране – США бедным считается тот, у кого годовой доход на одного человека не превышает 2450 долл., или 204 долл. в месяц. А в России, как и во многих странах СНГ, существует некая идеализация бедности. Это связано, во-первых, влиянием прошлого социалистического уклада жизни (уравниловка), во-вторых, отрицательным опытом форсированного строительства рыночной экономики, когда целые заводы, фабрики оказались в собственности олигархов, а не в руках трудовых коллективов. Хотя справедливости ради нужно отметить и глубокие исторические корни «ведения бедного образа жизни».

В частности, Л.Л. Рыбаковский, говоря об индикаторах состояния социальной сферы, пишет «… те пороговые значения, которые не выдержит большинство европейских стран, окажутся вполне благоприятными для российского государства. Вот уж точно, где русскому веселье, там европейцу – гибель» [2;

6].

По аналогии с этим можно сказать, что население Кыргызстана вообще живет в «уникальных» условиях: на фоне регулярных цветных революций электричество постоянно отключается по всей территории;

газ подается населению нерегулярно, в зависимости от политического настроения соседних стран;

отопление не «доходит» до множества квартир, бедные жители которых из-за невозможности своевременной оплаты добровольно отказались от услуг отопления. Если учесть то, что все населения страны живет в экстремальных условиях горной территории то, можно смело сказать:

где кыргызстанцу веселье, там и подавно европейцу – гибель… Хотя нужно отметить, что уровень бедности, по сути, есть относительный показатель. Например, по сравнению с африканскими государствами, где нет ни системы социального обеспечения, ни электрификации, ни газификации, ни системы образования, ни эффективного медицинского обслуживания населения, Кыргызстан достаточно богатое, состоявшееся и благополучное во всех отношениях государство. А по сравнению с европейскими странами Кыргызстан выглядит довольно бедной и неблагополучной во многих отношениях страной.

А реально, в настоящее время Кыргызстан занимает одно из первых мест по числу граждан, получающих заработную плату ниже прожиточного минимума. В Кыргызстане 57% трудящихся живут за чертой бедности. Подобная ситуация наблюдается и в других постсоветских республиках: в Азербайджане этот показатель составляет 5,3%, В Белоруссии – 3,6%, в Казахстане – 1,2%, в Молдове – 34,8%, в Украине – 13,4% и в России – 12,8%. Если дать оценку в абсолютных значениях, то на пространстве СНГ 16 миллионов человек живут ниже черты бедности.

Кыргызстан на начальном периоде суверенизации (1990-1995 гг.) сильно откатился назад в своем развитии [3;

28]. Ситуация до сих пор остается тревожной.

Спад производства оказал отрицательное влияние на занятость населения и уровень доходов людей. В условиях общего ухудшения социально-экономического положения Кыргызстана народ просто стал заниматься выживанием: челночный бизнес, мелкое крестьянское предпринимательство, распродажа личных и семейных ценностей, браконьерство. Именно тяжелое социально-экономическое положение, крайне низкий жизненный уровень заставили трудоспособное население Кыргызстана выезжать за пределы страны в поисках заработков.

Сейчас, по частному наблюдению автора, население Кыргызстана по большому счету кормиться за счет денежных переводов трудовых мигрантов из таких стран как Российская Федерация, Республика Казахстан, Южная Корея. По разным оценкам, только на территорию России из Кыргызстана выехали на заработки от 300 000 до 700 000 человек. А денежные переводы исчисляются по разным данным от миллионов до 1,5 миллиардов долларов США в год. Если вспомнить «стоимостной вес» всего государственного бюджета Кыргызстана составляет около 8,3 млрд.

долларов США, то очевидным станет вывод о том, что за счет кого и чего обеспечивается внутренняя экономическая жизнь в республике… Необходимо признать, что де-факто народная интеграция между Кыргызстаном и Россией давно уже состоялась. Осталось, по сути, де-юре оформить особые интеграционные отношения этих стран. Практически нельзя сейчас найти в Кыргызстане семьи, у которой кто нибудь из членов не был бы в выезде на заработках. Именно эти денежные вливания достаточно удачно маскируют эрозию системы социальной защиты населения в регионах … Другим источником доходов населения выступает домашние хозяйства, которые заметно ориентировались на предпринимательские мотивы и цели.

Повсеместное распространение кредитных союзов, ветвей сетевых бизнес-технологий – косвенное доказательство таких изменений. Хотя можно отметить и определенную натурализацию домашних хозяйств.

Особым источником доходов, как это ни парадоксально звучало, в переходный период выступает теневая экономика. Бишкекский рынок «Дордой», где ежедневно осуществляются сделки на миллионы долларов США, в год приносит всего миллионов сомов налогов (!). В Кыргызстане по некоторым оценкам размеры теневого экономического оборота доходит до 40% от ВВП.

Таким образом, в Кыргызстане доходы населения имеют определенную тенденцию к росту. Этот рост связан во многом факторами трудовой миграции трудоспособного населения за пределы страны и частным предпринимательством на внутреннем рынке.

Литература 1. Закиров А.З. Основные пути сокращения бедности на селе в Кыргызстане // Ученые записки Российского государственного социального университета. – 2006. - №2. – С.

67-73.

2. Рыбаковский Л.Л. Демографическая безопасность: популяционные и геополитические аспекты. –М.: ЭКОН-ИНФОРМ, 2003. – 56 с.

3. Социально-экономические проблемы миграции населения Кыргызской Республики (1991-1996 гг.). / Кыргызско-Российский Славянский университет. – Бишкек, 1997. – 88 с.

Интернет как среда формирования социологической группы будущего Амиров Д.В.

Уральский Государственный Университет Интернет, в силу своих очевидных технологических преимуществ над традиционными средствами коммуникации, предлагает социологам широкий инструментарий для проведения исследований общественного мнения. Предсказывая развитие технического прогресса, французский социолог Габриель Тард считал, что «благодаря развитию средств коммуникации, публика станет социальной группой будущего» [1;

90]. Он же, продолжая цепочку логических умозаключений, констатирует, что «публика является совокупностью индивидуумов, разделнных между собой физически и соединнных лишь умственно» [1;

83]. Сегодня любое интернет-сообщество можно сравнить с тардовской публикой, поскольку эти сообщества представляют собой своеобразные группировки общественного мнения.

Несомненно, появление глобальной сети Интернет существенным образом предопределило процесс развития современных средств коммуникации, с каждым годом предлагая вс новые и новые способы общения между людьми и инновационные сервисы, делающие общение комфортным и эффективным. В связи с этим, важным представляется вопрос о том, можно ли говорить о появлении социальных групп нового типа, обладающих характерными особенностями современной эпохи. И если таковые действительно обнаруживаются, то представляется научной необходимостью выявить данные особенности и описать их. С целью выработки системы методов изучения общественного мнения в контексте становления интернет-технологий в качестве основных коммуникационных средств современного общества. Не менее принципиальным видится вопрос и о классификации интернет-технологий в качестве инструментального комплекса для социологических исследований общественного мнения.

С нашей точки зрения, можно предположить, что основные преимущества при проведении исследований общественного мнения, реализуемые с помощью интернет технологий, могут быть разделены на несколько групп. Во-первых, это повышение достоверности проводимых исследований. Во-вторых, – существенное ускорение процедуры исследований, повышение их оперативности. Существенным фактором, и это, в-третьих, становится значительное снижение стоимости. Попробуем рассмотреть обозначающиеся преимущества подробнее.

Повышение достоверности исследований общественного мнения достигается совокупностью факторов, среди которых можно выделить следующие:

автоматизация и совершенствование исследовательских методов;

расширение возможностей по формированию репрезентативных выборок.

В частности, рассматривая интернет-возможности метода опроса, можно предположить, что достоверность результатов исследования общественного мнения с помощью опроса обеспечивается целостным восприятием социальных явлений и процессов в их развитии [2]. В этом случае, интернет-технологии позволяют автоматизировать процесс проведения периодических опросов, что позволяет получать социологические данные линейно в течение времени, отслеживая все этапы формирования и развития общественного мнения. Создание опросных анкет с помощью интернет-технологий позволяет избежать ошибок заполнения, обеспечить последовательность и отследить логику ответов респондента, использовать опросники с многовариантными ответами [3].

Повышение оперативности определяется, в первую очередь, основным свойством сети Интернет – скоростью получения и обработки информации. При этом следует говорить о возможности оперативного доступа к информации как со стороны объектов и субъектов общественного мнения, так и со стороны его исследователей. Для наглядности рассмотрим широко комментировавшийся СМИ пример, когда во время заседания Государственного Совета губернатор Кировской области Никита Белых размещал в сети Интернете информацию о ходе обсуждения в режиме реального времени. Это пример того, насколько оперативно информация может стать объектом общественного мнения.

Исследователи используют специализированные компьютерные программы, обеспечивающие быструю автоматизированную обработку поступающей социологической информации. Кроме того, у социолога появляется возможность скоростного доступа к уже сформированным сообществам. Ярким примером является блогосфера – феномен XXI века, объединивший огромное множество людей по всему миру. Блогосфера является благодатной средой для проведения исследования общественного мнения.

Снижение стоимости исследований определяется сокращением затрат на сбор и обработку социологической информации, ведь доступ к разнообразным социологическим группам, благодаря интернет-технологиям, зачастую, сводится к наличию у исследователя принципиального доступа в сеть Интернет.

При исследованиях общественного мнения с применением интернет технологий, социологу необходимо помнить и об особенностях применения появившихся новых возможностей. Среди основных особенностей стоит отметить:

доступность практически любому респонденту возможности саморепрезентации [4];

одновременное присутствие респондента в большом количестве разных социальных групп;

частое отсутствие средств подтверждения достоверности данных, предоставленных респондентом.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 56 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.