авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

70-летию Оренбургского

Института посвящается

Актуальные вопросы

развития государственности и

правовой системы в современной

России

Материалы ежегодной всероссийской

студенческой научно-теоретической

конференции

17 выпуск

Оренбург

2011 год

1

Под редакцией:

Кандидата юридических наук, Заслуженного юриста РФ М.И. Полшкова;

кандидата юридических наук А.Ф. Колотова В 2011 году в конференции приняло участие более 500 студентов самых способных студентов нашего института, города, а так же представителей других юридических ВУЗов России. В этом году были представлены следующие учебные заведения: Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина, Московская государственная академия делового администрирования, Московская финансово-юридическая академия, Нижегородский национальный исследовательский университет, Оренбургский государственный аграрный университет, Оренбургский государственный университет, Орский филиал Московской финансово юридической академии, гуманитарный юридический колледж ГОУ ВПО «Оренбургский государственный университет». Всероссийская научно теоретическая студенческая конференция состоялась 22 апреля 2011 года и она была посвящена 70-летию Оренбургского института (филиала) МГЮА имени О.Е. Кутафина.

ОГЛАВЛЕНИЕ Пленарные доклады Секция адвокатуры и правоохранительных органов…………………………. Секция административного права……………………………………………... Секция гражданского процессуального права………………………………… Секция гражданского права…………………………………………………….. Секция истории государства и права зарубежных стран…………………… Секция отечественного государства и права………………………………… Секция конституционного права Российской Федерации………………….. Секция международного права……………………………………………….. Секция политологии…………………………………………………………… Секция предпринимательского права………………………………………… Секция теории государства и права………………………………………….. Секция трудового права………………………………………………………. Секция уголовно-процессуального права …………………………………… Секция уголовного права……………………………………………………… Секция финансового права……………………………………………………. Секция философии…………………………………………………………….. Секция экологического и природоресурсного права……………………….. Секция экономической теории……………………………………………….. ПЛЕНАРНЫЕ ДОКЛАДЫ Блинова Вера Владиславовна – кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории государства и права ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

ИСТОРИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ Становление образования в России происходит еще со времен образования Древнерусского государства. Применительно ко времени возникновения русской культуры об образовании можно говорить лишь в смысле обучения грамотности. Вообще к вопросам образования русское общество относилось или равнодушно, или враждебно.

В царствование Федора Алексеевича была предпринята попытка начать преподавание юриспруденции в духовной академии. Но создать такую Академию Федору Алексеевичу не пришлось, он скончался.

Господство практической приказной юриспруденции препятствовало развитию в Российской империи системы настоящего юридического образования. В то же время отсутствие в России учебных заведений, специально предназначенных обучению праву, отрицательно сказывалось на развитии русской юриспруденции.

Формирование в России научной юриспруденции становилось все более необходимым, не только для систематизации законодательства, но и по другой причине: потребности в лицах знающих законы и обладающих навыками судебных дел. Петр I пытался решить эту проблему при помощи иностранцев.

Петру I не удалось организовать в России систему юридического образования, не возникла в период его правления и русская теоретическая юриспруденция. Тем не менее, великий царь - реформатор очень много сделал для русской правовой культуры: своими реформами он создал условия и предпосылки для того, чтобы такая система и такая юриспруденция появились в России в скором будущем. Только в Московском университете юридическое образование приобрело регулярный и научный характер. Программа университета была разработана М. В.

Ломоносовым и предусматривала для студентов всех факультетов (философского, медицинского, юридического) трехлетний общеобразовательный курс, включавший следующие предметы: математика, физика, философия, экономика, история. После этого студенты в течение 4-х лет обучались на профилирующих кафедрах.

В состав юридического факультета входило три профессора:

профессор всей юриспруденции;

• профессор юриспруденции российской;

• профессор политики.

• Однако долгое время факультет состоял только из одного профессора Дильтея. Первым русским профессором права стал С.Е. Десницкий, который получил образование в Англии1.

Начало XIX века ознаменовалось в истории России целой серией государственных преобразований. Их неотъемлемой частью стали меры, направленные на значительное расширение и совершенствование системы народного образования.

Основные принципы реформ в этой сфере были изложены в документе под названием «Предварительные правила народного просвещения», утвержденного императором Александром I 24 января 1803 г.

Согласно плану, начертанному в рассматриваемом документе, предполагалось создать на территории страны шесть учебных округов:

Московский, Санкт-Петербургский, Казанский, Харьковский, Виленский и Дерптский. В каждом из учрежденных университетов предполагалось иметь юридический факультет. И такой факультет или существовал с момента открытия учебного заведения, или создавался немногим позднее.

В этот период был принят первый либеральный Университетский устав 1804 г. Следует отметить, что все Университетские уставы XIX в. ( г., 1835 г., 1863 г.) предусматривали обязательное наличие юридических факультетов в составе высших учебных заведений. Задача юридического образования была определена следующим образом: «должно показать учащемуся политическое его отношение к правительству, разным сословиям и частным людям, его обязанности к оным и права, каких от них ожидать и требовать может. Оно (т.е. юридическое образование) образует защитников правоты сограждан своих и угнетенной невинности».

Преподавание юриспруденции предусматривалось не только в университетах, но и в учебных заведениях особого типа - лицеях или училищах высших наук. Они создавались специально для подготовки гражданских чиновников и по уровню образования занимали промежуточное положение между гимназиями и университетами.

Развитию в России юридического образования, и, как следствие, юриспруденции весьма поспособствовал именной Указ императора Правительствующему Сенату «О правилах производства в чины по гражданской службе и об испытаниях в науках для производства в коллежские асессоры и статские советники», от 6 августа 1809 г., провозглашавший новые правила производства в чины по гражданской службе. Автором проекта этого знаменитого указа был М. М. Сперанский.

Сперанский предлагал ликвидировать чины. По его мнению, «чины не могут быть признаны установлением для государства ни нужным, ни полезным». И Скрипелев Е. А. О юридическом образовании в дореволюционной России (XVII – XX вв.) // Государство и право. 2000. № 9. С. 83.

в связи с этим Сперанский М. М разработал новое правило возведения в чины и изложил в законопроекте, согласно которому «чин коллежского асессора как первый чин, дающий право на потомственное дворянство, открыт только для лиц, получивших университетское образование и сдавших соответствующие экзамены, для канцелярских чинов довольно оставить первые три офицерские чина», а «последующие восьмиклассные чины затруднить для не учившихся и облегчить, сколь можно, для тех, кои предъявят свидетельство в их учении».

Сперанский разработал правила для испытания на докторскую степень, после которых юридические факультеты российских университетов получили 12 молодых профессоров, которые поставили обучение научной юриспруденции на новый, более высокий уровень. Именно эта плеяда русских правоведов заложила основы национальной научной системы юридического образования в России. Каждый из этих правоведов имел учеников, которые так же стали светилами юриспруденции. Усилия Сперанского и Николая I оказались плодотворными для юридического образования, а значит и для юридической науки в целом.

Вместе с тем немалое значение для развития русской юриспруденции в данный период имела и работа, направленная на систематизацию российского законодательства Таким образом, за сравнительно короткое время было положено твердое начало юридическому образованию в России. Именно благодаря этим мерам во второй половине XIX в. российская юриспруденция и юридическая наука смогли достичь больших результатов.

В то же время приходится констатировать тот факт, что в России государство мало способствовало развитию просвещения и прогрессивных идей в целом. За каждой либеральной реформой неизбежно следовали охранительные контрреформы. После либерального Университетского устава 1804 г. был принят консервативный Устав 1835 г., в результате чего условия получения юридического образования заметно ухудшились. Устав лишал университеты самоуправления и некоторых привилегий.

Однако именно в этот период в России при Казанском университете возникает первая юридическая клиника. Ее создателем был известный русский цивилист Д.И. Мейер, который считал, что юридическое образование должно строится по аналогии с медицинской подготовкой, посредством юридических клиник он пытался осуществить «практическое приготовление юриста». Юридическая клиника Мейера, созданная в 40-е гг.

XIX в., просуществовала около 10 лет. Не имея официального статуса, источников финансирования, она действовала лишь благодаря бескорыстным усилиям своего основателя.

В 1864 г. был принят новый Университетский устав, благодаря которому профессора-юристы либерального толка получили возможность повысить научно-теоретический уровень преподавания. На юридических факультетах были созданы новые кафедры: истории русского права, истории важнейших иностранных законодательств, истории славянских законодательств.

Однако приход на престол Александра III принес с собой контрреформы, которые не могли не затронуть и область образования.

Очередным «зигзагом» стал Устав 1884 г., принятый под давлением М.Н.

Каткова. В соответствии с Уставом вновь была ликвидирована автономия профессорской коллегии. Профессора, деканы и ректоры назначались Министерством народного просвещения. Вся университетская жизнь ставилась под контроль попечителей, которым подчинялись инспектора.

Уставом в который раз был изменен перечень изучаемых предметов. Были упразднены кафедры важнейших иностранных законодательств (новых и древних), а также истории славянских законодательств. Было признано неуместным ознакомление студентов с конституциями европейских государств, так как это противоречило бы охранению самодержавной власти2.

К окончанию XIX столетия в России была сформирована высококлассная система высшего юридического образования, главными составляющими которой были: сильный преподавательский состав, который обеспечивался хорошей научной подготовкой и стажировкой за границей, достаточная материальная база, самостоятельность студентов и вовлечение их в занятия наукой. Возрастает число юристов. К 1889 г. доля студентов юристов составляла 43,1 % от всего состава российского студенчества, а в начале XX в. ежегодно в юридических учебных заведениях России обучалось около 850 студентов. Увеличение количества подготавливаемых юристов вместе с тем не ставилось в качестве самоцели.

Между тем юридическое образование было необходимым условием для замещения всех судейских должностей, а кроме того, большинства административных должностей. Выпускники юридических факультетов университетов, которые связывали продолжение профессиональной деятельности с работой в государственном аппарате, шли по ведомству Министерства юстиции, становясь судьями, прокурорами, следователями, нотариусами. Кроме того, должности на государственной службе замещались выпускниками только государственных университетов;

окончание частных учебных заведений такого права не давало.

Всего научных степеней было четыре. Первая степень действительный студент, лицо, окончившее университетский курс юридических наук. Свидетельством получения этой - первой - ученой степени служил аттестат, а позднее диплом. Далее следовала ученая степень кандидат прав - лицо, окончившее курс с отличными успехами или показавшее особые способности и представившее письменное сочинение.

Претендент в кандидаты неотличник должен был сдать устный экзамен (позднее был введен письменный - в присутствии экзаменатора).

Юртаева Е. А. Система юридического образования в Российской империи // Журнал Российского права.

2009. № 3. С. 15.

Следующая степень - магистр. Им мог стать кандидат, доказавший наличие знаний о системе науки «в целом и ее частях». Претендующий на ученую степень магистра должен был сдать устный и письменный экзамены по профильным наукам, при этом устный - на неопределенное число вопросов, письменный - на два по жребию под наблюдением экзаменатора.

Претенденту на магистерскую степень определялась факультетом тема для написания диссертации на русском или латинском языке, которая должна была быть защищена публично.

И последняя степень - доктор. Претендент на эту степень должен показать знание самой науки, а не только ее системы. От претендента на докторскую степень требовалась сдача устного экзамена по всем факультетским дисциплинам в присутствии двух депутатов от совета университета. Подготовка ответов на письменный экзамен (четыре вопроса по жребию) производилась в присутствии экзаменатора. Диссертация на соискание докторской степени представлялась и должна была быть защищена на латыни.

Получение научной степени служило не только свидетельством профессиональной подготовки, оно открывало и определенные социальные перспективы. Например, кандидату прав, поступающему на военную службу, до получения им офицерского звания достаточно было прослужить в должности унтер-офицера три месяца, тогда как для всех остальных был установлен полугодовой срок службы;

действительный студент, а после упразднения этого звания - выпускник университета приобретал личное дворянство, получивший ученую степень доктора права – потомственное.

По университетскому Уставу 1884 г. научных степеней для преподавателей на университетских кафедрах осталось только две - магистр и доктор.

Университеты в дореволюционной России по праву называли учеными республиками. Не случайно поэтому правительственная реакция в качестве одного из первых мероприятий приступала к разработке нового университетского устава с наступления на права университетов с его принципами автономии.

Октябрьская революция практически полностью упразднила прежнюю правовую систему, чем изменила сущность российской юриспруденции.

После Октябрьской революции начался демонтаж системы юридического образования как непосредственно связанной с царским режимом, поставлявшей кадры для буржуазного государственного аппарата.

Многие профессора и студенты юридических факультетов участвовали в белом движении. По Декрету СНК от 5 июля 1918 года все учебные заведения страны передавались в ведение Народного комиссариата просвещения (Наркомпроса). В итоге оказались закрыты вузы юридического профиля, находившиеся ранее в подчинении Министерства юстиции и других ведомств. Постепенно прекратили деятельность частные учебные заведения.

Например, известные Бестужевские курсы, где имелся большой юридический факультет, были влиты в Петроградский университет.

Демидовский юридический лицей 7 декабря 1918 года был преобразован в Ярославский государственный университет. Для руководства вузами в структуре Наркомпроса создавалось специальное подразделение, после ряда переименований в 1921 г. получившее название главного управления профессионально-технических школ и высших учебных заведений (Главпрофобр). Главпрофобр в основном занимался организационными, материальными и финансовыми вопросами советской высшей школы3.

Научным, методическим и кадровым центром становился Государственный ученый совет (ГУС), образованный в составе Наркомпроса 20 января 1919 г. ГУС осуществлял кадровые назначения профессорско преподавательского состава, разрабатывал и утверждал учебные программы, выдавал разрешения на издание учебных пособий. Высшую школу не могло оставить без внимания и партийное руководство, которое выдвигало задачу ее политического завоевания. Всю работу в этом направлении курировал Агитационно-пропагандистский отдел (АПО) ЦК РКП(б).

Юриспруденция ввиду специфики ее предмета, наряду с историей, философией, филологией, педагогикой и экономикой была отнесена к общественным наукам, перестройке преподавания которых придавалось особое значение. Ведущим научным учреждением, призванным развивать марксистскую теорию, являлась Социалистическая академия общественных наук, образованная в июне 1918 г. В апреле 1919 г. был принят новый Устав Академии, она стала называться Социалистической академией, а в 1924 г.

была переименована в Коммунистическую академию.

В академии были сосредоточены немногочисленные юридические кадры, поддержавшие советскую власть: П.И. Стучка, М.А. Рейснер, А. Г.

Гойхбарг и др. Разработка правовых проблем велась в секции общей теории права и государства и секции советского строительства. За короткий срок были опубликованы учебные программы по правовым дисциплинам, написаны работы в русле марксистской методологии, которые должны были заменить дореволюционные юридические учебники. Вопрос о состоянии и перспективах высшего юридического образования неоднократно обсуждался в отделе вузов Наркомпроса на протяжении 1918 г.

Таким образом, в результате реорганизации число учебных заведений, где готовили юристов, вновь сократилось, и на территории РСФСР осталось четыре таких вуза. В 1928 г. к ним добавился факультет советского строительства и права Казанского университета. Срок обучения на факультетах и отделениях советского права увеличивался до 4-х лет. С одной стороны, создание факультетов советского права, ввиду их изначальной специализации, восстановление нормальных сроков обучения явилось несомненным благом для юридического образования. Однако реорганизация сопровождалась не только упразднением юридической подготовки в ряде Студенты периода Великой Октябрьской Революции // Родина. 1999. № 3. С. 68.

университетов, где она велась в рамках ФОНов, но и отличалась резким сокращением набора на вновь открытые факультеты права.

Гуманитарное образование, включая юридическое, в противоположность техническому, педагогическому или медицинскому, не оценивалось как социально значимое, требовавшее первоочередной государственной поддержки и поощрения. Негативное влияние на отношение к юридическому образованию оказывал широко укоренившийся в массовом сознании правовой нигилизм Юриспруденция воспринималась как служанка свергнутого режима, оправдывавшая угнетение народных масс. Недаром на знаменитых «философских» пароходах из страны были высланы видные русские юристы.

Недоверие вызывала и оставшаяся в стране старая профессура, с которой власть вынужденно мирилась, будучи не в силах ее заменить марксистскими кадрами. Нужно отметить еще одну особенность советской юридической политики. Если в дореволюционный период юридическое образование, преобладавшее в университетах, было направлено на подготовку государственных чиновников широкого профиля, то в период становления советской государственности оставалось неясным, в каких звеньях государственного аппарата все-таки требуются юридические знания, а в каких достаточно опыта революционной работы4.

Советское законодательство устанавливало в качестве обязательного условия наличие юридического образования только для занятия некоторых должностей в правоохранительных органах. В результате наблюдалась локализация сферы юридической деятельности: юристы работали в судах, во вновь организованных прокуратуре и адвокатуре, в качестве юрисконсультов предприятий и организаций. Из области их профессиональной занятости выпадал огромный сегмент, где в дореволюционный период была задействована значительная часть выпускников юридических вузов и факультетов - центральные и местные административные учреждения.

Утилитаризм советской образовательной политики - готовить специалиста, обладавшего конкретными знаниями, - проявился и в стремлении достичь глубокой специализации юридического образования. В МГУ специализация начиналась очень рано - уже со второго курса.

Новшеством советского юридического образования стало введение производственной практики. Впервые она была апробирована еще на ФОНе МГУ, а во второй половине 1920-х гг. стала обязательной.

Также были внесены изменения в состав и устройство государственных научных учреждений и вузов. Отменялись ученые степени и звания, право занятия кафедр предоставлялось всем лицам, известным учеными трудами или другой деятельностью по специальности. На обновление педагогического корпуса была направлена и другая мера считать выбывшими профессоров и преподавателей, прослуживших в Татурю Е. История высшего образования в России в XX в. // Высшее образование в России. 1994. № 3. С.

150.

университетах свыше 10 лет и имевших общий стаж научно-учебной службы 15 лет, а на освободившиеся должности объявлялся конкурс. В случае выполнения этого распоряжения увольнению подлежало абсолютное большинство работников вузов, например, на юридическом факультете Ленинградского университета осталось бы 2 профессора из 21 Изгнание из советской высшей школы старой профессуры грозило полностью парализовать учебный процесс, разрушить сложившиеся традиции отечественного образования, уничтожить целые научные направления, поэтому значительная часть преподавателей осталась на прежних должностях.

В целом же отношение к юридической науке и образованию в советский период определялось идеологией марксизма-ленинизма, который видел в государстве и праве причину всех социальных бедствий.

Генеральной идеей марксизма была ликвидация государственно-правовых институтов по мере движения к коммунизму. Почти два первых десятилетия советские ученые посвятили поиску определения нового правового образования. Предлагались самые различные названия: «пролетарское право», «социалистическое право» и т. д.

Важное значение для подготовки юридических кадров имело Постановление ЦИК и СНК СССР от 5 марта 1935 г. «О мероприятиях по развертыванию и улучшению правового образования», в котором наряду с другими мерами предусматривалась организация юридических институтов в Харькове и Ташкенте;

в этом году на основные отделения правовых институтов прием устанавливался 1490 человек и 70 — в аспирантуру. В дальнейшем были созданы регулярно действующие курсы по переподготовке районных работников-юристов и правовые школы с годичным, а позднее — с двухлетним сроком обучения.

Постановлением СНК СССР от 29 марта 1937 г. на базе Центрального заочного правового института был организован Всесоюзный юридический заочный институт (ВЮЗИ), в котором к этому времени уже обучалось около 6 тыс. студентов. Заочное юридическое образование и до сих пор играет важную роль, будучи такой формой обучения, в рамках которой подготавливается наибольшее количество юристов.

В период Великой Отечественной войны была проделана огромная работа по эвакуации ряда юридических вузов. В трудных условиях военного времени продолжалась подготовка юристов, хотя множество студентов и преподавателей в рядах действующей армии доблестно боролись против фашистских захватчиков.

Можно отметить, что война в какой-то мере способствовала становлению на Южном Урале высшего юридического образования. В конце 1941 г. в г. Чкалове открылся учебно-консультационный пункт ВЮЗИ.

Назначение филиала определялось, в первую очередь, задачами подготовки квалифицированных судей, следователей, прокуроров, адвокатов и других работников юстиции. Несмотря на военное время, набор будущих юристов проходил без особых затруднений. Затем на базе действующего учебно консультационного пункта в г. Чкалове в январе 1942 г. был организован Чкаловский филиал ВЮЗИ.

Наибольшего развития юридическая высшая школа достигла после окончания Великой Отечественной войны. Существенную роль при этом сыграло начатое еще в период войны восстановление подготовки юристов в университетах. Юридические факультеты были созданы почти во всех университетах.

Послевоенное развитие юридических вузов определялось принятым октября 1946 г. Постановлением ЦК партии «О расширении и улучшении юридического образования в стране». Реализация этого постановления привела к увеличению приема в юридические вузы и росту общего контингента студентов-юристов, выработке новых учебных планов и программ, более соответствующих требованиям практики и возросшему уровню правовой науки, способствовала оживлению научно исследовательской работы. За три года, с 1947 по 1950, были открыты юридические факультеты в 7 университетах;

в 1950 г. был организован юридический факультет в Туркменском университете. Этим завершилось создание центров юридического образования во всех союзных республиках, и таким образом подготовка кадров юристов связывалась с конкретными условиями и специфическими нуждами каждой союзной республики. За период с 1947 по 1953 г. высшее юридическое образование получили 20 человек, после войны большинство студентов составили демобилизованные воины Советской Армии.

Большое влияние на дальнейшее совершенствование юридического образования оказал переход в эти годы на 5-летний срок обучения на юридических факультетах и упорядочение в целом системы юридических учебных заведений. Объединение ряда юридических институтов с юридическими факультетами университетов и реорганизация некоторых институтов в факультеты позволили устранить параллелизм в подготовке специалистов, четко определить задачи различных типов учебных заведений и главное создать более благоприятные условия для развития научной работы. В результате этого на юридических факультетах сложились крупные творческие коллективы, превратившиеся в важнейшие центры развития советской правовой науки.

В 1964 г. ЦК КПСС принял Постановление «О мерах по дальнейшему развитию юридической науки и улучшению юридического образования в стране». В нем подчеркивается важное значение советского права в период развернутого строительства коммунизма, отмечаются недостатки в развитии правовой науки и юридического образования, ставятся конкретные задачи, направленные на их дальнейшее развитие. Постановление предусматривает, в частности, меры по расширению и улучшению подготовки кадров, введение специализации студентов с учетом характера их будущей работы, включение в учебные планы таких дисциплин, как советское строительство, хозяйственное право, судебная психология, исправительно-трудовое право, организацию юридической подготовки работников советских и хозяйственных органов, служебная деятельность которых связана с применением законодательства, разработкой и изданием правовых актов.

Важной задачей является развитие научных основ организации высшего образования, конкретный анализ эффективности тех или иных форм подготовки юридических, кадров.

В 1970- е гг. С. С. Алексеев обосновал три основных принципа, положенных в основу юридической подготовки: непрерывность и нарастание сложности обучения;

сочетание общего и специализированного в обучении;

сочетание в обучении теоретических и прикладных начал.

Современное юридическое образование в России переживает эпоху перемен. Со следующего года вузы переходят на Болонскую систему получения квалификации. Авторы нового стандарта отнесли юриспруденцию в разряд отраслей, где можно четыре года отучиться и стать профессионалом.

Давайте выделим достоинства существующей системы образования в России, которая всегда признавалась одной из лучших и развитых в странах Европы. Одним из главных ее признаков является самостоятельность в подготовке квалифицированных специалистов, а также наличие собственной научной школы. Результаты введения новой системы образования, весьма спорной, будут видны, как только вузы выпустят первых бакалавров и магистров.

При этом приходится констатировать тот факт, что часть студентов после завершения обучения остаются невостребованными. В то же время следует иметь в виду, что сама по себе ситуация превышения предложения над спросом на рынке юридических услуг не должна вызывать паники.

Проблема безработицы среди юристов стоит во многих государствах, в том числе и в странах Запада. Однако в России дело обстоит несколько иначе. В условиях спада экономики, невысокого уровня дохода большей части населения услуги юристов просто некому оплачивать.

Огромное количество ежегодно выпускаемых юристов не в состоянии само по себе решить проблему обеспечения государственных и общественных организаций в квалифицированных кадрах. По мнению декана юридического факультета Санкт-Петербургского университета экономии и финансов Алексея Алексеевича Ливеровского реформировать юридическое образование необходимо по трем основным направлениям: 1. Необходимо привлекать к преподаванию теоретиков, ученых, состоявшихся в современных отраслях права – учить в условиях быстро меняющегося законодательства надо, прежде всего, юридическим конструкциям.

Студентам необходимо знать фундаментальные основы современного права, кардинально отличающегося от права советской эпохи;

2. усиливать и углублять экономическую составляющую образования, без которой современное право становится формальным и неэффективным;

3. привлекать к преподаванию юристов-практиков, которые, исходя из своей практической деятельности, помогут студентам ощутить правовую действительность, неформальное понимание нормы.

В вопросах реформирования юридического образования недопустимо впадать в крайности, перечеркивать имеющийся положительный опыт.

Основной целью реформирования должно быть повышение качества подготовки специалистов. Правильным с точки зрения исторической преемственности будет знакомство и использование опыта, наработанного как в дореволюционный, так и в советский периоды. Однако Болонский процесс в России начат, что требует большой работы по оптимальному сочетанию отечественных традиций и европейских принципов.

Киряков Дмитрий Валерьевич - студент 4 курса дневного отделения Оренбургского института (филиала) МГЮА имени О.Е. Кутафина.

ОРЕНБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) МГЮА ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА: ВЧЕРА И ЕГОДНЯ Свою историю Оренбургский институт Московской государственной юридической академии имени Олега Емельяновича Кутафина начинает с далекого 1941 года, в ноябре которого был открыт Чкаловский учебно консультационный пункт Всесоюзного юридического заочного института.

Причиной его открытия являлся недостаток квалифицированных юридических кадров в Оренбуржье, который ощущался на протяжении двадцатых-сороковых годов прошлого века. В 1935 году в области не было укомплектовано 15 судейских и 10 прокурорских участков. Накануне Великой Отечественной войны в аппарате Чкаловской (Оренбургской) областной прокуратуры только 5 сотрудников окончили высшее учебное заведение. Ни один помощник прокурора области не имел высшего юридического образования. Военное время не только обусловило сокращение количества учебных заведений и ухудшение их материальной базы, но и способствовало развитию противоположного процесса.

Потребности фронта и тыла определяли необходимость открытия новых факультетов, филиалов вузов, в том числе юридического профиля. И вот в конце 1941 года открывается Чкаловский учебно-консультационный пункт ВЮЗИ. Его назначение определялось в первую очередь задачей подготовки квалифицированных судей, следователей, прокуроров, адвокатов и других работников юстиции. Первым директором пункта стал профессор М.В.

Хорохорин – преподаватель гражданского права.

В первый год планировалось принять около ста человек, не считая экстернов. Для проведения приемных экзаменов приказом директора от 10 декабря 1941 года была назначена комиссия в составе: директора, заместителя директора М.А. Буева, консультанта И.И. Александрова, заведующего кафедрой Е.А. Зарубинского. Информация о приеме абитуриентов была опубликована в газете «Чкаловская коммуна», звучали объявления по радио, разосланы письма в народные суды и прокуратуры области. За пять дней начиная с 11 декабря 1941 года поступило восемьдесят заявлений. К 22 декабря на все курсы приняли 80 студентов и 22 экстерна, что позволило приступить к занятиям в группах очных форм обучения. По договоренности с областным судом для вечерних занятий отвели залы судебных заседаний.

В январе 1942 на базе действующего учебно-консультационного пункта в городе Чкалове был организован Чкаловский филиал ВЮЗИ.

Директором филиала был назначен И.И. Александров.

С первых дней организации филиала на его пути встало много трудностей, связанных в основном с условиями военного времени. Во первых, сложно было найти подходящее для занятий помещение.

Первоначально для занятий предоставили помещение областного суда, в котором заниматься было невозможно из-за холода и сырости. Это заставило ходатайствовать перед Наркоматом юстиции СССР о переносе занятий в помещение учреждения Наркомюста.

Во-вторых, существенный недостаток учебников и учебной литературы. Так, например, у первокурсников имелся только один учебник по всеобщей истории государства и права. 13 мая 1942 получили большую партию учебников из Москвы, что позволило обеспечить литературой студентов.

В-третьих, пестрый по предыдущей подготовке состав обучающихся. В своем большинстве студентами оказались лица, закончившие десятилетку, некоторые из них ранее обучались в юридических школах или на курсах, а также в других высших учебных заведениях страны.

Некоторые студенты имели достаточно далекую от юридической специальность. В частности был выпускник Духовной академии. Работников юстиции насчитывалось не более 26 процентов от общего числа студентов.

У истоков института стояли выдающиеся ученые-юристы, широко известные всесоюзной юридической общественности: профессора М.М.

Гродзинский, Б.С. Утевский, С.Н. Братусь и другие.

Преподавателями филиала стали профессора и доценты Всесоюзного института юридических наук (ВЮИН), который был основан 1925 году, и эвакуированный в Чкалов в начале ВОВ. В настоящее время ВЮИН известен как Институт законодательства и сравнительного правоведения.

Основные курсы читались только профессорами и доцентами ВЮИНа и заведующими кафедрами ВЮЗИ. М.М. Гродзинский – профессор, д.ю.н. – уголовный процесс, Рясенцев Владимир Александрович – доцент, кандидат юридических наук – гражданское право, Рускол Александр Абрамович – доцент, кандидат юридических наук – земельное и колхозное право, Михаил Михайлович Исаев – профессор, д.ю.н. – криминалистика и некоторые другие.

Не смотря на трудности, связанные с военным временем, ученые продолжали заниматься научной деятельностью. Так например, профессора М.М. Гродзинский и Б.С. Утевский написали брошюру «Военные трибуналы».

На момент создания и в последствии на протяжении долгого времени образовательный процесс обеспечивали предметно – цикловые комиссии, которые по сути выполняли роль кафедр.

Педагогический коллектив стремился повысить качество академической успеваемости студентов как в области знания ими теории, так и более глубокого усвоения конкретного законодательного материала.

Преподаватели пересматривали лекционные курсы с учетом необходимости изучения новейшего законодательства и практики его применения. Дирекция в целях контроля регулярно посещала лекции преподавателей.

Несколько слов об учебном процессе. В военный период занятия в очных группах проводились 2 раза в неделю. Остальные дни недели были отведены для индивидуальных консультаций. Расписание занятий соответствовало учебному плану ВЮЗИ. Занятия проводились регулярно и без срывов. Вопросы дисциплины постоянно находились в центре внимания руководства. Из приказа по Чкаловскому филиалу ВЮЗИ от 14 октября года: «Категорически запрещается студентам очных групп… … входить в аудитории во время чтения лекций профессорами-преподавателями. В случае нарушения данного приказа старосты группы обязаны докладывать директору». Пропуски занятий допускались только по уважительным причинам. Однако посещаемость все же была невысокой, поскольку в условиях военного времени студентов могли в любой момент призвать в ряды Красной Армии либо отозвать на предприятие ввиду производственных потребностей в работниках.

Обучение было платным. Отдельные категории студентов, например, инвалиды ВОВ, освобождались от оплаты.

Число студентов не оставалось стабильным. В личных делах многих из них имелась отметка о призыве в ряды Красной Армии.

В 1942 году занятия в очных группах закончились 1 июня. После начались групповые и индивидуальные консультации, переводные экзамены.

Для иногородних студентов с 10 по 30 июля 1942 года была проведена установочная сессия, а для студентов города Чкалова – экзаменационная.

Были прочитаны лекции по основам марксизма-ленинизма, теории государства и права, истории государства и права всеобщей и СССР, проведены занятия по латинскому и немецкому языкам. Для подготовки к экзамену по каждой дисциплине отводилось по 4 дня. На сдачу установили срока.

На конец года выбыло: 4 человека за неуплату за обучение, 16 – по призыву в ряды Красной Армии, 4 – перевелись в иногородние вузы, 7 – перевелись в другие филиалы ВЮЗИ. На 1 августа обучалось 80 человек.

Новый учебный год начался 1 октября 1942 года. Принято было человека. Зачислялись в первую очередь окончившие среднее учебное заведение. К апрелю 1943 года студентов насчитывалось 179.

Филиал поддерживал связь с прокуратурой, Наркоматом юстиции, которые давали студентам практические консультации, а в отношении студентов работников этих органов – контролировали дисциплину и снабжали необходимыми учебно-методическими материалами.

В феврале 1943 года состоялась экзаменационная сессия студентов очных групп. На 1 курсе на сессию выносились: основы марксизма ленинизма, теория государства и права, всеобщая история государства и права. На 2 – основы марксизма-ленинизма, судоустройство, госправо иностранных государств. На 3 курсе – земельное право, колхозное право, уголовное право.

С января 1943 года директором Чкаловского филиала являлся Петр Прокопьевич Косцов – выпускник Чкаловского педагогического института, который проработал в данной должности до начала 50-х годов.

По итогам 42-43 учебного года выбыло всего 125 человек.

Состояло студентов – 145.

В июне 1943 года была проведена проверка деятельности филиала с последующим рассмотрением вопроса на заседании Ученого Совета ВЮЗИ.

16 июня 1943 Ученый Совет после обсуждения принял постановление о признании работы Чкаловского филиала в основном удовлетворительной.

В тоже время без трудностей не обходилось. Так из-за отсутствия бланков невозможно было вручить дипломы выпускникам. Кроме того, в филиале не было даже элементарной пишущей машинки. Вопрос о ее предоставлении рассматривался на уровне Наркомата юстиции.

В 1943-1944 годах в преподавательский состав влились новые кадры:

Бреговский Лев Самойлович, доцент (всеобщая история государства и права), Андрианов Иван Прокопьевич, доктор экономических наук (финансовое право), Мызников Александр Сергеевич, доцент (теория государства и права, советское государство и право, административное право) и некоторые другие.

По итогам 1943 - 1944 года прибыло 182 студента. По состоянию на 15 августа 1944 всего состояло 131. В 1944-1945 принято 88 студентов. На марта 1945 состояло 182 студента.

По имеющимся архивным данным выявлено свыше студентов, являющихся участниками ВОВ. Среди студентов много награжденных орденом Красной Звезды.

На 1 сентября 1945 состояло студентов 142,. Исключено – 53. На 1августа 1946 состояло 189 студентов. На протяжении конца 40-х годов начинается стабильный рост числа студентов института.

Отток научно-педагогических кадров, возвращающихся на места прежнего проживания и работы, поставил филиал перед кадровой проблемой. Большую часть преподавателей удалось привлечь из педагогического, медицинского и сельскохозяйственного институтов. Были приняты следующие преподаватели: Александр Сергеевич Мызников (административное право), Григорий Васильевич Иваницкий и Оскар Григорьевич Фрид (основы марксизма –ленинизма), Атлер Виктор Михайлович (судебная экспертиза), Бенников Давид Самойлович (международное право), Степан Сергеевич Кирбятев, кандидат исторических наук, доцент (всеобщая история государства и права).

В 50-е годы изменяется статус учебного заведения, начинает действовать консультационный пункт Самарского филиала ВЮЗИ.

Подготовка кадров была ориентирована на региональные потребности: для работы в органах государственной власти, судебных органах, прокуратуры и внутренних дел, юридических служб предприятий.

С 1955 года учебно-консультационный пункт возглавлял Михаил Родионович Шабанов, выпускник Московского юридического института. В 1952 он окончил аспирантуру МГУ имени М.В. Ломоносова. Кандидат наук (1955 г.).

Постановления ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию юридического образования в стране» (1964), «О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и повышению роли в коммунистическом строительстве» (1967) делали акцент получения образования и юридического в их числе по заочным и вечерним формам обучения в условиях «без отрыва от производства…». В Оренбурге начали готовить специалистов по советскому строительству, то есть работников государственного и партийного аппарата.

В начале 1965 года заведующим Оренбургским учебно консультационным пунктом ВЮЗИ был назначен Николай Александрович Ганаев (проработал в должности до 1971). В 1997 году награжден нагрудным знаком «Почетный работник высшего профессионального образования». В конце 60-х начале 70-г годов в институте работали: Василий Николаевич Даниленко, Юрий Сергеевич Васильев, Николай Яковлевич Мишин, Владимир Иванович Перелыгин и другие.

70-е годы время бурного развития Оренбургского филиала.

Увеличивается количество студентов. Отсюда нехватка помещений.

Основная учебная работа проводилась в дорожно-технической школе, лекции для отделения советского строительства читались в красных уголках областного ГАИ. На время сессии выделили комнату в Доме культуры имени Ф.Э. Дзержинского. Тем не менее этого было недостаточно.

Тогда же в 70-е в педагогический коллектив вливаются Антонина Петровна Гуськова, Галина Митрофановна Ралдыгина, Валентин Сергеевич Черняев, Светлана Даниловна Титова, Нелли Васильевна Афоничкина, Наталья Сергеевна Гришина, Михаил Иванович Полшков.

С 16 февраля 1972 года деканом Оренбургского факультета ВЮЗИ назначена кандидат исторических наук Галина Митрофановна Ралдыгина. Она возглавляла факультет в период когда перед ним была поставлена задача увеличения контингента студентов-юристов и качественного улучшения их подготовки. Устанавливался ежегодный план приема для отделения советского строительства в 75 человек. Срок обучения устанавливался в 5 лет. В 1983 году на факультете обучалось две тысячи студентов.

И вот уже почти 25 лет институт возглавляет Михаил Иванович Полшков, который под его руководством стал престижнейшим учебным заведением с мощной материально-технической базой, высоким интеллектуальным потенциалом.

90-е годы стали для института временем решительных перемен, что неразрывно связано с развитием головного вуза, возглавляемого в то время профессором, доктором юридических наук, членом-корреспондентом Российской Академии наук Олегом Емельяновичем Кутафиным. В 1990 году ВЮЗИ переименовали в Московский юридический институт, а с 1993 года он получает высокое звание академии. Учредителем МГЮА является Правительство РФ. И сегодня это крупнейший вуз № 1 в рейтинге юридических вузов страны.

В связи с открытием в 1992 году очного отделения оказалась необходимой реорганизация всей учебной, научной, воспитательной и общественной работы.

Увеличение масштабов подготовки кадров потребовало дальнейшего совершенствования материальной базы. Пока филиал был заочным учебным заведением в особняке на улице Пушкинской, 10 хватало площадей для учебного процесса. С открытием дневного отделения с года институт располагается в здании по улице Комсомольской 50. Учебные кабинеты оборудованы в соответствии с профилем преподаваемых дисциплин, техническими устройствами. Обеспечивающие подразделения укомплектованы необходимой техникой и средствами.

Сейчас Институт имеет в своей структуре: отделения – очное, возглавляемое заведующим отделением Линой Зиновьевной Генишер, заочное, возглавляемое кандидатом педагогических наук, доцентом, заведующим отделением Светланой Даниловной Титовой;

11 кафедр.

С 1995 года по инициативе администрации Оренбургской области в Институте открыт прием в группы государственного и регионального управления, на котором по направлению областной администрации обучаются государственные и муниципальные служащие.

За время существования групп государственного и регионального управления подготовлен 251 специалист высшей квалификации.

С 2009 года Институт осуществляет прием по целевому конкурсному набору в пределах контрольных цифр приема. Институтом заключены договоры о сотрудничестве по подготовке специалистов с Управлением внутренних дел по Оренбургской области, Управлением службы судебных приставов по Оренбургской области, Управлением федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Оренбургской области, Управлением судебного департамента при Верховном суде РФ в Оренбургской области, ГУ «Пограничное управление федеральной службы безопасности РФ по Оренбургской области», Следственным управлением Следственного комитета РФ по Оренбургской области, Управлением Федеральной Службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Оренбургской области.

По целевому конкурсному набору в Институт приняты по очной форме обучения 25 студентов, по заочной форме обучения – 33 студента, студента приняты по губернаторскому набору.

Новым направлением образовательной деятельности института является повышение квалификации практических работников. С 2007 года повысили свою квалификацию 685 адвокатов и 43 нотариуса, таким образом, среднегодовой контингент обучающихся по образовательной программе повышения квалификации составил 182 слушателя. Буквально неделя прошла как закончились занятия по повышению профессионального уровня мировых судей области.

Но основным направлением деятельности института было и продолжает оставаться подготовка молодых юристов. Так на конец 2009 2010 учебного года институт подошел со следующими результатами.

Итоговую государственную аттестацию успешно выдержали 154 выпускника дневного отделения.

Дипломы с отличием получили 37 выпускников. Сдали все экзамены на «отлично» 75 человек, на «хорошо и отлично» - 55 человек, на смешанные оценки – 24 человека.

По заочной форме обучения.

Дипломы об окончании академии получили 255 выпускников.

Сдали все экзамены на «отлично» 52 выпускника, на «хорошо и отлично» 108 выпускников, на смешанные оценки - 95 выпускников.

Дипломные работы защищены со следующими результатами: на «отлично» - 108 работ, на «хорошо» - 116 работ, на «удовлетворительно» - работ.

Реализация основной образовательной программы подготовки юристов обеспечивается педагогическими кадрами, имеющими базовое образование, соответствующими профилю преподаваемой дисциплины и систематически занимающимися научной и научно-методической деятельностью.

По состоянию на 01 ноября 2010 года к учебному процессу привлечено 130 человек: на штатной основе - 89 человек, (из них - кандидатов наук, доцентов, 6 докторов наук, профессоров). 23 преподавателя – на условиях внешнего совместительства и 18 преподавателей на условиях почасовой оплаты труда.

В институте работает 12 докторов наук и 73 кандидата наук. В целом по вузу доля лиц с учеными степенями и званиями среди профессорско-преподавательского состава – 72,4%. Доля докторов наук составляет 8,6%. В настоящее время над докторскими диссертациями работают 10 преподавателей. Докторская диссертация заведующего кафедрой уголовного права и криминологии, доцента Александра Ивановича Плотникова рекомендована к защите.

С 2006 по 2010 из 13 аспирантов 8 защитили кандидатские диссертации в течение года после окончания аспирантуры. В настоящее время в аспирантуре МГЮА имени О.Е. Кутафина обучаются преподавателя.

Среди преподавателей института имеют звания:

Заслуженного работника высшей школы РФ – 2 человека;

Заслуженного юриста РФ – 1 человек;

Почетного работника высшего профессионального образования – человека;

3 преподавателя института награждены орденами и медалями;

10 работников имеют звание «Ветеран МГЮА».

С регулярной периодичностью издаются Труды Оренбургского института МГЮА. Данный сборник включен в перечень изданий Высшей аттестационной комиссии по защите кандидатских и докторских диссертаций. Также постоянно публикуются материалы ежегодной студенческой научно-теоретической конференции «Актуальные вопросы развития государственности и правовой системы в современной России».


За последние 5 лет преподаватели Института приняли участие в 183 конференциях различного уровня.

Так, доцент Ефимцева Татьяна Владимировна приняла участие в Европейско-Азиатском правовом конгрессе «Проблемы и перспективы развития правового сотрудничества в рамках ШОС, ЕврАз ЭС и партнерских отношений с ЕС» в городе Екатеринбурге.

Профессор Зайцева Ольга Борисовна и доцент Толочкова Надежда Геннадьевна в 10ой Международной научно-практической конференция «Проблемы ответственности в современном праве», которая проходила в МГУ.

Также в МГУ доценты Резепкин Александр Михайлович и Шамардин Артем Александрович приняли участие в 4ой Международной научно практической конференции «Современное российское законодательство:

законотворчество и правоприменение».

За 5 лет преподавателями Института опубликовано более научных работ, как в центральных, так и в местных изданиях. Издано монографий, 5 учебников и глав в учебниках, 39 учебных пособий.

Подготовлены 75 отзывов на авторефераты докторских, кандидатских диссертаций и учебные пособия.

В 2006 году на базе Института была проведена научно практическая конференция «Либерализм в России», в 2008 году совместно с Законодательным Собранием области проведена - научно-практическая конференция «Конституция РФ - политико-правовая основа развития государства и общества», в 2009 году – научно-практическая конференция «Роль общественных организаций в становлении гражданского общества в Оренбургской области», и другие.

В 2009 году в Институте образован Научно-образовательный центр (НОЦ), возглавляемый доктором юридических наук, профессором Зайцевой О.Б. Основными целями деятельности Центра являются:

выполнение научно-исследовательских и учебно-методических работ по разработке и внедрению инновационных методов;

развитие международного сотрудничества в научно-исследовательской и инновационной сферах;

развитие финансовой основы научных исследований и разработок. Для реализации вышеуказанных целей НМЦ решает следующие задачи: развитие исследований в области юриспруденции, методики их преподавания;

проведение НИР и оказание услуг за счет различных источников финансирования по проблематике научно-образовательной деятельности Центра;

подготовка научных работ;

организация и проведение научных мероприятий;

рецензирование и экспертиза научных работ.

Преподаватели института активнейшим образом оказывают практическую и теоретическую помощь различным органам государственной власти, местного самоуправления и общественным организациям.

Доценты Полшков Михаил Иванович и Колотов Александр Федорович являются помощниками депутата Госдумы Ивлиева Григория Петровича.

Профессор Зайцева Ольга Борисовна работает в качестве специалиста в Общественном Экспертном Совете Законодательного Собрания области по вопросам здравоохранения и социальной политики.

Доценты Плотников Александр Иванович, Назаров Владимир Афанасьевич, Симонов Вячеслав Николаевич являются членами комиссии по помилованию при Губернаторе области.

Доцент Полшков Михаил Иванович, профессор Шешукова Галина Викторовна являются членами консультативного Совета Законодательного Собрания области.

Доценты Борисов Ян Евгеньевич, Архирейская Татьяна Юрьевна, Рыбкина Оксана Валерьевна разработали законопроект «О здравоохранении в Оренбургской области».

Доценты Ковалев Михаил Вениаминович, Стройкина Юлия Викторовна, старшие преподаватели Кадулина Татьяна Владимировна и Янева Римма Рустамовна являются третейскими судьями.

Таким образом, подводя итоги можно сказать, что Оренбургский институт Московской государственной юридической академии имени О.Е.

Кутафина это один из ведущих вузов не только области, но и страны в целом, который всегда ставил перед собой задачу подготовки высококвалифицированных юридических кадров. В современных условиях только такие специалисты способны позитивно влиять на развитие государства и права.

Диплом ОИ МГЮА – это свидетельство качественной научно практической подготовки юриста, способного применить полученные знания в различных отраслях права.

В институте получают образование студенты из разных уголков нашей необъятной страны. А выпускники института всегда желанны и на государственной службе, и в коммерческих организациях. Они успешно работают в органах государственной власти, местного самоуправления, органах нотариата и адвокатуры, банках, страховых организациях и на других предприятия.

Позвольте всем нам и дальше успешно продолжать славить традиции нашего родного института.

СЕКЦИЯ АДВОКАТУРЫ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ Резепкин А.М. - доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики, кандидат юридических наук ОИ МГЮА имени О.Е.

Кутафина.

Шамардин А.А. – доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики, кандидат юридических наук ОИ МГЮА имени О.Е.

Кутафина.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗАЩИТНИКОМ-АДВОКАТОМ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РФ Халниязов Силхан Сагидуллаевич – студент 3 курса ОИ МГЮА имени Е.О.Кутафина.

Научный руководитель – Резепкин Александр Михайлович, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики ОИ МГЮА имени Е.О.Кутафина.

В современных условиях, когда процессуальные и иные документы составляют большой объем информации, а количество нормативно-правовых актов растет ежедневно, защитнику-адвокату сложно обойтись без использования технических средств, поскольку их применение служит всестороннему, объективному, полному собиранию и исследованию сведений, имеющих доказательственное значение. Технические средства характеризуются объективностью и быстротой запечатления, фиксированием событий и объектов в динамике и изменении, точностью воспроизведения, наглядностью и полнотой отображения признаков и свойств объектов. Все это способствует более грамотному и эффективному оказанию квалифицированной юридической помощи, гарантированной в ч.1 ст. Конституции РФ.

Под техническими средствами, используемыми защитником адвокатом в уголовном судопроизводстве, следует понимать технические устройства и материалы, предназначенные для получения, закрепления и переработки информации, в целях разрешения задач, стоящих перед защитником-адвокатом, согласно заключенному соглашению со своим доверителем.

Технические средства можно подразделить на средства: поиска, фиксирования, передачи, переработки и демонстрации информации. Все технические средства должны отвечать определенным требованиям, которые одновременно являются критериями допустимости их применения защитником-адвокатом. К числу требований относятся: 1) законность;

2)целесообразность;

3) научность;

4) безопасность для жизни и здоровья;

5)исключительность защиты прав, свобод и законных интересов.

В ходе уголовного судопроизводства защитнику-адвокату необходимо получить разрешение должностных лиц на применение технических средств, так как использование последних не регламентировано УПК РФ. А п.7 ч.1 ст.53 УПК РФ скорее исключение из общего правила. Из смысла п.7 ч.1 ст.53 УПК РФ следует, что защитник-адвокат может использовать технические средства только после окончания предварительного расследования и лишь для ознакомления с материалами уголовного дела. В соответствии с ФЗ от 2 июня 2010г. « О внесении изменений в ФЗ « О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений » защитникам разрешается лишь пользоваться копировально-множительной техникой и фотоаппаратурой, но только для снятия копий с материалов уголовного дела в специальной комнате изоляторе.

Данные ограничение и запреты на наш взгляд являются неправомерными. В связи с чем, мы полагаем, целесообразным внести изменения в пп.6 п.3 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и изложить его в следующей редакции:

«фиксировать в любой момент производства (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает квалифицированную юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну».

Кроме того, считаем необходимым отобразить данное положение в п.7 ч. ст.53 УПК РФ, который должен выглядеть следующим образом:

«знакомиться в любой момент производства со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств». Предоставив тем самым возможность использования адвокатом технических средств не только по окончании предварительного расследования, но и на более ранних его этапах.

Подобная новелла, безусловно, не определит равенство адвоката и должностного лица в использовании технических средств. Однако, как нам представляется, она способна сократить время работы адвоката, выбора тактических приемов защитительной деятельности, определения фактической и правовой позиции по делу и как итог будет способствовать эффективности оказываемой квалифицированной юридической помощи при производстве по делу.

ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ Куракова Мария Александровна - студентка 1 курса ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Научный руководитель - Шамардин Артм Александрович, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

В 2007 – 2008 гг. в УПК РФ были внесены существенные изменения.

Преобразования коснулись, прежде всего, места и роли прокурора в досудебном производстве. Прокурор лишился большинства полномочий, связанных с руководством предварительным следствием, надзорные полномочия прокурора также были существенно сужены с одновременным существенным расширением полномочий руководителя следственного органа. Законодатель, лишив прокурора надзорных полномочий в отношении следователей, сохранил эти же полномочия в отношении дознавателей.


Последние изменения закона превратили прокурора в постороннего наблюдателя за ходом расследования. Уголовное дело он сможет увидеть только с обвинительным заключением, то есть в последний момент, когда дело уже надо направлять в суд. Это опасно тем, что ошибки и нарушения следователя выявляются слишком поздно, а для их исправления уже не останется времени.

Законодатель отчасти учл недостатки, и в действующий УПК были внесены изменения ФЗ от 28 декабря 2010 года N 404-ФЗ. Часть 2 ст. УПК РФ, определяющая полномочия прокурора, как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения, дополнена п.5.1, согласно которой прокурор уполномочен истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним решение в соответствии с настоящим Кодексом.

Руководящие полномочия, ранее принадлежавшие прокурору, переданы новой процессуальной фигуре - руководителю следственного органа. Прокурор же, согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, уполномочен требовать от органов дознания и предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе расследования.

Анализируемые изменения в УПК не привели и к повышению гарантий независимости следователя. Современный российский следователь занят преимущественно оформлением процессуальных документов. Вся его деятельность сводится в основном к тому, чтобы юридически грамотно легализовать данные, добытые оперативно-розыскным путем в рамках стадии возбуждения уголовного дела.

Ещ одной проблемой на этапе предварительного следствия является затрудненность реализации равноправия сторон как неотъемлемого принципа состязательности. Действующий УПК РФ не представляет реальных возможностей для защиты обвиняемому (подозреваемому) и защитнику, в то время как наделяет государственные органы и должностные лица многочисленными полномочиями по расследованию совершенного преступления и применению мер процессуального принуждения.

Таким образом, возможно включение в УПК РФ положений, возлагающих на адвоката полномочия по участию в доказывании в пределах его функции, что имеет значение не только для реализации права на защиту, но и наполняет реальным содержанием принцип состязательности.

Необходима ликвидация стадий возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, упрощение процедуры досудебного производства по уголовному делу и преобразование его в дознание под руководством прокурора и контролем суда. Дознание должно характеризоваться сокращнными сроками, упрощнной процедурой, сочетанием процессуальных и оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых органами дознания. Гарантией недопущения нарушения прав участников процесса на данном этапе должен выступать судебный контроль в виде получения судебного решения на применение процессуального принуждения, производство следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав и свобод, обжалования незаконных действий и решений органов дознания, дознавателя, прокурора.

ПРОБЛЕМА ПРЕДЕЛОВ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ Никулина Елена Викторовна - студентка 3 курса ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Научный руководитель: Шамардин Артм Александрович, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

В Законе об адвокатской деятельности впервые в истории российского правового регулирования сделана попытка дать определение адвокатской тайны, и заявлен принцип ее абсолютности. Адвокатское сообщество приняло Кодекс профессиональной этики адвоката, где содержится развернутая статья, посвященная профессиональной тайне (ст. 6). Из содержания этих документов следует, что адвокаты не имеют права разглашать тайну никогда и ни при каких обстоятельствах (за исключением случая самозащиты).

Но случается, когда адвокату в связи с исполнением профессиональных обязанностей становится известно о совершении серьезного преступления или о готовящемся преступлении. Как поступить?

Молчать или сообщить об этом?

При обсуждении данной проблемы высказываются две диаметрально противоположные позиции:

1. Адвокат не вправе по своему усмотрению распоряжаться полученными от доверителя сведениями о преступлениях.

2. Адвокат обязан сообщать о любом уголовно наказуемом деянии.

По мнению большинства участников дискуссии, адвокат должен сообщать только о тех готовящихся преступлениях, которые относятся к тяжким или особо тяжким.

А. Сучков (вице-президент Палаты адвокатов Самарской области) не может примкнуть ни к одной из крайних позиций.

Рассуждения о возможности нарушения адвокатской тайны автор допускает только применительно к получению адвокатом от доверителя сведениям о готовящемся, но не о совершенном преступлении.

Но возможны следующие исключения из требования о соблюдении адвокатской тайны, когда допустимо сообщить и о совершенном преступлении:

– если совершенное преступление, о котором адвокат получил сведения от своего клиента, является длящимся;

– когда путем сообщения о совершенном преступлении можно предотвратить или существенно снизить его последствия;

– если последовательность однородных преступлений, о которых узнал адвокат, не оставляет у него сомнений в том, что данная преступная деятельность однозначно будет продолжена лицом.

В отношении готовящихся преступлений А. Сучков считает, что их круг (тяжкие и особо тяжкие) должен быть сужен и при этом основной акцент должен быть сделан не на степени тяжести преступления, а на его объекте.

Таким образом, в нарушение принципа адвокатской тайны адвокат может сообщить не о всяком преступлении, которое государство определило как тяжкое или особо тяжкое. Это могут быть только сообщения о преступления против личности.

По мнению Ю. Пилипенко (вице-президента ФПА РФ), очевидно, что настало время для обобщения наработанного в квалификационных комиссиях адвокатских палат материала, осмысления его, нахождения закономерностей и, возможно, дополнения современного регулирования этого вопроса.

Данный автор отмечает, что на сегодняшний день представляется наиболее целесообразной выработка разъяснений Федеральной палаты адвокатов или Экспертного совета ФПА. Разъяснения необходимы для того, чтобы дать адвокатам четкие ориентиры, поскольку дисциплинарная практика выявила значительное число коллизий, требующих разрешения.

Как отмечает А. Назаров (адвокат коллегии адвокатов «Шпагин и партнеры»), легальные возможности для правоохранительных органов и государственных чиновников приподнять завесу над адвокатской тайной начинают появляться. Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (ст. 7.1) прямо предписывает адвокатам выполнять миссию сексотов государства при осуществлении ими ряда поручений своих клиентов, связанных с товарно – денежными отношениями. Положения Налогового кодекса РФ и определение Конституционного Суда РФ от июня 2008 г. № 451-О-П позволяют контролировать налоговым органам финансовые взаимоотношения адвоката с клиентом при осуществлении защиты и представительства.

Наличие данных норм позволяет сделать вывод о том, что объем информации, подпадающей под понятие «адвокатская тайна», вс больше ограничивается. Важно, чтобы эти ограничения были обусловлены конституционно значимыми целями.

РАСКРЫТИЕ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ.

ЗА ИЛИ ПРОТИВ.

Петрушкевич Ольга Александровна - студентка 3 курса ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Научный руководитель - Шамардин Артм Александрович, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Адвокатская тайна - необходимое условие существования адвокатуры и одновременно процессуальная гарантия состязательности судопроизводства. Адвокат не может оказывать эффективную профессиональную помощь доверителю до тех пор, пока между ними не будет достигнуто полное взаимопонимание.

М.Ю. Барщевский указывает: "С того момента, как гражданин переступил порог офиса адвоката, все дальнейшие события - адвокатская тайна. Сам факт обращения к адвокату - уже профессиональная тайна. Суть просьбы клиента, содержание первичной консультации - это тоже предмет адвокатской тайны. Более того, если даже первоначально к адвокату обратился не сам будущий клиент, общее правило остается неизменным - вся информация, полученная от этого родственника, даже сам факт его обращения суть адвокатская тайна".

ФЗ от 31 мая 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" впервые дает определение адвокатской тайны. Так, в ст. 8 провозглашено, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Весьма интересным и спорным остается вопрос о возможности отступления от принципа адвокатской тайны.

В теории советского уголовного процесса этот вопрос некоторыми авторами решался положительно, поскольку уголовный закон предусматривал ответственность за недонесение о совершении ряда преступлений, таким образом, адвокат был обязан сообщить соответствующим должностным лицам "сведения о готовящемся или совершенном преступлении, недонесение о котором - уголовно наказуемое действие".

По мнению Г.М. Разника необходимо исключить в принципе возможность для адвоката свидетельствовать против своего доверителя о фактах, воспринятых в качестве защитника, не допустить в уголовном судопроизводстве превращения адвоката в понятого, способного действовать во вред обвиняемому. Единственное исключение – если сам обвиняемый действует во вред адвокату, публично обвиняя его в правонарушении.

М.Ю. Барщевский придерживается следующего мнения: «Все, что касается совершенного преступления, сокрытия следов преступления – это все свято – эта информация не разглашается. Если речь идет о преступлении, связанном с налоговым планированием, например, с дачей или получением взятки, любое экономическое преступление, – любое, не связанное с жизнями людей, насильственных преступлений – не разглашается. Даже о будущем.

Но если речь идет о готовящемся преступлении, которое связано с жизнью человека – даже одного - то в этой ситуации адвокат должен сделать все возможное для того, чтобы переубедить, запугать, не допустить. Но если он в этом не уверен. То единственная, абсолютно непререкаемая ценность – это жизнь человека. И это выше всех других ценностей. Даже адвокатской тайны, то в целях спасения жизни человека адвокат вправе разгласить адвокатскую тайну».

В прецедентном праве Европейского Суда по правам человека утвердилось мнение, что любое посягательство на адвокатскую тайну должно было оправданным. Государство должно продемонстрировать, что существует реальная угроза каким-либо общественным интересам.

Добросовестность адвокатов должна презюмироваться, и преодоление этой презумпции возможно только при наличии конкретных фактов. Впрочем, в исключительных случаях (обвинения, связанные с терроризмом, наркомафией) Суд готов признавать существование такой угрозы, исходя из самого характера обвинения, при условии соблюдения других гарантий.

Даже если существуют серьезные основания нарушить адвокатскую тайну государство должно минимизировать последствия такого вмешательства. В частности, важно, чтобы решение принимал независимый орган, желательно судебный, и чтобы имплементация таких решений также происходила под контролем независимых органов (например, органов адвокатского сообщества).

Функция адвоката - защищать, а не расследовать, не устанавливать истину. И если это функция защищать, помогать, то значит, эта функция должна иметь и определенные гарантии для обратившегося за такой помощью. Главной из таких гарантий и выступает адвокатская тайна.

СЕКЦИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА Коновалов В.А. - доцент, заведующий кафедрой административного и финансового права, кандидат юридических наук права ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Жукова С.М. – старший преподаватель кафедры административного и финансового права, кандидат юридических наук права ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Михайлова Е.С. старший преподаватель кафедры административного и финансового права, кандидат юридических наук ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ЭКСПЕРТИЗ НОРМАИВНО ПРАВОВЫХ АКТОВ В МЕХАНИЗМЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ОТ ПРОИЗВОЛА ВЛАСТИ Батукова К.А. - студентка 2 курса ОИ МГЮА им. О.Е. Кутафина Научный руководитель - Жукова Светлана Михайловна кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры административного и финансового права имени О.Е. Кутафина.

Основополагающая роль в обеспечении участия профессионально детерминированных граждан РФ а правотворческом процессе государственных и муниципальных органов власти принадлежит деятельности общественных объединений предпринимателей, представляющих собой форму реализации конституционного права на объединение, закрепленного в ч.1 ст.30 Конституции РФ. Как отмечает Ю.А.Тихомиров, «ослабление отраслевого принципа государственного управления в экономике породило такие компенсационные механизмы, как союзы и ассоциации…», которые и выступают в настоящее время в качестве площадки для выявления, а также для согласования интересов бизнеса и субъектов публичной власти. Объединения предпринимателей являются не только одним из самых эффективных инструментов взаимодействия государства и предпринимательского сообщества, но и предоставляют предпринимателям реальную возможность повлиять на принимаемые решения с целью предотвращения возможных негативных последствий и создания благоприятных условий для развития предпринимательства.

В настоящее время Торгово-промышленная палата Российской Федерации, общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ», общероссийская общественная организация «Деловая Россия», Российский союз промышленников и предпринимателей, различные отраслевые объединения индивидуальных предпринимателей представляют государственной и муниципальной власти консолидированную позицию предпринимательства, реализуя право на обращение, на организацию публичных мероприятий, на обсуждение в качестве экспертов и партнеров проектов публично-властных решений, в том числе и на заседаниях соответствующих консультационных комиссий (советов) различных властных структур. Однако только Торгово промышленная палата наделяется в законодательном порядке правом осуществлять независимую экспертизу по вопросам, затрагивающим интересы предпринимателей (п. «а» ч.1 ст. 12 Закона РФ «О торгово промышленных палатах РФ»), а также правом участвовать в подготовке затрагивающих интересы предпринимателей проектов федеральных законов, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти ( ст. 16 Закона РФ «О торгово-промышленной палате РФ»).В отношении иных общественных объединений предпринимателей норма об участии в экспертной деятельности по проектам нормативных правовых актов государственных и муниципальных органов власти на законодательном уровне появилась только с принятием Федерального закона от 17 июля 2009г.

№ 172 – ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и только в отношении независимой антикоррупционной экспертизы. Безусловно, следует признать прогрессивным введение на законодательном уровне нормы, закрепивший право институтов гражданского общества и граждан осуществлять такую экспертизу, что дает возможность первичного оглашения частных интересов.

Вместе с тем согласно положениям ст. 5 данного закона, органы публичной власти формально не обязаны не только получать заключения общественных объединений предпринимателей, но и учитывать их при принятии соответствующих нормативных правовых актов, хотя сотрудничество федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц с институтами гражданского общества рассматривается в качестве основного принципа организации антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов ( проектов нормативных правовых актов) (ст.2).Ситуация осложняется еще и тем обстоятельством, что проведение антикоррупционной экспертизы институтами гражданского общества и гражданами (в том числе индивидуальными предпринимателями) может осуществляться только за счет собственных средств. Таким образом, кроме того, что предпринимателям и их объединениям необходимо отыскать немалые финансовые ресурсы для проведения экспертизы огромного массива нормативно- правовых актов, затрагивающих отдельные аспекты предпринимательской деятельности, нет уверенности, что данное заключение вообще будет принято во внимание. Поэтому нам представляется, целесообразным дополнить закон нормой о праве на обращение в органы прокуратуры с заявлением об учете предложений институтов гражданского общества и граждан, изложенных в их заключениях, путем вынесения прокурором требования об изменении нормативного правового акта( ч.3 ст. 4 ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе»), а также на обжалование в суд мотивированного ответа органа, организации или должностного лица, которым было направлено заключение по результатам независимой экспертизы.

ПРЕЗИДЕНТУРА Самойлова Татьяна Николаевна - студентка 2 курса ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина Научный руководитель - Коновалов Валерий Алексеевич, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой административного и финансового права ОИ МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Актуальность темы исследования определяется тем, что одним из главных направлений формирования российской государственности в современных условиях является оптимизация правового положения Президента Российской Федерации. В настоящее время страна еще остается пребывать в довольно сложной политической, социально-экономической обстановке, не снижается и социальная напряженность. Все это требует особой упорядоченности деятельности Президента Российской Федерации, который традиционно для россиян остается главным лицом страны, ответственным за все, что в ней делается.

Как отмечал З. М. Черниловский еще в 1991 году, «в современной ситуации президентура сама по себе не противоречит принципам демократии, в том числе и в нашем государстве. Это не исключает ни критики законов, учредивших и определивших полномочия Президента СССР, ни практической реализации данных ему властных полномочий».

Сказанное не потеряло актуальности и на сегодняшний день.

Несмотря на то, что президентская власть в России функционирует уже более десяти лет, для истории это очень короткий срок. По существу президентская власть в Российской Федерации находится еще на стадии формирования. Поэтому для Российской Федерации, где президентская власть уже имеет очень большое значение, всестороннее научное осмысление природы и сущности президентуры, историко-правовой анализ эволюции данного института в разных странах будет полезным, прежде всего в плане дальнейшей оптимизации всей системы государственной власти.

К тому же Российская Федерация находится на этапе формирования правового государства. Одним же из важнейших принципов правового государства как раз и является оптимальное разделение единой государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную.

Поэтому от того, как будет определен и оптимизирован правовой статус Президента Российской Федерации будет зависеть и реализация принципа разделения властей, а в конечном счете и будет решен вопрос о том, идет ли Российская Федерация по пути строительства правового государства или нет.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.