авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

ТЮМЕНСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ДУМА

ПРАВИТЕЛЬСТВО ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СОЮЗ ЮРИСТОВ

АССОЦИАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ВУЗОВ

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

348236_

код экземnляра

1·1~1181ИUIIIIIIIIIIIII'

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД

ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Сборник статей

по итогам международной научно-практической конференции Тюмень, 17-19 ноября 2005 г.

Часть 1 Издательство Тюменского государственного университета 2006 СОДЕРЖАНИЕ ПЛЕНАРНОЕ Г. В. Итатетсо ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД КАК ОБЩЕПРАВОВОЙ ПРИНЦИП....................................................................... В. В. Левинекий К ДИСКУССИИ О ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСТРУКЦИИ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ...................................... Уиль.я.м Эллиотт Батлер ПРАВО НА ЖИЗНЬ В АМЕРИКАНСКОМ ПР АВЕ:

НЕКОТОРЫЕ СООБРАЖЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА..........................:................................................. Г. Н. Чеботарев ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА УЧАСТИЕ В ОБЩЕСТВЕННОМ САМОУПРАВЛЕНИИ........................................................................................... Н. А. Власенко П РОБЛЕМЫ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПРИ ПРОБЕЛАХ В ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ........................................................................................................... В. А. Азаров КОНЦЕПЦИЯ ОХРАНЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ ЛИЧНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ....................................................................................................................... _ Джэнет Кипинг ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ОСВОЕНИЕ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ................................................................................. М. И. Клеандров ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ПРАВО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.......................................................................................................... ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА М. Н. Ма]J'Iенко ИСТОРИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА......................................................................................................... В.И.Леушин ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В hPABOBOM ГОСУДАРСТВЕ....................................................... А. Н. Бабенко \ ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА КАК ЦЕННОСТИ ПРАВА........................................................................................ А. С. Шабуров НЕСКОЛЬКО СЛОВ В ЗАЩИТУ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ.......................................................................... С.И.Лысов ПРАВОВОЙ СТАТУС ЧЕЛОВЕКА КАК МЕРА ДОЛЖНОГО И СУЩЕГО (КРИТИКА ЕСТЕСТВЕННО- ПРАВОВОГО ПОДХОДА)................................................................................................ Е. В. Пономаренко РОЛЬ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА.



................................................................................................. Р. В. Скиндерев ОБЪЕКТИВНО ЛИ СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО?............................................................................................................. А. А. Соловьева ПРОБЛЕМА СПРАВЕДЛИВОСТИ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА.......................................................................................................... И. Д. Яzофарова ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРАВОВОГО ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИИ............................................. Д. А. Яzофаров О НЕКОТОРЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ НОРМОТВОРЧЕСТВЕ В КОНТЕКСТЕ ПРОБЛЕМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ ГРАЖДАН В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ................................................................................... Ю. В. Вершинина ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА......................................................................................................................................... В.К.llехайчик,В.В.llехайчик ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН- ПРИОРИТЕТНАЯ ФУНКЦИЯ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ И ОСНОВНАЯ ЦЕЛЬ МЕХАНИЗМА АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ................ ;

................................................................................ О. А. Колоткина ПРАВО ЛИЧНОСТИ НА БЕЗОПАСНОСТЬ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ............................................... Р. В. Кравцов ЦЕННОСТНОЕ ОСВОЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ЛИЧНОСТИ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПРОЦЕССА ПРАВОВОГО ВОСПИТАНИЯ........................................................................... А. С. Смыкалин ТАЙНА ПЕРЕПИСКИ В СССР КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИКЦИЯ.................................................................................. С. И. Глушкова ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ............................................................................................. В. И. Корниенко СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПРАВА............................................................................................................... Ж. С. Жайкбаев ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА­ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЙ ПРИНЦИП ПРАВОТВОРЧЕСТВА СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.................................................................................................................. ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В. В. Московкин ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1917 ГОДА:

ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА.................................................................................................. O.ll. Бортникава ФОРМИРОВАНИЕ ПРАВА НА СВОБОДУ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ В УСЛОВИЯХ СИБИРСКОЙ КАТОРГИ И ССЫЛКИ................................................................................................... А. В. Петров ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ НАРОДНОЙ МИЛИЦИИ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА УРАЛЕ И В СИБИРИ С ФЕВРАЛЯ ПО ОКТЯБРЬ 1917 ГОДА....................................................................................................................... Лf. Ш. Алынуха.метова ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АДВОКАТУРЫ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД (НА ПРИМЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ)............................................................. О. И. Филонова ОБЕС ПЕЧЕНИЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В СОВЕТСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ 1921-1929 ГОДОВ..................................................................................... Н. К. Шабанова ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЗАЩИТЫ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ТЮМЕНСКОМ КРАЕ.................................................................................................................................................. А. Н. Глебов НАРУШЕНИЕ ПРАВ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ В СОВЕТСКОМ НАЛОГОВОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ГОДЫ).............................................................





(1928-1941 И. П. Климов МАРТ ИРОЛОГ ТРАНСПОРТНИКОВ УРАЛА ЖЕРТВ БОЛЬШОГО ТЕРРОРА 30-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА............................................................................................. В. Ю. Пахомов ВНЕС УДЕБНЫЕ (АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ) ПРОЦЕДУРЫ РАЗ РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ В РОССИИ:

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ И СОВРЕМЕННОСТЬ......................................................................................................... ПЛЕНАРНОЕ Г. В. ИГНАТЕНКО, почеm1tыЙ профессор УрОJtьской государстве1t1tОЙ юридической академии, заслуже1t1tЫЙ деятель 1tауки Российской Федерации, д-р юрид. 1tаук, профессор ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД КАК ОБЩЕПРАВОВОЙ ПРИНЦИП 1. Организаторы конференции удачно сформулировали основной ориентир дискус­ сии - обеспече1tие прав и свобод, что более точно воплощает существо проблемы, чем привычные термины «признание1, «уважение!, соблюдение!, «защита! и т. п. Эти тер­ мины обозначают определенные компоненты провозглашения и реализации прав и сво­ бод, но именно «обеспечение! адекватно характеризует юридический механизм универ­ сализации этих компонентов, их комплексного осуществления.

Вполне допустимо применение к такому механизму реализации прав и свобод кате­ гории «синергия!, привычной для обозначения в физиологии или в фармакологии эф­ фекта комбинированного воздействия на объект нескольких веществ или систем.

Именно обеспечение прав и свобод предопределяет их действенность и эффектив­ ность. Этого понятия явно не хватает в ст. 2 Конституции Российской Федерации, где к обязанности государства отнесены признание, соблюдение и защита прав и свобод.

Международно-правовые акты начинали с провозглашения уважения к нравам и сво­ бодам и их соблюдения (ст. 1 и 55 Устава ООН, преамбула Всеобщей декларации прав человека), а позднее ввели в нормативный оборот слово «обеспечивать!, которое во мно­ гих случаях совмещается с другими обозначениями.

В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах ( ст. 2) каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, при­ знаваемые в настоящем Пакте. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах ( ст.

2) уже с учетом реальной ситуации возлагает на государства обяза­ тельство принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обес­ печить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав.

Общеправовые принципы в теории права рассматриваются как воплощенные в 2.

нормах права руководящие положения, свойственные праву государства как целостному комплексу, что отличает их от отраслевых принципов. В теоретической конструкции ста­ тус и сфера действия общеправовых принципов ограничены внутригосударственными рамками и не распространяются на межгосударственные отношения.

Такой подход в современных условиях взаимодействия внутригосударственного пра­ ва и международного права лишает указанные принципы действительно общенравового характера.

Неприемлем тезис, отрицаЮщий существование и саму возможность существования общих правоных норм как для внутригосударственного, так и для международного пра­ ва. Различны формы воплощения разносистемных норм, различны источники, прису­ щие внутригосударственному и международному праву, в связи с чем не кажутся кор­ ректными высказывания о международном договоре как источнике конституционного права, административного права, трудового права и т. д.

Однако вполне реальны и юридически оправданы общие нормы по предмету право­ вого регулирования, по содержанию и даже по тексту, прежде всего в таких сферах, как обеспечение прав и свобод человека, дипломатическая и консульская деятельность, пра­ вовая помощь, противодействие преступности, охрана окружающей среды и др.

Пленарное Именно такое воплощение обеспечения прав и свобод как общеправового принцила обусловило формулировку ч. 1 ст. 17 Конституции РФ: ~в Российской Федерации при­ знаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общеприз­ ванным принцилаМ и нормам международного права и в соответствии с настоящей Кон­ ституцией». Здесь вполне определенно выражена комплексная трактовка содержатель­ чьа качеств конституционньа и международных принципов и норм. В этом тексте, к сожалению, отсутствуют международные договоры РФ, которые в наибольшей мере ори­ ентированы на провозглашение и обеспечение прав и свобод и которые вполне законо­ ~ерно присутствуют в ч.

4 ст. 15 Конституции РФ.

3. Признание обеспечения прав и свобод в качестве принципа, обладающего общим как внутригосударственным, так и международно-правовым содержанием, предопреде­ :I.Яет оценку правового статуса личности как совмещения конституционных и междуна­ родно признанных прав, свобод и обязанностей.

В наши дни уже как анахронизм воспринимается ограничительный тезис об исклю­ чительно внутригосударственных нормативных источниках установления прав и свобод, о том, что невозможно приобретение индивидами прав и ·свобод непосредственно на ос­ нове международных договоров, ~прямо от международного сообщества». Именно непо­ средственно конвенционное происхождение свойственно содержанию и (или) форму­ лировкам многих прав и свобод, нормативные предписания которых либо отсутствуют в Конституции РФ, кодексах и иных федеральных законах, либо обладают особыми ха­ рактеристиками. Только nри таком подходе, предполагающем международно признан­ ньtе права, возможно восприятие известного положения Федерального закона ~о меж­ дународных договорах Российской Федерации» о непосредственном действии в Россий­ ской Федерации официально опубликованных международных договоров.

С этим связано и признание международной правосубьектности индивида, то есть его единой правосубъектности как комплекса общих внутригосударственных и между­ народных компонентов правового статуса.

4. Самостоятельное место в совокупности правовых принцилов занимают общие прин­ ципы права, которые в традиционном понимании восходят к постулатам, максимам рим­ ского права, а в современном их восприятии обогащаются предписаниями императивно­ го характера, которые уже не могут рассматриваться как категории юридической логики или юридической техники.

Имеются в виду базовые регулятивные императивы, являющиеся целостными, едины­ ми для взаимосогласованных и взаимодействующих компонентов всемирного (wобально­ го) правовою пространства. В ст. 38 Статута Международного суда ООН названы ~общие принцилы права, признанные цивилизованными нациями». Этот феномен относится к нормамjus cogens, отклонение от которых, согласно ст. 53 Венской конвенцииоправе меж­ дународных договоров, недопустимо, поскольку они приняты и признаны как каждым го­ сударством в отдельности, так и меЖдународным сообществом государств в целом.

Обшеправовой принцип обеспечения прав и свобод человека может и должен рас­ сматриваться в контексте общих принцилов права.

5. Приходится констатировать, что не все аспекты обеспечения прав и свобод полу­ ч или должное воплощение в нашем законодательстве, а также в международных актах.

Один из существенных пробелов касается нормативного обеспечения права на жизнь.

На первый взгляд, вопрос решен в ч. 1 ст. 20 Конституции РФ: ~Каждый имеет право на жизнь». Но в ч. речь идет не о конкретизации и гарантиях этого права в его ком­ плексном значении, а об ограничительных условиях установления смертной казни при­ менительно к лицам, привлекаемым к ответственности за особо тяжкие преступления против жизни. Таким образом, лаконичная формулировка ч. 1 сопряжена в ч. 2 с текстом, посвященным не защите всеобщего права на жизнь, а защите тех, кто посягнул на это право.

Еще в большей мере такой подход проявился в Международном пакте о гражданских и политических правах ( ст. 6). Правда, в п. провозглашение права каждого человека Обеспечение прав и свобод человека и гражданина дополняется словами: ~это право охраняется законом~. Но далее в пяти более простран­ ных пунктах дана характеристика вопросов, относящихся к условиям вынесения смерт­ ных приговоров и применения смертной казни.

Очевидны потребности в регламентации, ориентированной на всестороннее, универ­ сальное обеспечение одного из наиболее значимых естественных прав человека.

В. В. НЕВИНСКИЙ, зав. кафедрой конституциотюго и меЖдународного права, проректор по научной работе и международ1tым связям.

Алтайского юсударственною университета, заслуженный юрист Российской Федерации, д-р юрид. 1tаук, профессор К ДИСКУССИИ О ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСТРУКЦИИ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ Одной из важнейших теоретико-методологических проблем современного россий­ ского конституционного права является проблема определения юридической конструк­ ции правоного статуса личности. Теоретические суждения по данному вопросу в услови­ ях российской действительности, при наличии одной четверти населения, находящегося за чертой бедности, миллионов безработных, сотен тысяч бездомных соотечественников, разрастающейся социальной дифференциации, других ущемляющих права и свободы условий, могут казаться пустым звуком.

Вместе с тем теоретическое обоснование различных проблем регулирования поло­ жения личности в обществе и государстве имеет важнейшее значение для нормативно­ го правоного регулирования прав и обязанности личности, реализации соответствую­ щих норм права. При этом, когда речь идет о правоном положении личности в России, подразумевается условная, усредненная личность. Конечно, определение правоного по­ ложения условной личности имеет важное значение, особенно для имиджа государст­ ва, его правовой системы. Однако оно может не позволить увидеть фактическое поло­ жение конкретной личности в обществе и государстве. Степень демократичности, бла­ гополучия общества и государства определяется фактическим положением вполне конкретных людей, реальной возможностью для лица реализовать прокламируемые конституцией, законами права и свободы. В этой связи значимым является выделение определенных формально-юридических параметров, позволяющих более или менее объективно выявить положение конкретной личности в обществе и государстве. Иначе говоря, возникает вопрос об использовании определенной юридической конструкции правоного положения личности.

В настоящее время существуют несколько взглядов на содержание такой конструк­ ции, на ее элементный состав. Суть первого подхода в том, что содержание правоного положения составляют лишь конституционные права, свободы и обязанности. Соответ­ ственно элементный состав юридической конструкции правоного положения личности сводится к правам, свободам и обязанностям. Однако очевидно, что подобная точка зре­ ния достаточно уязвима: через декларируемые конституционные права, свободы и обя­ занности не видна степень эффективности их реализации в отношении конкретной лич­ ности. Не секрет, что эта степень эффективности во многом определяется механизмом, условиями реализации прав, свобод и обязанностей.

Вторая точка зрения достаточно отчетливо сформулирована профессором Н. В. Ви­ труком. Юридическая конструкция включает в себя в качестве элементов1) юридиче­ ские права и свободы;

2) юридические обязанности;

3) законные интересы (интересы, не нашедшие прямого закрепления в юридических правах и обязанностях, но подлежа Пленарное щие правовой защите со стороны государства);

4) гражданство;

5) правосубъектность;

юридические гарантии 1 • 6) Каждый из упомянутых элементов настоящей юридической конструкции является содержательным И передко дискуссионным. В частности, в отечественной теории прав человека подвергается сомнению правомерность использования категории «законные и:нrересы~ в одном ряду с правами и свободами. Категория «интересы лежит в иной плоскости. Интересы предопределяют юридические права и свободы 2 • В этом есть фор­ ~ально-логический резон.

В озвучиваемой точке зрения имеется и определенный конструктивный недоста­ ток. Ее сторонники предлагают именовать совокупность прав, обязанностей и закон­ ных интересов «правовым статусом~, который в сопряжении с гражданством, право­ субъектностью и юридическими гарантиями охватывают общим попятнем «правовое положение личности~. Однако известно, что категории «статус~ и «положение~ суть си нонимы.

Третья точка зрения основана на включении в понятие правоного статуса двух эле­ ментов прав и обязанностей. Одновременно ряд дополнительных элементов рассмат­ ривается либо в качестве предпосылок правоного статуса, «предстатусных~ элементов гражданство, общая правоспособность ), либо в качестве «послестатусных~ элементов э."Iементов, вторичных по отношению к основным (например, юридическая ответствен­ ность вторична по отношению к обязанностям), либо вообще в качестве категорий, дале­ -о выходящих за пределы правового статуса (гарантии). Дополнительные, «предстатус­ НЪiе~ и «послестатусные элементы предлагается включить в понятие «правовое поло­ жение личности~ 3. Очевидно, данный подход также покоится на отличии «правового статуса~ (узкой категории) от «Правового положения~ (широкой категории, поглощаю­ шей первую), хотя его сторонники и не развивают эту мысль так обстоятельно, как про­ фессор Н. В. Витрук.

Четвертый подход основан на признании категорий «право вой статус~ и «правовое положение~ личности в качестве синонимов и отсутствии строгого деления на «основ­ ные» и «дополнительные составные элементы правового статуса личности. Один из аиболее последовательных представителей такого подхода профессор Л. Д. Боеводин с::1раведливо полагает, что для установления действительной структуры правоного ста _•са (положения) личности «С определенной степенью научной точности~ необходимо избрать нужный критерий. Таким критерием, по его мнению, «является закрепленное ЩJЗВОМ место индивида в обществе и государстве, т. е. в производстве, в управлении r-хударственными и общественными делами и в сфере духовной жизни~ 4 • Ориентиру­ на данный критерий, он называет следующие составные элементы право во го поло евnя личности: гражданство как «исходное начало формирования~ правового поло­ ения личности;

правосубъектность или «общая правоспособностЬ»;

принципы пра­ вого положения личности, конституционные (основные) права и свободы человека.-ражданина, занимающие «центральное место~ в содержании основ правового поло­ ния личности;

юридические обязанности;

юридические гарантии или предусмотрен­ 'е конституцией и законами условия и средства реализации прав и обязанностей лич­ LТИ5. Развиваемая точка зрения на конструкцию право во го положения личности имеет См. : Витрук Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обще­. ~1., 1979.С.27-34.

·По мнению профессора Е. А. Лукашевой, законные интересы нельзя выделять в качестве остоятельного элемента правового статуса. Интерес предшествует правам и· обязанностям, ется «nнеправовой~ или «доправовой~ категорией. См.: Права человека: Учебник для вузов. ред. Е. А. Лукашева. М., 1999. С. 92-93.

:. см. : Там же. С. 92-93.

Боеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. М., 1997. С. 32.

' Ta..\f же. С. 30-38.

Обеспечение прав и свобод человека и гражданина ряд преимуществ: во-первых, устраняет путаницу в соотношении категорий ~статус~ и Правовое положение~;

во-вторых, позволяет выделить объективно существующий кри­ терий для определения параметров (элементов), на основе которых можно выявить пра­ вовое положение личности, - место и роль конкретной личности в обществе и государ­ стве;

в-третьих, способствует более всестороннему определению положения конкрет­ ной личности в обществе и государстве, в том числе под углом зрения не только формально провозглашенных прав, свобод и обязанностей, но и условий их реализации.

Одновременно следует признать, что и эта конструкция правового положения лич­ ности не лишена некоторых изъянов. Во-первых, непонятно, почему конституционные права и свободы человека и гражданина занимают ~центральное место в содержании ос­ нов правовОI'О положения личности~. а в отношении юридических обязанностей челове­ ка и гражданина такой оговорки нет. Общеизвестно, что юридические права и обязанно­ сти личности представляют собой органичное целое, обеспечивающее свободное и от­ ветственное существование индивида в обществе и государстве. Во-вторых, вряд ли оправданно принижевне роли юридических прав и обязанностей личности на фоне вы­ ведения на первое место таких составных элементов, как гражданство, Правосубъектнасть и принципы нравового статуса личности. Тем более, сам автор подчеркивает их фунда­ ментальное значение: все другие (кроме прав и свобод) элементы так или иначе груп­ пируются вокруг них. И вообще ~все составные элементы правового статуса личности можно выразить в форме прав, свобод и обязанностей. Так, гражданство можно обозна­ чить в виде права на гражданство (закон использует такую формулу). Что касается пра­ воспособности и принципов, то в них, в их названии и в содержании, заложены права человека и гражданина~ 6 • Анализ различных подходов к понятию юридической конструкции правоного поло­ жения человека и гражданина (личности) позволяет выделить в ней соста81iые элемен­ ты трех уровией: права, свободы и обязанности как ядро, стержень правовага положе­ ния (конституционные права, свободы и обязанности как ядро конституционного поло­ жения личности);

гражданство, Правосубъектнасть и юридические гарантии как условия реализации прав, свобод и обязанностей;

принципы нравового положения личности как исходные, основополагающие начала, интегрирующие в себе нормативное содержание регулирования прав, свобод и обязанностей личности, а также условий их реализации.

УИЛЬЯМ ЭЛЛИОТГ БАТЛЕР, профессор юридического факультета им. Дикинеона Пеисильваиского государствениого университета, ииостраииый член НАН Украины и РАЕН, д-р юрид. наук

ПРАВО НА ЖИЗНЬ В АМЕРИКАНСКОМ ПРАВЕ:

НЕКОТОРЫЕ СООБРАЖЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ~Право на жизнь~ является одним из фундаментальных прав человека и граждани­ на. Оно получило отражение в базовых конвенциях по правам человека, а также в зако­ нодательстве многих стран мира. Конституция Российской Федерации 1993 г., напри­ мер, предусматривает ( ст.20 1): ~Каждый имеет право на жизнь. Пункт 2 ст. 20 связыва­ ет это право с одним из самых спорных вопросов начала XXI в.- применением смертной казни к лицам, осужденным за особо тяжкие преступления.

В действительности право на жизнь непосредственно включено в обсуждение мно­ гих сложных вопросов, среди которых смертная казнь это лишь одна тема, и, возмож Боеводин Л. Д. Указ. соч. С. 34.

Пленарное но, не самая спорная. В последние годы в Соединенных Штатах было несколько извест­ ных дел, связанных с правом на жизнь. Подобные вопросы регулируются каждым шта­ том в отдельности, и их законодательства в данном вопросе различаются.

Публичное обсуждение права на жизнь в Соединенных Штатах концентрируется в основном на медицинских аспектах, а также на вопросах, возникающих в связи с права­ ми человека. США не является участником основных значимых международных кон­ венций по правам человека, находящихся в центре обсуждения в других странах. Поэто­ му эти конвенции, как правило, не являются частью формального судебного рассмотре­ ния конкретных дел (хотя можно было бы привести аргумент, что право на жизнь может бьпь под защитой норм международного права).

В целом необходимо отметить, что, хотя право на жизнь сегодня считается фунда­ ментальным правом человека, это не получило явного выражения в конституциях в., включая Конституцию Соединенных Штатов. Это право считается существую­ XVIII щим конституционно на основе ~толкования», но метод толкования сам по себе спорен, потому что любой подход к толкованию должен иметь общее применение, а не приме­ няться только к конкретному праву. Между тем право на жизнь в Америке конца ХХ в.

приобрело до такой степени яркий политический оттенок, что вопросы, связанные с этим п равом, стали центральными для назначения и утверждения кандидатов в Верховный суд США.

Смертная казнь Право отдельных штатов в составе США применять смертную казнь в отношении отд ельных преступлений сейчас считается не противоречащим Конституции США при ::словии, что метод казни гуманен и смертная казнь назначается не в дискриминацион­ но~f порядке. В более чем 30 штатах разрешена смертная казнь в принципе, хотя в неко­ тор ых из них на практике не казнят преступников или не делают этого уже в течение mогих лет. В других, например Техасе, смертная казнь применяется часто.

Большинство европейских стран рассматривают политику таких штатов как на­ руш ение международных стандартов прав человека. Резкой критике европейских ис­ точ ников были подвергнуты отдельные дела, в которых применялась смертная казнь;

шо гие европейские страны считают позицию США вопиющим нарушением конвен­ uй по правам человека и общих принцилов международного права. Суды США вы­ носят решения о применении смертной казни, не основываясь на международных кон венц иях.

Эвтаназия Некоторые защитники ~права на жизнь~ спорят, что должно быть соответствующее nраво на смерть»;

то есть право человека определять свою собственную судьбу, в осо­, ин ости при невыносимых страданиях, связанныхснеизлечимой болезнью: прекращать о.!у•-Iать дальнейшую медицинскую помощь (пассивная эвтаназия) или принимать ле­ рство, результатом чего будет смерть (активная эвтаназия). Регулирование подобных просов отнесено Конституцией США к усмотрению отдельных штатов. В большинет­ штатов эвтаназия запрещена в любой форме;

в некоторых, однако, она делается при грого определенных обстоятельствах.

Существует некоторая напряженность между регулированием этого вопроса в отдель­ штатах и ролью федерального правительства. Сложившаяся ситуация затрагивает ехарства, находящиеся под контролем федерального законодательства. В г. Кон­ rресс США принял Федеральный закон наркотиках и других опасных медикамен­ « •· Донекоторой степени этот федеральный закон претворял в жизнь конвенции ООН наркотических и психотропных веществах. В то время повсеместно признавалось, что е..Тhю этого закона является уменьшение злоупотребления наркотиками. Были все ос­ вания верить, что Конгресс не предполагал, что наркотики могли бы быть использова.:щя эвтаназии или что в отдельных штатах эвтаназия будет узаконена.

Обесnечение nрав и свобод человека и гражданина Вопрос, который был поднят в данной связи, касается степени, в которой отдельные штаты могут нарушать единый порядок применения федерального закона г., делая различные из него исключения. «Контролируемые на федеральном уровне наркотики и медикаменты», разумеется, не являются федеральной собственностью. Они являются лишь объектом федерального регулирования. Отдельный штат имеет право определять, что является «законной медицинской целью для выписывания федерально-контролиру­ емых наркотиков».

Генеральный прокурор США выпустил указание, согласно которому эвтаназия с раз­ решения пациента «не является законной медицинской целью», то есть наркотики, нахо­ дящиеся под федеральным контролем, не могут быть использованы для эвтаназии. Суды штата Орегон со шлись во мнении, что федеральные законы и распоряжения должны быть подвергнуты единому толкованию на всей территории США.

Верховный суд США должен разрешить этот вопрос. Обсуждение продолжается без ссьшки на международные конвенции.

Аборты До 1971 г. в 31 штате действовали законы, припятые в XIX в., согласно которым аборт считался преступлением, даже если он был сделан, чтобы спасти жизнь матери. Консти­ туционность данных законов была оспорена в деле Рое против Уэйда в г.;

Верхов­ ный суд США вынес постановление о том, что такие законы являются неконституцион­ ными. Было указано, что штат не может лишить любое лицо жизни, свободы или иму­ щества без отправления правосудия». Эта свобода подразумевает право на личную жизнь, включающую право женщины обратиться к врачу относительно продолжения или пре­ кращения беременности. Суд заключил, что доктор может принимать во внимание фи­ зическое, эмоциональное, психологическое и семейное положение конкретной женщи­ ны, а также ее возраст при определении, является ли аборт необходимым для сохранения здоровья пациентки.

Радикальный характер данного решения и отмена законов всех штатов создали пра­ вовой вакуум. При дословном прочтении, казалось было, разрешили применение абор­ тов по желанию без ограничений (критерий «эмоциональное» состояние женщины яв­ ляется довольно широким). С тех пор идет оживленный диалог: меньшинство поддер­ живает отмену решения по делу Рое против Уэйда, а большинство высказывается за определение правовых ограничений для совершения абортов.

Опрос общественного мнения, проведенный в начале 1970-х гг. показал, что 23% на­ селения считают, что аборты законны;

22% считают, что аборты незаконны;

53% считают, что аборты должны быть законными при определенных обстоятельствах. Но какие это обстоятельства? Споры по данному вопросу продолжаются весьма оживленные. Отдель­ ные штаты находят политически трудным вынести на рассмотрение законопроект, кото­ рый отвечал бы конституционным требованиям решений Верховного суда и обществен­ ному мнению, которое меняется от штата к штату.

В данном случае дебаты также продолжаются без обращения к международным стан­ дартам и конвенциям.

Заключение Конституционный спор по поводу права на жизнь очень интересен, хотя и относи­ тельно ограничен, так как соответствующие международные соглашения не являются его частью. На этот вопрос, озабоченность в отношении которого проявляют во всех странах мира, не существует простого ответа. Проблема заключается в том, что вклад США в диалог в соблюдении общего юридического языка и стандартов, которые бы разделялись другими правовыми системами. Ратификация соответствующих конвен­ ций позволила бы заполнить этот правовой пробел.

Пленарное Г. Н. ЧЕБОТАРЕВ, директор Ин.ститута государства и права, проректор Тюмен.ского государствен.н.ого ун.иверситета, заслужен.н.Ьtй юрист Российской Федерации, д-р юрид. н.аук, профессор ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА УЧАСТИЕ В ОБЩЕСТВЕННОМ САМОУПРАВЛЕНИИ Французская декларация прав человека и гражданина 1789 г. провозгласила людей с.в.:Юодными и равными от природы. Они обладают естественными неотчуждаемыми пpa­ в;

urn:, к которым Декларация относит свободу, собственность, безопасность и сопротив­ Iе насилию. К естественным правам причисляется и народный суверенитет в том ысле, что источником всякой законной власти должен быть народ.

История признания естественных прав человека и гражданина, закрепление их в кон­ ~rциях показывает, что принцилы права и свободы во Французской декларации 1789 г.

:ш восприняты многими странами и в прошлых веках и в современной действитель­ ости. В большинстве конституций, в том числе и в российской, провозглашаются такие остеств енные права и свободы человека, принадлежащие каждому от рождения, как пра­ во на жизнь;

достоинство личности;

неприкосновенность личности;

право на свободу, и в ( числе свободу совести, вероисповедания, свободу личности и слова;

право частной собственности;

право на объединения в союзы, общественные объединения и некоторые :гие.

Право на участие в общественном (народном) самоуправлении, в широком смысле го понятия, является естественной потребностью человека. Как отмечал П. И. Нов­ ро.::щев, еще Гуго Гроций, выдающийся мыслитель прошлого века, писал: «... общежи­.'I.Ьс кие склонности человека влекут его неудерЖимо, помимо всяких других потреб осгей и выгод, к общению с себе подобными;

в этом общении и заключается основа­ е права~ 1 • Создавая необходимые условия для такого общения и закрепляя вправе формы уча­ сrия индивидов в самоуправлении, государство признает тем самым «некоторые высшие р:-.IЫ, которым оно должно подчиняться, из которых оно черпает и свое оправдание и свои руководящие начала~ 2 • Такими высшими нормами и являются нормы морали и нрав­ ственн о сти, впитываемые человеком с рождения.

• П равовые нормы,- писал И. А. Ильин,- стоящие в согласии с моралью и справед­ ливостью, называются естественным правом (т. е. правом, соответствующим самому ~ес­ :::тву~ человека как духовно-нравственного существа). Когда человек имеет дело с та­ wи нормами, то он получает возможность повиноваться им не только за страх, но и за зесть ~ 3.

В е стественном праве мораль и право соединяются и согласуются: «право остается ом, но получает значение моральной верности и становится естественным правом;

ра.'I ь не вытесняется и не нарушается правом, но руководит его предписаниями и при­. ему характер «естественности~.

И. А. Ильин под естественным правом понимал «нравственно-верное право~. При он рассматривал естественное право в объективном и субъективном смыслах 4.

' Новогородцев П. И. Сочинение. М., С.

1995. 122.

" Новогородцев П. И. Государство и право 11 Вопросы философии и психологии. 1903. Кн. 75.

510-511.

Ил ьин И. А. Теория права и государства 1 Под ред. В. А. Томсинова. М., С.

2003. 95.

Там же. С. 95.

Обеспечение прав и свобод человека и гражданина По его мнению, субъективное естественное право право единичного человеческого существа вести одухотворенную жизнь, создавая ее самостоятельно и свободно. Это естественное право принадлежит каждому человеку. ~самостоятельность духа,- пи­ шет И. А. Ильин, предполагает право на самоуправление человека как свободно­ -...

го субъекта права~ 5.

Из субъективных естественных прав индивидов может слагаться естественное пра­ во, общее нормативное формулирование которого позволит говорить о естественном праве и в объективном смысле~ 6 • С учетом основных идей естественного права обратимся к современной действи­ тельности. Восприняло ли положительное право идеальные требования справедливос­ ти, индивидуальной свободы, высокой духовности и нравственности, присущие есте­ ственному праву человека на участие в общественном самоуправлении? Достигли ли мы идеала общественного самоуправления, в частности местного самоуправления? От­ рицательный ответ очевиден. Однако надо стремиться к синтезу сущего (нынешнего состояния местного самоуправления или такой его формы, которая навязывается госу­ дарством в лице властвующих структур) и должного- естественно-нравственной по­ требности индивидуальной личности к самоутверждению, самоопределению и вместе с ему подобными индивидами к самоуправлениЮ, решению многочисленных проблем межличностного общения.

Достигнуть такого взаимопроникновения, скорее всего, невозможно по ряду причин, точно так же практически невозможно добиться гармоничного взаимодействия государст­ венной власти и подлинно народного самоуправления. Всегда будут определенные проти­ воречия. Относительно благополучное сосуществование государственного управления и местного самоуправления в определенных исторических временных рамках возможно в двух вариантах: первый рассматривает местное самоуправление, муниципальную власть как разновидность государственной власти на местном уровне, а второй предполагает ор­ гапизацию местного самоуправления в форме подлинно народного общественного терри­ ториального самоуправления.

Во втором варианте предпочтительнее такая территориальная организация пуб­ личной власти, которая бы в максимальной степени учла государственную природу ее, органов государства и муниципальных органов, оставив решение местных (локаль­ ных) проблем за территориальным общественным самоуправлением. В этом случае в районах и крупных поселениях могли бы создаваться единые органы государствен­ ной власти и местного самоуправления, а внебольших поселениях и на части терри­ торий городских поселений органы территориального общественного самоуправ­ ления.

Но надо отдавать себе отчет в том, что ни местное самоуправление ни его разно­ видность- территориальное общественное самоуправление - не могут быть посто­ янными по формам их организации, целям и задачам. Все зависит от исторического этапа в развитии общества и государства. Меняются условия (гуманистические, эко­ номические, политические) меняется и представление о формах общественного (народного) самоуправления. Стоит задача укрепления государственного порядка меняются и требования, предъявляемые к местному самоуправлению. Появляется необходимость гармонизации отношений государства с гражданским обществом­ по-новому рассматривается и местное самоуправление, его институты и формы про­ явления.

Однако переход к истинному самоуправлению, как отмечал Н. А. Бердяев, ~зависит от качества человеческого материала, от способности к самоуправлению всех нас. Это Ильин И. А. Указ. соч. С. 201-202.

Там же. С.

202.

Пленарное требует исключительного уважения к человеку, к личности, к ее правам, к ее духовно самоуправляющейся природе. Никакими искусственными взвинчиваниями нельзя со­ здать способности к самоуправлению» 7 • В то же время идея естественного права, и в частности право человека на участие в самоуправлении, обязывает государство заботиться об обеспечении этого права. ~каж­ дое умаление естественного права унижает человеческое достоинство, каждое наруше­ ние его является духовно противоестественным. Поэтому его необходимо охранять и под­ держивать против тех, которые его нарушают и не признают;

его необходимо оберегать, утверждая его коллективным организованным признанием, провозглашением и осуще­ ствлением»8.

В этом состоит одна из главных задач государственной власти.

Однако эта забота государства, как отмечал наш русский правовед С. А. Котля­ ровский, оказывается вполне действенной лишь в том случае, если вся нация про­ ник нута сознанием важности этих индивидуальных прав, сознанием великой опасности, происходящей от нарушения их государственной властью, и готовностью из защищать» 9 • Одним из общественных институтов, призванных защищать права граждан, и преж­.:е всего естественные права, включая право на участие в общественном (народном) са­ управлении, могла бы выступить Общественная палата Российской Федерации. В Фе­ деральном законе ~об общественной палате» от 4 апреля 2005 г. одной из целей палаты названа защита прав и свобод граждан РФ.

Права, гарантии прав, защита прав категории прежде всего юридические.

Защита рав человека членами палаты, равно как и проведение экспертизы проектов законов, nо.:u-отовка заключений о нарушениях законодательства РФ федеральными органами сполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ и органами есrного самоуправления немыслимы без знания права, законодательства, юридичес­ й техники.

И кому как не юристам-профессионалам следовало бы доверить эту работу. Безус­ вно, речь не идет о том, чтобы полностью укомплектовать палату из одних юристов. В eii должны быть представители разных профессий, различных сфер жизнедеятельное­. Однако значительная прослойка общественных контролеров-защитников должна :таять все же из правоведов.

• fежду тем в утвержденном указе ПрезидентаРФ из 42 членов палаты всего один cr - доктор юридических наук, профессор А. Г. Кучерена. Несколько их и во второй.-р_ -ппе членов Общественной палаты. Информация в СМИ о проводимых собраниях.:rставителей общественных объединений в субъектах РФ также свидетельствует о не­ значительном количестве среди выдвинутых кандидатов юристов. Вот и в Тюменской :тасти среди избранных на заседании 'Гражданского форума из двадцати пред ставите­ • межрегиональных и региональных общественных объединений - делегатов на кон­ нцию в Екатеринбург - всего 2 юриста.

А ведь создан и зарегистрирован Союз юристов Тюменской области, другие общест­ ШIЫе объединения правоведов, объединивших несколько сотен юристов, работающих :1ИЧНЫХ сферах. И среди них немало авторитетных людей, вполне подготовленных к "' те в палате. А впереди еще жесткий отбор - на конференции в федеральном округе.

-.- что можно уже заранее предположить, что профессиональной юридической экспер­ й законопроектов, анализом нарушений законодательстваРФ заняться будет неко -Бердяев Н. А. Философия свободы. М.;

Харwов, 2004. С. 466.

Бердяев Н. А. Указ. соч. С. 204.

' Котляровский С. А. Конституционное государство. Юридические предпосылки русских новных законов/ Под ред. и с предисловием В. А. Томсинова. М., С.

2004. 84.

Обеспечение прав и свобод человека и гражданина му. Правда, в Законе об Общественной палате предусмотрена возможность привлечения к этой работе в составе рабочих групп палаты представителей общественных объедине­ ний и иных граждан, в том числе и ученых, однако порядок отбора представителей и граж­ дан не установлен.

Назначенные указом ПрезидентаРФ члена Общественной палаты разрабатыва­ ют сейчас схему экспертной системы палаты. Она предусматривает, в частности, инсти­ тут аккредитации организаций, которые станут выступать в роли постоянных экспертов общественников~.

.Одной из таких организаций, на мой взгляд, должна стать создаваемая в настоящее время на базе Союза юристов России и Российского союза юристов единая Федеральная ассоциация юристов России, учредительный съезд которой намечается провести 16 де­ кабря этого года. На этом форуме можно было бы принять соответствующий документ заявление, декларацию о готовности тесно взаимодействовать с палатой в проведении общественной экспертизы законопроектов.

Высказанные пожелания могут остаться благими намерениями, если не будет кон­ кретизировано законодательство об участии Общественной палаты, ее экспертных орга­ низаций в законатворческом процессе. А для этого понадобится внесение соответствую­ щих дополнений в Закон об Общественной палате и иные нормативные правовые акты.

В частности, в опубликованый 10 ноября 2005 г. в Российской газете указ Президента РФ внесении изменений в Положение о порядке взаимодействия Президента Рос­.: сийской Федерации с палатами Федерального собрания Российской Федерации в зако­ натворческом процессе, утвержденное указом Президента Российской Федерации от апреля 1996 г. N!! 549~. Утвержденный данным Положением порядок взаимодействия не предусматривает участия в рассмотрении проектов законов, которые предполагается вне­ сти в Государственную Думу в порядке законодательной инициативы Президента РФ, Общественной палаты, в то время как Федеральный закон.:Об Общественной палате Российской Федерации~ предполагает проведение Общественной палатой экспертизы проектов законов о поправках к Конституции РФ, проектов федеральных конституци­ онных законов и федеральных законов.

Процесс формирования институтов гражданского общества, создания благоприят­ ной правовой сферы для развития народного самоуправления не простое дело. Неиз­ бежны просчеты, упущения, пробелы в законодательстве. Важно вовремя их обнару­ жить и по возможности не повторять ошибок при формировании структур граждан­ ского общества на региональном уровне. Но самое главное, как отмечал Н. А. Бердяев,.:В глубине клеток народной жизни должно произойти перерождение, идущее изнут­ ри~. И вслед за выдающимся мыслителем мы с надеждой и верою повторяем его слова:

это перерождение.:происходит, русский народ духовно жив, и ему предстоит вели­...

кое будущее~.

Котляровский С. А. Указ. соч. С.

459.

Пленарное Н. А. ВЛАСЕНКО, проректор по научной работе Российской академии правосудия, заслуженный юрист Российской Федерации, д-р юрид. наук, профессор ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПРИ ПРОБЕЛАХ В ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ Важнейшая задача правовага государства - гарантированная зашита прав, свобод и за­ конных интересов граждан и других субъектов права. Обеспечение зашиты во многом зави­ сит от качества процессуального законодательства, умения его правильно истолковать. Про­ белы в праве, тем более пробелы в процессуальном законодательстве, создают, по общему признанию, дополнительные трудности для правоприменителя, в том числе для судьи.

Применение института аналогии в процессуальном праве всегда вызывало немало спо­ ров среди ученых и практиков (допустимость аналогии, ее условия, пределы и др. 1 ). Об­ нов.::rение российского процессуального законодателы::тва (принятие ГПК РФ, АПК РФ, ~liK РФ) и его дальнейшее развитие на существующие вопросы во многом не только не о;

ветило, но и поставило ряд иных. Ситуация выглядит следующим образом. ГПК РФ ( ст. п. 4) устанавливает, что в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (ана.'IОГИЯ закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принцилов осуще­ сrв.!ения правосудия в РФ (аналогия права). Междутем подобного предписания нет ни в АПК РФ, ни в УПК РФ. Естественно, возникают вопросы: допустима ли аналогия в арби­ тражном и уголовном судопроизводстве? и если да, то в какой мере?

В современной юридической литературе такое решение законодателя, такой его под­ хо.:t- предусмотреть возможность применения аналогии гражданско-процессуальных нор:-.1 и достаточно подробно прописать ее применение, и ~умолчать~ о возможности ана опш норм в арбитражном и уголовном судопроизводстве вызвало немало споров.

Приведем некоторые позиции. Известный специалист в области гражданского процесса В.. Жуйков замечает: ~обращает на себя внимание, что в новых АПК РФ и УПК РФ 1.

нет упоминания о возможности аналогии в арбитражном и уголовном процессах. Озна­ 'IЗе'Т ли это обстоятельство, что в этих процессах применение аналогии закона и права возможно? Полагаю, заключает автор, что вовсе не означает~ 2 • Далее автор квалифи­ пирует это как пробел в процессуальном праве и делает вывод об очевидности аналогии ~l.Я всех видов процесса~ 3. Во многом сходную позицию занимает и Н. А. Громов, раз­ шляя о возможности аналогии закона в уголовном процессе 4 • Достаточно определен­ во по этому вопросу высказывается Э. Н. Нагорная: ~При отсутствии в АПК РФ соот 1нв.

Обеспечение прав и свобод человека и гражданина ветствующей нормы права суд кассационной инстанции вправе использовать аналогию закона1 5 • Приведеиные высказывания в определенной мере свидетельствуют об утверж­ дении мнения среди ученых и практиков о беспрепятственной возможности применения в гражданском и уголовном судопроизводстве аналогии процессуальных норм.

Но так ли ~забывчив! и несовершенен федеральный законодатель, напрямую не пре­ дусмотревший институт аналогии в арбитражном процессуальном и уголовно-процессу­ альном праве? На наш взгляд, отвечая на вопрос о допустимости аналогии норм в случаях пробельмости в указанных выше процессуальных отраслях, необходимо учитывать как ми­ нимум два обстоятельства, другими словами - два критерия. Речь идет о предмете регу­ лирования той или иной процессуальной отрасли и, соответственно, ее месте в системе права, ее характеристике с позиции ~принадлежности! к праву частному или публичному.

Решение этих вопросов позволит наметить более точный, более аргументированный путь в определении пределов допустимости аналогии в процессуальном праве.

Прежде рассмотрим специфику регулируемых отношений гражданского процессу­ альпого права. Предмет регулирования указанной отрасли сформулирован в ст. ГПК РФ (~задачи гражданского судопроизводства~). Из смысла данной статьи вьпекает, что гражданское судопроизводство охватывает процессуальные отношения, возникающие в сфере защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граж­ дан, организаций, прав и интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых и иных правоотношений.

Фактические отношения, подпадающие под регламентацию арбитражного процессуаль­ ного права, очерчены в ст.

27 АПК РФ (~Подведомственность дел арбитражному суду!), ст.28 АПК РФ (~Подведомственность экономических споров и иных дел, возникающих из гражданских правоотношений1) ист. 29 АПК РФ (~Подведомственность экономиче­ ских споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных право­ отношениЙ!). В первую очередь указываются экономические споры и иные дела, возни­ кающие из гражданских правоотношений;

затем дела, возникающие из административ­ ных и иных публичных правоотношений, дела о несостоятельности (банкротстве), дела особого производства, дела о пересмотре судебных актов в порядке надзора.

Сравнивая предмет регулирования гражданского процессуального права, петрудно заметить: система процессуальных отношений, регулируемых АПК РФ, есть часть про­ цессуальных отношений, ~изъятых! из общего круга фактических обстоятельств граж­ данско-процессуального характера. Следовательно, споры, рассматриваемые арбитраж­ ными судами, особенны, им в определенной мере придается исключительный характер, который состоит, в самых общих чертах, в их повышенной значимости для государства и общества. Именно в этом смысле и с определенной долей условности о них можно гово­ рить как делах (спорах), обладающих публичным элементом, публичной основой. Нет сомнения, что для социально-правовой государственности незначимых гражданско-пра­ вовых споров не существует. Дело не в том, что проблема правовой защиты интересов гражданина менее важна, чем, скажем, судьба градаобразующего предприятия. Тем не менее, правовые и фактические последствия здесь не сопоставимы. Думается, законода­ тель руководствовался именно этой логикой, когда относил споры о весастоятельности (банкротстве) к ведению арбитражных судов. Итак, подчеркнем, роль государственнос­ ти в выделении указанных споров, придании им особого значения для общества очевид­ на. Иные споры (вытекающие из административных правоотношений;

дела особого про ­ изводства и др. ) по своей природе и содержанию есть конфликты публично-правоного характера, и вопроса их подведомственности не возникает.

Итак, можно сделать следующий вывод: по мысли законодателя, споры, имеющие публичную природу происхождения либо особо значимые для публичной власти (в смыс­ ле их значения для общества и государства), должны рассматриваться специальной вет 5 Нагорная Э. Н. Процессуальные особенности рассмотрения налоговых споров арбитражным судом 11 Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 11. М., 2004. С. 114.

Пленарное вью судебной власти и, соответственно, регламентироваться специальными процессу­ адьными правилами. Отсюда и другой вывод: гражданское процессуальное право и арби­ тражное процессуальное право, их правовые режимы в определенной мере соотносятся как общее и специальное. Это не следует понимать буквально, в том смысле, что нормы гражданского процессуального права - общие или носят общий характер по отношению к правилам арбитражного процесса. Тем не менее, специализированный характер арбит­ ражного судопроизводства и норм, его регламентирующих, в судебной и иной практике с..-1едует учитывать. Однако юридическая логика действия норм такова: в случае отсутст­ вия специальной (исключительной) нормы правило более общего характера по анало­ пш не применяется. Следовательно, нормы арбитражного процессуального права могут применяться в соответствии с правилом аналогии в гражданском судопроизводстве, о чем прямо и говорится в ст. 1 ГПК РФ. В то же время арбитражное судопроизводство, опосредованное специальным процессуальным режимом, основывать свои решения на нормах гражданского процессуального права не может.

Подчеркнем, речь не идет о применении правила lex spesialis, речь идет об отношени­ ях ~1ежду процессуальными отраслями. Нормы специализированной процессуальной отрасли, в соответствии с юридической логикой, не могут применяться по аналогии. Та­ юш образом, институт аналогии допустим в гражданском судопроизводстве в силу, прежде всего, прямо го указания на это в законе (ГПК РФ ), в силу характера регулируемых отно­ шений (что и учли авторы законопроекта), роли отрасли в правовой системе. Законода 7е..Тh «умолчал~ относительно возможности применения аналогии в арбитражном судо­ производстве, что совершенно верно с позиции содержания споров, рассматриваемых арбитражным судопроизводством, места и роли функций отрасли в системе права, ее связи с гражданской процессуальной отраслью.

Институт аналогии в гражданском процессуальном праве получает все большее раз­ витие. Вызвано это особенностями предмета регулирования гражданского процессуаль­ ного права, о чем шла речь выше. Авторы одного из Комментариев к ГПК РФ высказыва­ ют по этому поводу следующее мнение: «Гражданско-процессуальное право все более приобретает черты диспозитивности, и в силу невозможности урегулировать все катего­ рюi дел, которые возникают в судах, принцип аналогии в гражданском процессуальном праве имеет важное практическое значение~ 6 • В своем Постановлении «0 судебном решении~7 Пленум Верховного СудаРФ также ориентирует суды «на применение в необходимых случаях аналогии закона и права~ (п. 2).

Что касается аналогии в уголовном судопроизводстве, то авторы, допускающие ана­ логию уголовно-процессуальных норм, не учитывают следующего. Предметом уголов­ но-процессуального права, как это следует из ст. УПК РФ (Назначение уголовного судопроизводства~), является защита личности от незаконного инеобоснованного обви­ ~ения, осуждения, ограничения ее прав, а также уголовное преследование. Как видно,.редмет регулирования данной отрасли достаточно специфичен, его природа предпола­ гает детальное правовое регламентирование. Сама отрасль носит (и другое невозможно) ярко выраженный публичный характер, самостоятельна и автономна в системе права.

Природа отрасли не предполагает, скажем больше - не позволяет, ни аналогии закона применения уголовно-процессуальных норм), ни, тем более, аналогии субсидиарной (применения норм сходной отрасли). Трудно представить процессуальное решение, ос­ нованное на аналогии права ( применении общих принципов отрасли).

Подытоживая, сформулируем некоторые выводы:

1. Аналогия в праве не может быть беспредельной. В ряде случаев она должна быть запрещена вообще. Это должно происходить и происходит, прежде всего, в сфере регу­.1.Ир0вания уголовно-правовых, административно-правовых и иных отношений.

1 Под ред. Е. П. Крашенин­ См.: Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу РФ кона. М., 2002. С. 36.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N2 2.

Обеспечение прав и свобод человека и гражданина 2. Институт аналогии не должен подменять квалифицированное правовое реrулиро­ вание, оперативную и своевременную работу законодательного механизма, что ни в коей мере не умаляет важности анализируемого технико-юридического приема в правовам опосредовании общественных отношений. Правовая аналогия, ее объем и пределы в пра­ ве должны регламентироваться, дозироваться~ самими юридическими нормами.

3. В процессуальном праве должен действовать принцип минимальной аналогии. Это вытекает из специфики отношений, реrулируемых процессуальными отраслями, их осо­ бой ролью в системе права, а также публично-правовой природой. Аналогия в процессу­ альном праве допустима лишь в случаях, специально разрешенных в законе.

В. А. АЗАРОВ, профессор кафедры уголо81tого права и процесса Омского государственяого уииверситета, заслужеюtьtЙ юрист Российской Федерации, д-р юрид. иаук КОНЦЕПЦИЯ ОХРАНЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ ЛИЧНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ Конституцией России ( ст. 2) права и свободы человека возведены в ранг высшей со­ циальной ценности. Это положение изменяет устоявшуюся в отраслевом законодатель­ стве систему приоритетов, в соответствии с которой государственные и общественные интересы традиционно ставились выше интересов отдельного гражданина. В таких усло­ виях подвергаются переосмыслению критерии оценки взаимоотношений общества и личности, изменяется государственный подход к иерархии социальных ценностей и ме­ сту в ней прав, свобод и законных интересов отдельного гражданина.

Новая ситуация в России, находящейся на этапе крупнейших социально-экономиче­ ских и политико-правовых преобразований, рождает острую потребность изменения от­ раслевого законодательства и правоприменительной практики в направлении усиления юридических, организационных и иных гарантий прав и законных интересов личности во взаимоотношениях с государством и обществом. Особое значение данная проблема приобретает в сфере уголовного судопроизводства, где публичный характер деятельнос­ ти компетентных государственных органов создает широкие предпосылки для ограниче­ ния прав, свобод и законных интересов граждан, вовлеченных (часто против их воли) в производство по уголовному делу. Имеющиеся в уголовно-процессуальной теории раз­ работки, связанные с обеспечением прав и свобод граждан, традиционно основывались на методологическом положении о приоритете государственных интересов перед лич­ ными. Ряд крупных научных проблем в доктрине уголовного процесса сегодня должен быть исследован с диаметрально противоположных позиций. К таковым относится про­ блема охраны имущественных интересов личности в уголовном судопроизводстве.


Говоря о необходимости усиления охраны в уголовном судопроизводстве прав и за­ конных интересов личности, некоторые авторы отдают приоритет обвиняемому, другие потерпевшему от преступления.

Наиболее плодотворным представляется направление научного поиска возможнос­ тей укрепления гарантий законных интересов личности вне зависимости от ее процессу­ альнаго положения. Избранный подход позволяет сохранить баланс в обеспечении охра­ ны при расследовании, рассмотрении и разрешении уголовных дел прав, свобод и закон­ ных интересов обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, понятого и др.

В науке уголовного процессанеттаких разработок (применительно к охране имуще­ ственных интересов личности), отсутствует единая концепция охраны имущественных интересов гражданина вне зависимости от его процессуального статуса.

Концептуальная проработка с новых позиций вопросов обеспечения имущественных интересов личности открывает возможность более четко оценить потребности практики Пленарное уголовного судопроизводства, позволяет предложить конкретные направления ее совер­ шенствования, рекомендации по устранению имеющихся ошибок и недостатков.

В теории уголовного процесса охрана имущественных интересов личности при про­ изводстве по уголовному делу традиционно соотносилась лишь с материальными послед­ ствиями преступления. Использование иного уровня обобщения позволяет исследовать эту проблему в другой плоскости, интерпретировав ее в двух аспектах.

Первый включает рассмотрение вопросов охраны имущественных интересов участни­ ков процесса, затрагиваемых фактом нанесения преступлением материального ущерба.

Второй заключается в исследовании состояния и процедуры обеспечения неприкос­ новенности (в том числе защиты в случае ущемления) законных имущественных инте­ ресов всех граждан при вовлечении их в производство по уголовному делу для выполне­ ния возложенных на них законом обязанностей.

Нетрадиционный подход позволяет с единых теоретических позиций предложить решение ряда вопросов науки и практики, одинаково важных для сохранения неприкос­ новенными законных имущественных интересов любого гражданина, связанных как с негативными материальными последствиями преступления, так и с фактом вовлечения его в орбиту деятельности органов уголовного судопроизводства.

В теории уголовного процесса проблема восстановления прав и законных интересов :-раждан, нарушенных при производстве по уголовному делу, обычно связывалась с поста­ новлением неправосудного приговора и решалась с позиций проверочных стадий уголов­ ного процесса кассационного и надзорного производства, возобновления дел по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Если же по делу постановлен правосудный (с точки зрения его участников) приговор, а при расследовании, рассмотрении и разрешении _.толовного дела нарушены имущественные интересы субъектов, то последние явно не удо в­. етв орены ходом и исходом процесса, к тому же возможности восстановления их закон­ ных интересов остаются нереализованными. В силу этого, на наш взгляд, исключительно ао..1езным было бы распространить исследование данной проблемы на основные стадии _.толовного процесса, в которых последовательно проанализировать уровень правоного сбеспечения имущественных интересов граждан, вовлеченных в производство по делу.

Неординарный подход к сформулированной проблеме позволит по-новому интер­ сретировать известные уголовно-процессуальной науке постулаты;

в целом успешной _ожет оказаться и попытка решения проблемы имущественных интересов личности в _.тод овном судопроизводстве, которая до настоящего времени в теории уголовного про­ _есса исследовалась несколько односторонне: отдельных ее моментов юристы касались только применительно к конкретным участникам судопроизводства, в основном - к об­ зиняемому и потерпевшему. Большинство процессуалистов связывают проблему инте­ ;

;

есов в уголовном судопроизводстве с обвиняемым, рассматривая прежде всего те из них, :оторые затрагиваются вследствие привлечения его к уголовной ответственности. При ":"аКОМ подходе к проблеме за ее пределами остаются интересы других субъектов процес­ щ представляющие самостоятельную ценность в уголовном судопроизводстве.

В уголовно-процессуальной науке не предпринималось попыток дать общее опреде­. ение, а также выявить специфику проявления законного имущественного интереса лич­ ности в уголовно-процессуалыюм праве вне связи с деятельностью конкретного субъек­ та уголовно-процессуальных отношений.

Предлагаемый подход дает возможность нового решения общих вопросов проблемы интересов в уголовном судопроизводстве. В частности, повышается вероятность наибо­ ::ее адекватного определения понятия интереса, его содержания, сущности, характера.

В юридической науке общепризнанным считается положение о том, что недостаточ­ но только предоставить права субъекту общественных отношений, необходимо еще и со­ З.J,ать специальные нормативные и организационные средства, способные гарантировать юк осуществление прав и реализацию законных интересов, так и защиту их от неоснова­ тельного стеснения, а порой и прямого нарушения. Исходя из этой посылки, с учетом предлагаемого подхода к проблеме, возможны, по нашему мнению, постановка и реше Обеспечение прав и свобод человека и гражданина ние следующих вопросов: какими конкретно средствами охраняются в уголовном про­ цессе имущественные интересы личности, есть ли какие-либо связи, соотношения меж­ ду этими средствами, представляют ли они собой вполне согласованную систему?

Попытка исследования и решения обсуждаемой проблемы с нетрадиционных пози­ ций, как представляется, позволяет с высокой степенью достоверности прогнозировать достаточно определенный результат: открытие новых направлений дальнейших изыска­ ний, касающихся обеспечения принадлежащих личности социальных ценностей, несо­ мненно, обогатит научные арсеналы уголовно-процессуальной теории, сможет служить переориентации усилий исследователей данной области в заданном направлении.

ДЖЭНЕТ КИПИНГ, директор проzрам.м. по России Ка1tадского и1tстuтута природоресурс1tого права, У1tuверситета г. Калгари, Альберта, Ка1tада ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ОСВОЕНИЕ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ Много авторов и ученых отмечали, что фундаментальной целью теории прав челове­ ка являются признание и защита достоинства человека. Оскорбление достоинства чело­ века может выражаться в безгранично разных формах, и вопросы о том, нарушены ли какие-то права человека, могут возникать в любом контексте. Это общее положение так­ же применяется (как и должно быть) к проектам по использованию природных ресур­ сов, в частности нефти и газа. Часто бывает, что по ходу выполнения таких проектов воз­ никают достаточно серьезные разрушения, например в рамках строительства трубопро­ водов или бурения скважины.

История развития вопроса по правам человека В истории развития прав человека мы видим постоянно растущее понимание того, какие аспекты человеческой деятельности должны защищаться правами человека.

Много лет Канада была колонией Великобритании. Хотя она достаточно давно стала полностью независимой страной, британские юридические традиции (а не британское право) все еще влияют на нашу юридическую систему. Очень давно британская монар­ хия была абсолютной. Постепенно эта абсолютная монархия ограничивалась развитием британского конституционного права. Раньше только монарх обладал всеми правами человека, а теперь, естественно, в этом плане ситуация радикально изменилась: королева и ее семья полностью подчиняются праву. Они не живут вне системы права, а, наборот, находятся внутри нее. Зеркальна и обратная ситуация: те слои общества, которые рань­ ше были настоящими субектами монарха, теперь имеют право, как говорят у нас, на рав­ ную пользу и защиту права.

В Северной Америке, вы часто можете встретиться с пр им ером американской Декла­ рации независимости. Там говорится: ~Мы считаем эти положения очевидными, что все мужчины (all теп) созданы равными... (и т.д.)». Сейчас мы все ясно видим, что под сло­ вами ~все мужчины» авторы этого документа, не имели в виду действительно всех муж­ чин. Некоторые из них владели рабами. Они не планировали, чтобы Декларация неза В 1979 Канадский институт природоресурсного права ( http:/jwww.ciгl.ca) был основан, что­ бы проводить иследования по юридическим вопросам, связанным с использованием природных ре­ сурсов. Поскольку этот институт находится на территории Университета города Калгари, а Калгари является центром нефтяного и газового бизнеса в Канаде, сотрудники института часто работают над такими вопросами, к примеру, как выдача государством лицензий нефтяным и газовым компаниям.

Но работают также и по вопросам лесного права, водного права и т.д., а также по вопросам реrулиро­ вания нетрадиционных энергетических источников, таких как энергия ветра, например.

Пленарное висимости применялась к их рабам. И совершенно ясно, что слова ~все мужчины~ не включали всех людей. Они в тот момент полностью исключали женщин.

В Канаде есть свой любимый пример этого процесса расширения понимания, кото­ рый называется ~дело, слова, люди~ (по-английски- the Person's Case). В одном поло­ жении Канадской конституции, которая была принята в 1867 г., говорится, что ~люди~ ;

могут быть назначены в Сенат (федерального правительства). Около девяноста лет на­ зад группа женщин решила, что пора женщинам быть в Сенате. До тех пор этого никогда не случалось. Но тогдашнее правительство не было уверено: допустимо ли назначать женщину в Сенат. Юридический вопрос был следующим: являются ли женщины людьми в контексте этого положения Конституции. В конце концов бьmо решено, что да (слава богу !)- по юридическому значению женщины являются людьми и они могут быть назна­ чены в Сенат. Судьи сказали, что авторы Конституции не дали трактовки слова ~люди~.

потому что Конституция является ~живым деревом, которое способно расти, чтобы годиться к новым этическим пониманиям. Исключение женщин из участия в деятельности публич­ ных органов является реликвией эпохи гораздо более варварской, чем наша~ 2 • Этот пример, как и многие другие, показывает, что наше (мировое) понимание того, кто считается человеком и, следовательно, носителем прав человека, развилось. Вернем­ ся на минуту к рабству одному из самых жутких примеров. Раньше оно допускалось, с точки зрения морали, если не всеми, то большинством. А в наше время почти все призна­ ют, что рабство отвратительное разрушение прав человека.

Права человека в сфере освоения природных ресурсов История нас учит, что нет основания исключать освоение природных ресурсов из сферы прав человека. Может быть, более удобно вести себя так, как будто вопросы прав человека не касаются освоения природных ресурсов. Но факты являются фактами: если вы полнение проекта угрожает нравам человека, то надо реагировать на эту реальность. К сожалению, как часто бывает: гораздо легче это сказать, чем сделать.

К примеру, безопасность человека, в том числе право продолжать свой образ жизни или свою культуру, является одним из прав человека, которому часто угрожает как раз ос­ воение природных ресурсов. Это право (безопасность человека) защищено многими доку­ ~ентами, включая Международное соглашение по гражданским и политическим правам, которое подписано Россией и Канадой 3 • Это право защищено и Канадской конституцией. Каким образом может проект по освоению природных ресурсов нарушить безопас­ ность человека? Возможностей есть много. К примеру, строительство трубопровода мо­ жет причинить большой ущерб охотничьим территориям, угодьям, пастбищам оленей и.J;

омашнего скота. В случаях, когда не соблюдены правила строительства при пересече­ нии рек трубопроводом, могут быть нарушены места нереста рыб. И так далее. Эти при­ ~еры, как и много подобных других, хорошо известны. Иногда ущерб причиняется таки­ ~m факторами, как шум строительства или действия промытленных объектов ( компрес­ со рная станция). В результате высоких уровней шума люди не могут спать и могут заболеть. Таким образом, их безопасность нарушается.

Часто говорится, что права малочисленных коренных народов нарушаются освоени­ е~! природных ресурсов. И это правда. Впрочем, безопасность любого человека, жизнь которого зависит непосредственно от состояния окружающей среды, может оказаться под угрозой из-за освоения природных ресурсов..

Иногда целые культуры разрушаются вторжением индустриальной промышленнос­ ти. И это касается не только малочисленных коренных народов, хотя им, обычно, хуже, чем другим, потому что для них состояние окружающей среды особенно важно.

2 См. дело Эдуардса против атторни-генерала Канады [ 1930]. Апелляционные дела. 24 (Edwards v. Attorney-General of Canada [1930]. Appeal Cases 24).

3 См.: С т. 9 Международного соглашения по гражданским и политическим правам.

См.: Ст.7 Канадской хартии прав и свобод (Canadian Charter of Rights and Freedoms) (http:j j lois.justice.gc.caj enj charterj ).

Обесnечение nрав и свобод человека и гражданина Разные подходы к вопросу о правах человека Сказать, что права человека могут нарушаться освоением природных ресурсов не конец дискуссии. Мы знаем, что, несмотря на колоссальную важность прав человека, иногда они должны уступить место другим ценностям. Культуры меняются, и люди мы все - должны признать, что изменения не только неизбежны, но часто и к лучшему.

Значит, нужно идти на компромисс. Не каждая, только достаточно серьезная причина может оправдать нарушение прав человека5 • Не достаточно показать, что от того или иного проекта или прибыль будет высокой, или какие-то налоги пойдут в бюджет. Это важные причины, но недостаточные. Необхо­ димость в проекте должна соответствовать нарушению прав человека. Но мы не можем этого сказать о всех проектах, которые угрожают правам человека. Оценка рисков того, правильно ли проект начинается, должна быть справедливой и полной.

К примеру, один из вопросов, который необходимо задать: есть ли другой способ ре­ ализации проекта, при котором нарушения прав человека не было бы. И такое наруше­ ние, если оно есть, должно быть минимальным настолько, насколько это возможно. На­ пример, планируется бурение скважины вблизи от места выгула скота. А можно ли эту скважину пробурить в другом месте или использовать горизонтальное бурение, чтобы расстояние от скважины до места выгула было максимальным и таким образом сохрани­ лась возможность для выпаса скота. И конечно, полная компенсация причиненного вре­ да, если он нанесен, должна быть выплачена.

Нет более упорного сопротивления, чем сопротивление человека, чье достоинство было нарушено. Мы видим это везде в мире: от недавних беспорядков на окраинах Пари­ жа до бесконечного хаоса на Ближнем Востоке. Люди не забывают таких обид. Поэтому уважение прав человека и законов, которые их зашищают, является неординарной зада­ чей. Права человека лежат в основе жизнедеятельности общества, что включает в себя и освоение природных ресурсов.

М. И. КЛЕАНДРОВ, судъя Копституциотюго суда Российской Федерации, члеп-корр. Российской академии паук, д-р юрид. паук, профессор ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ПРАВО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА Общеизвестно, что в настоящее время в России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принцилам и нормам меж­ дународного права, при этом основные права и свободы человека неотчуждаемы и при­ надлежат каждому от рождения. Сказанное провозглашено и закреплено в действующей с 1993 г. Конституции РФ, в ее ст. 17, ч. первой и второй, что в единстве с рядом иных ее положений позволяет говорить о конституционно закрепленной и в немалой мере фак­ тически существующей сегодня в нашей стране цепочке приоритетов: человек- общест­ во государство. Хотя еще совсем недавно, до принятия Конституции РФ 1993 г., эти же приоритеты даже официально выетрапвались в иной последовательности: государство общество - человек. Изменение последовательности названных приоритетов в общественном восприятии современной России - явление знаковое, чрезвычайно мно­ гоаспектное и многовекторное, в полной мере не обеспеченное действующим законода­ тельством и сложившейся правоприменительной практикой. В силу этого мы претерпе­ ваем немало неприятностей и преодолевать нам приходится много сложностей, в том См., напр.: Б рай н Оренд. Права человека, концепция и контекст. ПетеJ9оро, Онтарио, 2002.

(Brian Orend. Human Rights, Concept and Context (Peterborough, Ontario, 2002).

Пленарное числе и Конституционному суду РФ, в деятельности которого тематика защиты прав и свобод человека занимает важное место.

В своей правосудной деятельности Конституционный суд РФ исходит из постулата, согласно которому признание человека, его прав и свобод высшей ценностью является ведущим принципом российского конституционализма. При этом перечень прав и сво­ бод человека и гражданина, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятель­ ствах, даже в условиях чрезвычайного положения, прямо закреплен в Конституции РФ.

Это: право на жизнь, охрана государством достоинства личности, право на неприкосно­ венность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго име­ ни, право на жилище, свобода совести и вероисповедания, право на судебную защиту и др. Отрадно, что в нашем перечне есть и такие, которых нет в международно-правовых актах. Например, в ч. ст. Всеобщей декларации прав человека закреплено: ~никто II не :\Южет быть произвольно (ключевое слово.- М. К.) лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство!, то есть непроизвольно, в конкретных условиях, при определенных процедурах лишение гражданина гражданства допускается. Между тем в ч. 3 ст. 6 Конституции РФ однозначно закреплено: ~Гражданин Российской Федерации не :\ЮЖет быть лишен своего гражданства или права изменить его!.

Разумеется, не один лишь Конституционный суд РФ стоит на страже прав и свобод че..·ювека. У нашего государства, как и у иных государств и соответствующих межгосу­ ларственных структур, есть достаточно эффективные рычаги воздействия, обеспечиваю­ шие реальную защиту прав человека в случае их нарушения кем бы то ни было. Конечно, nо:южение дел здесь далеко от идеала. Оно даже достаточным названо вряд ли может 'ъпь, но, по сравнению с тем, что было у нас сравнительно недавно, в предыдущей соци -ьно-экономической формации, прогресс и явно ощутимый налицо.

- Таким образом, можно сказать, что дело с правами человека- в том смысле, как это возглашено в частях первой и второй ст. Конституции РФ, обстоит у нас отно­ 17 ельно неплохо как с реализацией этих прав, так и с механизмом защиты при их нару­ нии кем бы то ни было. Это и внутренние, национальные механизмы законодатель ­ й, правоприменительный (прежде всего- судебный), иные, и внешние, международ­ е. обеспечиваемые членством России в ряде международных структур.

Но у ст. Конституции РФ есть и третья часть, которая гласит: ~Осуществление и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц!. На rнародно-правовом уровне соответствующие, точнее более-менее близкие по ыслу, регулятивные положения содержатся в Международном пакте о гражданских и :штических правах, где в ст. идет речь о защите прав и свобод других лиц!;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.