авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» МЕХАНИЗМ ПРАВОВОГО ...»

-- [ Страница 5 ] --

Правопорядок – это организованность и устойчивость системы госу дарственной власти и государственного управления, антипод хаосу, анар хии, неорганизованности. События во Франции, Грузии, Киргизии и других государствах на постсоветском пространстве являются теми негативными примерами, когда конституционная свобода на проведение массовых ме роприятий перерастает в свою противоположность – вандализм, когда часть демонстрантов осуществляет погромы.

Массовое мероприятие – это обобщающее понятие, которое включа ет в себя «собрание, митинг, уличное шествие, демонстрацию, пикетирова ние и иное массовое мероприятие» [1, ст. 2].

В соответствии со статьей 35 Конституции Республики Беларусь «сво бода собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирова ния, не нарушающих правопорядок и права других граждан Республики Беларусь, гарантируется государством» [2, с. 11].

При проведении массового мероприятия его участники обязаны со блюдать общественный порядок и выполнять все законные требования организаторов проводимого массового мероприятия, работников органов внутренних дел, военнослужащих внутренних войск и представителей обще ственности, выполняющих обязанности по охране общественного порядка.

Конституционные обязанности государственных органов и должност ных лиц являются важнейшим элементом их правового статуса. В соответ ствии со статьей 16 Закона Республики Беларусь «О внутренних войсках Ми нистерства внутренних дел Республики Беларусь» от 3 июня 1993 года (в ред.

Закона Республики Беларусь от 25.11.2004 г.) «военнослужащие внутренних войск в целях выполнения возложенных на внутренние войска задач обязаны участвовать в охране общественного порядка, пресечении массовых беспо рядков и групповых нарушений общественного порядка» [3, ст. 16].

Служба во внутренних войсках напрямую связана с безопасностью государства, а опосредованно – с идеологией, политикой и другими сфера ми общественной жизни страны. Под политическим аспектом понимается исполнение государственных поручений в интересах государства и от име ни государства в целях поддержания политической стабильности в обще стве. Идеологический аспект – это внутреннее отношение к основополага ющим ориентирам для белорусского государства и общества.

Республика Беларусь в соответствии со статьей 23 Конституции ради достижения закрепленных в ней целей принимает меры, связанные с ог раничением прав и свобод личности, только в случаях предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.





Военнослужащие внутренних войск, осуществляя охрану общественного порядка во время массовых мероприятий общественно-политического ха рактера, и ограничивая доступ лиц, участвующих в названных мероприяти ях в отдельные участки улиц (дорог), бульваров, проспектов, площадей, тем самым обеспечивают безопасные условия для реализации политических прав и свобод граждан, а в случаях их нарушений – принимают меры по пресечению правонарушений, задержанию виновных лиц, оказанию помо щи пострадавшим.

Еще большую актуальность приобретает деятельность внутренних войск по охране общественного порядка в период проведения на территории Респуб лики Беларусь выборов в местные представительные органы государственной власти и Президента Республики Беларусь. Практика показывает, что в эти пе риоды велика вероятность проведения акций как с выражением поддержки, солидарности, так и наоборот, несогласием с результатами голосования (на родного референдума) либо оказанием противодействия со стороны отдель ных групп граждан законным решениям органов власти и управления.

Сильное государство – это правовое государство, опирающееся на право, на закон, несовместимое с насилием и произволом. Такая позиция вытекает из принципов Основного Закона страны.

Таким образом, следует считать ошибочными встречающиеся утверж дения отдельных «теоретиков» о том, что курс на создание сильного госу дарства – это, якобы, возврат к авторитаризму, тоталитаризму.

Внутренние войска Министерства внутренних дел – это войска право порядка, государственная военная организация, занимающая особое место в конституционно-правовом механизме регулирования общественных от ношений современной Беларуси.

Список литературы 1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и до полнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г.

и 17 октября 2004 г.). – Минск: Амалфея, 2005. – 48 с.

2. О массовых мероприятиях в Республике Беларусь: Закон Респ. Бела русь, 30 дек. 1997 г., № 114-З: в ред. Законов Республики Беларусь от 07.08.2003 г., № 233-З, от 29.11.2003 г., № 253-З, от 06.10.2006 г., № 166-З // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2008.

3. О внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 3 июня 1993 г., № 2341-XII: в ред. Закона Респ. Беларусь от 25.11.2004 г., № 343-З // Консультант Плюс: Беларусь. Тех нология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». – Минск, 2008.

А.А. Пилипенко ПРИНЦИП УСТАНОВЛЕНИЯ НАЛОГА ЗАКОНОМ – ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЙ ПРИНЦИП НАЛОГОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Одним из основополагающих принципов налогового законодательства практически всех стран является принцип установления налога законом.

Еще в дореволюционных источниках указывалось, что налог должен быть установлен законодательным, а не административным путем [5, с. 203]. В борьбе за право вводить новые налоги или отказаться от них образовался английский парламент и возникла свобода английского народа [4, с. 61].

П.М. Годме объясняет необходимость законной формы налога его прину дительностью и тем, что налог является нарушением свободы и права соб ственности налогоплательщика [2, с. 365]. «Налоговая повинность предпо лагает законодательную основу, так как представляет собой посягательство на свободу налогоплательщика» [3, с. 126].

Рассматриваемый правовой принцип имеет глубокие исторические корни. Так, в Великобритании еще в Билле о правах 1689 г. было провозглаше но незаконным взимание налогов и сборов или их исполнение без согласия парламента. Борьба за право вводить новые налоги – это стержень, вокруг которого в странах складывались гражданские права, развивался парламента ризм. Представительные органы в Европе возникли из союзов, образованных для защиты от произвольных податей, и создавались в основном для реше ния вопросов о вводе налогов на какое-либо время и с определенной целью.

Принцип установления налога законом, развивающий более общий принцип разделения властей, означает, что налог не может быть установлен, изменен или отменен иначе как законом. Этот правовой принцип прямо за крепляется в тексте большинства конституций государств (некоторые авторы считают целесообразным регламентирование отношений по установлению и введению налогов и сборов одновременно двумя отраслями законодатель ства: конституционным законодательством и законодательством о налогах и сборах [1, с. 136]): «Никакие личные повинности или имущественное обложе ние не могут быть установлены иначе как на основании закона» (ст. 23 Кон ституции Италии);

«Население подлежит обложению налогами в соответствии с законом» (ст. 30 Конституции Японии);

«Любые налоги, за исключением установленных законом, запрещены» (ч. 3 ст. 58 Конституции Молдовы);

«Го сударственные налоги устанавливаются законом, который должен содержать предписания о принципах налогообложения и уровне налогов, а также о пра вовой защите налогоплательщиков» (ст. 81 Конституции Финляндии). При всем разнообразии подходов приведенные формулировки вполне отвечают зада чам реального разграничения компетенции властей в налоговой сфере, в ре зультате чего в этих странах налоговое законодательство, как правило, пред ставлено актами представительных органов власти.

Основной Закон Российской Федерации определяет, что каждый дол жен платить законно установленные налоги. Конституционный Суд Россий ской Федерации в постановлении от 11 ноября 1997 г., № 16-П «По делу о проверке конституционности статьи 111 Закона Российской Федерации от 1 апреля 1993 г. «О государственной границе Российской Федерации» в ре дакции от 19 июля 1997 года» отметил, что конституционное требование об установлении налогов и сборов только и исключительно в законодательном порядке представляет собой один из принципов правового демократичес кого государства и имеет своей целью гарантировать, в частности, права и законные интересы налогоплательщиков от произвола и несанкциониро ванного вмешательства исполнительной власти.

П. 1 ст. 2 Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь также предусматривает, что каждое лицо обязано уплачивать законно установ ленные налоги, сборы (пошлины), по которым это лицо признается пла тельщиком. Однако понятия «законно установленные» и «установленные законом» не являются равнозначными. Понятие «законно установленный»

означает, что налог должен быть установлен юридически надлежащим об разом в соответствии с законодательством, а «установленный законом»

налог предполагает его юридическое провозглашение законодательным органом. На важность данного разграничения в свое время обращал вни мание Конституционный Суд Российской Федерации. Несмотря на то что в ст. 57 Конституции Российской Федерации речь идет об уплате законно ус тановленных налогов, Конституционный Суд Российской Федерации в по становлении от 21 марта 1997 г., № 5-П «По делу о проверке конституцион ности положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона Рос сийской Федерации» отметил следующее: «законно установленными мо гут считаться только налоги, которые вводятся законодательными органами субъектов Российской Федерации в соответствии с общими принципами налогообложения и сборов, определенными федеральным законом».

В связи с вышеизложенным предлагаем внести изменения и дополнения в пункт 1 статьи 2 Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь, изло жив ее в следующей редакции: «Каждое лицо обязано уплачивать установлен ные законом налоги, сборы (пошлины), по которым это лицо признается нало гоплательщиком». Установление налога законом (т.е. органом законодательной власти), по нашему мнению, должно распространяться как на установление налога в целом, так и на установление его отдельных элементов.

Список литературы 1. Винницкий, Д.В. Субъекты налогового права / Д.В. Винницкий. – М.: НОРМА, 2000. – 192 с.

2. Годме, П.М. Финансовое право / П.И. Годме;

пер. с фр. – М.: Про гресс, 1978. – 429 с.

3. Конституционное право Германии: в 2 т. / отв. ред. Б.Н. Топорнин. – М.: Рос. акад. наук, 1994. – Т. 2. – 320 с.

4. Кулишер, И.М. Очерки финансовой науки / И.М. Кулишер. – Пг.:

Наука и школа, 1919. – 320 с.

5. Янжул, И.И. Основные начала финансовой науки. Учение о государ ственных доходах / И.И. Янжул. – СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1904. – 498 с.

Л.Е. Земляков, К.В. Прояненков ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ О СВОБОДЕ СОВЕСТИ: ФОРМИРОВАНИЕ, СТАНОВЛЕНИЕ, РАЗВИТИЕ Законодательство о свободе совести (в более узком понимании «рели гиозное законодательство») как отрасль законодательства включает в себя нормативные правовые акты, регулирующие общественные отношения, возникающие в религиозной сфере общества, а также участие иных физи ческих и юридических лиц в религиозной деятельности.

В настоящее время как в Республике Беларусь, так и в ряде других зарубежных стран, сформировалась система отраслевого законодательства о религии, носящая комплексный характер, представляющая собой опреде ленный массив правовых норм, регулирующих отношения, складываю щиеся в религиозной сфере. Вместе с тем, отношения, складывающиеся в религиозной сфере, весьма многообразны и в этой сфере используются методы правового регулирования различных отраслей права.

Следует отметить, что религиозная сфера на протяжении долгого вре мени была лишена отраслевого кодификационного акта. Лишь в 1992 году появился Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и рели гиозных организациях» замененный в 2002 году Законом Республики Бела русь «О свободе совести и религиозных организациях».

В обоих случаях законодатель не пошел дальше принятия лишь базо вого отраслевого закона. Все это еще раз подчеркивает место религиозного законодательства в системе права Республики Беларусь. Принятие базово го отраслевого закона вместо всеобъемлющего религиозного кодекса гово рит о комплексном характере отрасли религиозного права, поскольку ко декс является внешним проявлением базового характера отрасли права. Еще одной причиной появления базового отраслевого закона вместо религиоз ного кодекса можно считать сложность нормативного комплекса, регла ментирующего общественные отношения в религиозной сфере.

Однако, как показывает анализ, в ныне действующем законе немало неконкретных норм и положений, не несущих регулятивных функций. Тре бует совершенствования понятийный аппарат Закона.

В настоящее время развитие современного законодательства в рели гиозной сфере происходит за счет принятия подзаконных актов. Это вызва но с одной стороны несовершенством базового отраслевого законодатель ства о свободе совести, с другой – сложностью структуры религиозной сферы современного белорусского общества.

Дело в том, что религиозная сфера общества автономна. Она развива ется по своим специфическим, имманентно присущим ей законам, регули руется вероучением, каноническими установлениями и нормами конкрет ных религий и конфессий и представляет собой исключительно внутреннее дело религиозных организаций и интимную сферу внутренних убеждений и переживаний их последователей – верующих людей.

В обозначенной сфере общественной жизни, в каждой конкретной рели гиозной ситуации государство и религиозные организации выступают в каче стве партнеров, взаимодействующих строго в рамках законодательных норм [1].

Поэтому на первый план выходят согласование интересов и регулирование деятельности религиозных организаций и других субъектов религиозной ситу ации на основе действующего закона, контроль за соблюдением всеми субъек тами норм закона и зарегистрированных собственных уставов.

Следует отметить, что совокупность субъектов государственного управ ления, структурированных в органах по взаимодействию с религиозными орга низациями, с большой натяжкой можно характеризовать как систему. В ней в неразвитом, ущербном виде присутствуют такие признаки социальной систе мы, в нашем случае государства, как координация и иерархия (субординация).

Система государственного регулирования сферой религиозной жизни децент рализована. Нет согласованных действий различных органов власти, что приво дит к ведомственности и местничеству в государственном регулировании ре лигиозной жизнью, следствием чего, в свою очередь, является преобладание узких профессионально-функциональных интересов, неадекватность реакций в сложных ситуациях, в которые вовлечены другие органы государственного управления, отсутствие целостной единой политики в данной сфере.

Это заметно и на примере Уполномоченного по делам религий и на циональностей [3], выполняющего функции органа государственного уп равления. Анализ задач и функций Уполномоченного по делам религий и национальностей, обнаруживает, что этот институт не имеет того объема административных и исполнительных полномочий, которыми обычно на делен республиканский орган исполнительной власти.

У института Уполномоченного по делам религий и национальностей имеются проблемы по использованию форм и методов государственного регулирования. Правотворческая деятельность используется им недоста точно эффективно, о чем свидетельствует значительное количество пробе лов в законодательстве о свободе совести и религиозных организациях.

Формы исполнительно-распорядительной деятельности также далеки от совершенства или оптимальности. Недостаточно и, скорее, поверхност но используется форма контроля, так как непроработаны механизмы его реализации. Особенно это заметно в области экономической, трудовой дея тельности, защиты прав и свобод человека внутри религиозных организа ций от злоупотребления религиозностью человека, при контроле за исполь зованием пожертвований.

Все эти проблемы оказывают значительное влияние на политико-пра вовой процесс, ориентированный на религиозную сферу жизни общества.

В результате чего политико-правовой процесс как совокупность последова тельных действий для достижения поставленных конституционно-правовых целей в религиозной области имеет такие характеристики, как отсутствие единой, целостной, оптимально организованной системы соответствующих действий, их несогласованность, слабая координация и субординация, за медленность или невозможность прохождения регулирующего воздействия на процесс, вследствие чего некоторые отношения в названном процессе приобретают черты стихийности и неуправляемости.

На наш взгляд, это позволяет говорить о том, что фактическое отсут ствие в системе государственного управления Республики Беларусь функ ции координации действий органов управления власти, ориентированных на регулирование государственно-конфессиональными и общественно-ре лигиозными отношениями, привело к тому, что соответствующий полити ко-правовой процесс характеризуется рассогласованностью некоторых из составляющих его отношений, их дублированием, нарушением субордина ции, трудностью прохождения регулирующего воздействия и обратной свя зи, проблемами в урегулировании подобных отношений и другими нега тивными чертами. Для устранения или ослабления интенсивности этих ха рактеристик, на наш взгляд, необходимо в системе государственной власти возродить в соответствие с ныне действующим Законом Республики Бела русь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь “О свободе вероисповеданий и религиозных организациях”». Закон Рес публики Беларусь от 31 октября 2002 г. [2] орган государственного управле ния по делам религий, наделенный соответствующими властными функци ями и полномочиями по государственному регулированию государствен но-конфессиональных и общественно-религиозных отношений.

Список литературы 1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и до полнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). – Минск.: Амалфея, 2005. – 48 с.

2. О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях». Закон Респуб лики Беларусь от 31 октября 2002 г. // Нац. реестр правовых актов Республи ки Беларусь. – 2002. – № 123. – 2/886.

3. Об утверждении Положения об Уполномоченном по делам религий и национальностей и его аппарате: постановление Совета Министров Рес публики Беларусь, 15 июля 2006 г., № 891 // Нац. реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2002. – № 51. – 2/451.

А.Н. Русак ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ И ТКАНЕЙ ЧЕЛОВЕКА Современные достижения медицинской науки и активное вмешатель ство медиков в жизнедеятельность человеческого организма нуждаются в правовом регулировании и исследовании как юристами, так и медиками.

Особенно это касается таких достижений медицинской науки, как трансплан тология, генетика, искусственное оплодотворение и пересадка эмбриона.

Трансплантология – область медицины и биологии, исследующая проб лемы трансплантации, разрабатывающая методы хранения органов и тканей и создания искусственных органов [4, с. 809]. В настоящее время данная отрасль вышла за границы экспериментальной медицины и укореняется в качестве необходимого эффективного альтернативного способа лечения нео братимых заболеваний и повреждений жизненно важных органов [6, с. 100].

Основной проблемой дальнейшего развития и совершенствования трансплантологии является необходимость решения ряда проблем, требу ющих четкого юридического толкования и регулирования.

В мире существует более 200 законодательных и подзаконных актов, касающихся различных аспектов трансплантации органов и тканей. Речь идет о правовом регулировании донорства от живого человека и трупа, о медицинском и юридическом понятии смерти и критериях ее констатации, о праве на труп и изъятие органов и тканей для трансплантации и консерва ции, о возможности вознаграждения за донорство, о добровольности до норства и осознанности его возможных последствий, о недопустимости донорства несовершеннолетних, недееспособных и т.п. [2, с. 36].

Основные положения ныне действующих законов о трансплантации сводятся к следующему:

– трансплантация органов может быть применена только в случае, если другие средства не могут гарантировать жизнь реципиенту;

– органы и ткани человека не могут быть предметом купли-продажи;

– изъятие органов не допускается, если они принадлежат лицу, страда ющему заболеванием, представляющим опасность для жизни реципиента;

– изъятие органов у живого человека допускается только в том случае, если донор старше 18 лет и находится в генетической связи с реципиентом;

– забор органов человека допускается только в государственных уч реждениях здравоохранения;

– заключение о смерти человека дается на основании констатации смерти головного мозга консилиумом врачей.

Развитие трансплантологии является одним из основных направлений, определенных Программой развития здравоохранения Республики Бела русь на 2006 – 2010 годы. В рамках данной Программы в целях реализации права населения Республики Беларусь на охрану жизни и здоровья, а также в целях обеспечения правовых и организационных основ государственного регулирования в области трансплантации органов и тканей человека в 2007 г.

были внесены изменения в действующий с 1997 г. на территории Респуб лики Беларусь Закон «О трансплантации органов и тканей человека» (далее Закон) [5]. Основными принципами данного закона являются: безвозмезд ность и добровольность. В соответствии с Декларацией о трансплантации человеческих органов, принятой в 1987 г. Всемирной медицинской ассоци ацией, проведение любой операции по трансплантации требует получения информированного, добровольного и осознанного согласия донора и ре ципиента, а в случаях, когда это невозможно, то членов их семей или закон ных представителей [3]. Наше национальное законодательство строго сле дует данному требованию.

Принятый Советом Европы 186-й Дополнительный протокол к Кон венции по правам человека и биомедицине относительно трансплантации органов и тканей человека (2002 г.) закрепил положение, согласно которому тело человека и его части не должны использоваться для извлечения фи нансовой выгоды. Статья 22 гласит, что «торговля органами и тканями запре щена» [1]. Несмотря на то, что Республика Беларусь не является участником данного Соглашения ст. 5 Закона дублирует данное положение и устанавливает, что органы и (или) ткани человека не могут быть объектом гражданско-право вых сделок, за исключением сделок, носящих безвозмездный характер [5].

Список литературы 1. 186-й Дополнительный протокол к Конвенции по правам человека и биомедицине относительно трансплантации органов и тканей человека, Страсбург, 24 янв. 2002 г. [Электронный ресурс]. – 2008. – Режим доступа:

http://www.librarium.ru. – Дата доступа: 10.02.2008.

2. Громов, А. Правовое регулирование пересадки органов и тканей / А. Громов // Врач. – 1992. – № 5. – С. 36.

3. Декларация относительно трансплантации человеческих органов:

принята 39-й Всемирной медицинской ассамблеей, Мадрид, Испания, ок тябрь 1987 г. [Электронный ресурс]. – 2007. – Режим доступа: http://uazakon.

com/document/tpart18/isx18774.htm. – Дата доступа: 10.02.2008.

4. Новейший словарь иностранных слов и выражений. – Минск: Со временный литератор, 2007. – 976 с.

5. О трансплантации органов и тканей человека: Закон Республики Беларусь, 4 марта 1997 г., № 28-З // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой ин форм. Респ. Беларусь. – Минск, 2008.

6. Саенко, В.Ф. История и проблемы современной трансплантоло гии / В.Ф. Саенко // Международный медицинский журнал. – 2002. – № 4. – С. 100 – 103.

К.В. Хомич АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ХРАНЕНИЕ ТОВАРНО-МАТЕРИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ БЕЗ НАЛИЧИЯ ТРЕБУЕМЫХ ДОКУМЕНТОВ Хранение товарно-материальных ценностей (далее – ТМЦ) без наличия требуемых в предусмотренных законодательством случаях документов в кон тексте объективных признаков правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12. Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП), возможно по двум правовым основаниям, придающим акту хранения разную правовую природу, а следовательно, и различный пакет документов, подтверждающих правомерность нахождения материальных ценностей на хра нении у соответствующего субъекта предпринимательской деятельности.

1. Факт хранения ТМЦ субъектом предпринимательской деятельности всегда присутствует в случае их приобретения в собственность или закон ное владение с целью последующего использования в гражданском оборо те. Таким образом, в этом случае субъект предпринимательской деятельно сти наделяется не только правом владения, но и правом использования и распоряжения приобретенным и находящимся на хранении ТМЦ.

Подпункт 1.12 пункта 1 ст. 22 Налогового кодекса Республики Бела русь (далее – НК) гласит: «Плательщик обязан: обеспечивать, если иное не установлено законодательством, наличие документов, форма которых утверждена уполномоченными государственными органами, о приобре тении товарно-материальных ценностей в местах хранения этих товар но-материальных ценностей, при их транспортировке и в местах прода жи, а также документов, подтверждающих отпуск товаров из мест хранения в места продажи».

Приобретение ТМЦ при отсутствии документов, подтверждающих их приобретение (поступление), является самостоятельным альтернативным деянием-правонарушением, наряду с хранением в ч. 4 ст. 12.17 КоАП.

Приобретение ТМЦ предполагает их получение (передачу) в собствен ность или законное владение с наделением владельца правом использова ния и распоряжения ТМЦ, т.е. приобретение осуществляется на основе договора купли-продажи, мены, передачи в оперативное управление. В со ответствии постановлением Министерства финансов от 14 мая 2001 г., № (в ред. от 28 июня 2007 г., № 107) товарно-транспортная накладная (ТТН-1) и товарная накладная (ТН-2) являются документами строгой отчетности, пред назначенной для учета движения ТМЦ (используется для отпуска и прием ки ТМЦ), если их перемещение осуществляется соответственно с участием автомобильного транспорта или без участия автомобильных транспортных средств (почтой, нарочно). Обе накладные являются основанием для списа ния ТМЦ у отправителя и оприходования их у получателя (приобретателя), а также для складского и бухгалтерского учета ТМЦ у приобретателя. Таким образом, ТТН-1 и ТН-2 являются первичными учетными документами, подтверждающими законность поступления приобретателю ТМЦ в соб ственность или законное владение.

В пункте 5 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 22 мая 2003 г., № 3 «О некоторых вопросах рассмот рения хозяйственными судами дел об экономических правонарушениях, влекущих конфискацию имущества» сказано, что «под приобретением то варов в нарушение установленного законодательством порядка понимает ся, что собственник или лицо, владеющее товаром, к моменту составления акта об экономическом правонарушении не представил документы, под тверждающие факт приобретения (поступления) товара...».

В соответствии с подпунктом 1.12 п.1 ст. 22 НК «организации и индиви дуальные предприниматели обязаны обеспечивать, если иное не установ лено законодательством, наличие документов, форма которых утверждена уполномоченными государственными органами, о приобретении товарно материальных ценностей в местах хранения этих товарно-материальных ценностей, при их транспортировке и в местах продажи». Таким образом, требования подпункта 1.12 п. 1 ст. 22 НК касаются только оценки правомер ности приобретения (поступления) ТМЦ получателем в собственность или законное владение для использования их в хозяйственной деятельности (последующего хранения, перевозки, отпуска в продажу, использования в производстве, для переработки). Подтверждением такого приобретения (последующего хранения, транспортировки, продажи, иного использова ния – правомерность этих действий производна от правомерности приоб ретения) является, прежде всего, наличие у собственника или законного владельца по месту нахождения ТМЦ ТТН-1 или ТН-2.

2. ТМЦ могут находиться на хранении у субъекта предпринимательс кой деятельности не в связи с их приобретением, а по договору хранения. Их приобретателем (собственником или законным владельцем) является субъект, передавший их по договору хранения другому субъекту на хране ние. В этом случае субъект предпринимательской деятельности является стороной (хранителем) по договору хранения и перечень установленных законодательством документов, подтверждающих правомерность нахожде ния у хранителя (не у приобретателя) ТМЦ здесь иной. Это совершенно другая форма деяния, связанная с нахождением у субъекта ТМЦ, и под пункт 1.12 п. 1 ст. 22 НК в этом случае не должен применяться.

При передаче ТМЦ на хранение по договору хранения законодатель ством не установлено обязательное требование об учете их на забалансовом счете 002 «Товарно-материальные ценности, принятые на ответственное хра нение», а следовательно, факт передачи ТМЦ на хранение хранителю должен подтверждаться другими документами в соответствии со ст. 777 ГК. Законо дательством не установлено обязательное требование, чтобы поклажедатель передавал хранителю на хранение ТМЦ по товарно-транспортной или товар ной накладной, поскольку, по общему правилу, переданное по договору хра нения имущество находиться на учете у собственника или законного владель ца. ТМЦ, переданные хранителю по договору хранения ТМЦ продолжают числиться на балансе и состоять на учете собственника или законного вла дельца. Об этом сказано и в упомянутом постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 22 мая 2003 г., № 3.

В п. 6 постановления говориться: «Документом, подтверждающим пра вомерность принятия товара на хранение, является договор хранения, кото рый в соответствии со статьей 777 ГК должен быть заключен в письменной форме. Простая письменная форма считается соблюденной, если приня тие вещи на хранение удостоверено хранителем путем выдачи поклажеда телю сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного документа, подписанного хранителем;

номерного жетона (номера);

иного знака, удос товеряющего прием вещей на хранение, если такая форма подтверждения приема вещей на хранение предусмотрена законодательством либо являет ся обычной для данного вида хранения».

Более того, в этом же пункте постановления сказано: «Хозяйственным судам необходимо иметь в виду, что при передаче товара на ответственное хранение не требуется заключения в простой письменной форме отдельного договора хранения. Отсутствие у хранителя договора хранения не образует состава экономического правонарушения, если принятие товара на ответ ственное хранение подтверждается бухгалтерскими (учетными) документа ми (например, товарно-транспортными накладными (товарными накладны ми), в которых сделана отметка о принятии товаров на ответственное хранение;

актами приемки товара на ответственное хранение;

стоимость товаров, принятых на ответственное хранение, учтена на забалансовом счете 002 «Товарно-материальные ценности, принятые на ответственное хране ние»)». Достаточно любого из этих документов, подтверждающих правомер ность передачи ТМЦ на хранение и их нахождение у хранителя.

СЕКЦИЯ ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ТРУДОВЫХ И АГРАРНЫХ ОТНОШЕНИЙ А.Г. Авдей К ВОПРОСУ О ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ ФОРМИРОВАНИЯ УРОВНЯ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ Уровень пенсионного обеспечения – категория, непосредственно связан ная с оплатой по труду, с ней сравнимая, и ею, в конечном счете, определяемая.

Без сравнения пенсии с заработком нельзя говорить об уровне пенсионного обеспечения, нельзя ответить на вопрос – является он высоким или низким. Сле дует отметить, что это относится только к трудовым пенсиям. Размеры соци альных пенсий должны, на наш взгляд, устанавливаться исходя из экономических возможностей государства, но не ниже физиологического минимума.

Труд определяет не только право на трудовую пенсию, но и конкретную ее величину. Как и в какой степени трудовая деятельность отражается в пенсии и ее величине – это уже конкретный аспект проблемы. В данном случае речь идет о принципе, он проявляется в том, что пенсия соизмеряется, как правило, с размером оплаты труда и составляет в то же время значительную ее часть.

Через заработок в размере пенсии в пределах минимальных и макси мальных ее пределов должна быть выражена дифференциация в оплате труда, которая проводится по таким основаниям, как сложность и ответственность, условия труда, отрасль хозяйствования и другим.

Заработная плата является основой, формирующей уровень удовлет ворения потребностей человека, который складывается в течение длитель ного отрезка времени. Именно заработная плата, как основной источник дохода трудоспособного гражданина, формирует образ жизни, а одной из целей пенсионного обеспечения должна стать гарантированность обеспе чения такого же или близкого к нему уровня доходов.

Введение социальных пенсий явилось важным гуманистическим ак том общества по отношению к тем ее членам, которые по различным при чинам не внесли вклад в формирование фондов взаимной поддержки.

Что касается размера социальных пенсий, т.е. пенсионного обеспече ния тех, кто не имел дохода, формирующего уровень их жизни, то решение этой проблемы полностью зависит от экономических возможностей госу дарства, которое вправе законодательно закрепить уровень пенсионного обеспечения с учетом имеющихся финансовых ресурсов независимо от сложившегося уровня жизни самого пенсионера. Размер социальной пен сии не должен быть ниже физиологического минимума, заданного и под держиваемого самим государством. Только таким образом государство может обеспечить своим гражданам право на достойную жизнь.

Действующая пенсионная система обеспечивает тесную зависимость между трудовым вкладом работника и размером его пенсии, а также заин тересовывает работника в формировании пенсионного бюджета. Это стало возможным после повсеместного внедрения индивидуального (персони фицированного) учета в пенсионном страховании. Законодательно был зак реплен один из важнейших страховых принципов пенсионной системы – исчисление пенсии из того дохода, который был использован при форми ровании финансовой базы этой системы, то есть из тех видов денежных выплат, на которые начисляются страховые взносы.

Пенсионное страхование – это наиболее адекватный и необходимый путь развития отечественного пенсионного обеспечения. К положительным моментам пенсионной системы, построенной на принципах социального страхования, относится то, что используется наиболее совершенный инсти тут социальной защиты человека, который выработало человечество в виде коллективных форм защиты. В нем гармонично сочетаются интересы и от ветственность трех социальных субъектов: работников – нанимателей – госу дарства. Вопрос при этом состоит в том, в каких пропорциях определить долю их ответственности. Разные пропорции – разные модели социальной защи ты: Бисмарка, Бевериджа, скандинавская. Республике Беларусь необходимо выработать свою национальную модель социального страхования.

Реализация важнейших конституционных прав граждан и, прежде все го, права на достойный жизненный уровень, возможна только при условии законодательного закрепления научно обоснованных социальных норма тивов и их гарантированности каждому. В связи с этим глубокой научной проработки требуют вопросы обоснования социальных гарантий как эле ментов системы распределительных отношений в обществе.

Мировой опыт свидетельствует о том, что построение национальной пен сионной системы возможно только при тщательно выверенной концепции соци альной политики, учитывая все многообразие социальной, экономической жиз ни и традиций страны. В основе выбора той или иной модели пенсионной систе мы лежат оформленные юридические правовые институты, отражающие уста новки широких народных масс на социальную справедливость, солидарную по мощь, самоответственность индивида, место и роль государства в этой системе.

В.Н. Агиевец ПРАВООТНОШЕНИЯ ПО СОЦИАЛЬНОМУ ОБСЛУЖИВАНИЮ Право является тем основополагающим базисом, на котором строят ся все системы государственного и общественного устройства, механизмы реализации прав и исполнения обязанностей. Особо пристальное внима ние к Республике Беларусь со стороны мирового сообщества заставляет все системы государственного и общественного устройства действовать в едином ключе, разрабатывать и адаптировать к белорусским условиям пра вовые нормы и механизмы их реализации, которые проверены практикой мирового сообщества. Граждане, вступая во взаимодействие между собой, формируя определенные органы и организации, выбирая те либо иные направления деятельности, не всегда имеют нормативно установленный алгоритм поведения и, как итог этого – то, что нужно было сделать еще вчера, законодателю приходится делать сегодня или завтра. Однако это ре альность, с которой необходимо считаться, и поэтому следует согласиться с Р.И. Ивановой и В.А. Тарасовой в том, что «общественные отношения как социальное явление – это результат человеческой деятельности и в то же время предпосылка человеческого существования» [1]. Особое значение общественные отношения приобретают тогда, когда результаты человече ской деятельности проецируются, оказывают воздействие на всех и каждого из членов общества, а под предпосылкой существования понимается жизнь во всех ее проявлениях, особенности, которой не могут быть заранее извест ны никому, и применительно к социальному обслуживанию выражаться в возникновении «трудных жизненных обстоятельств». Поэтому, когда «труд ная жизненная ситуация» становится частью человеческой жизни, чрезвы чайно важно, чтобы отношения, возникающие в связи с этой ситуацией, были урегулированы нормами права, отвечающего современным требо ваниям, ибо, только будучи урегулированы нормами права, эти отношения приобретают цивилизованный характер, характер правоотношений.

В юридической энциклопедии правоотношение определяется как «уре гулированное нормами права общественное отношение, участники кото рого являются носителями субъективных прав и обязанностей» [2, с. 345].

С.С. Алексеев считает, что «правоотношения есть ничто иное как возника ющая на основе норм права индивидуализированная общественная связь между лицами, характеризующаяся наличием субъективных юридических прав и обязанностей и поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства» [3]. Социальное обслуживание представляет собой не только четко выраженную общественную потребность, но и нормативное правовое закрепление этой потребности. Так, например, в статье 47 Консти туции указывается, что гражданам Республики Беларусь гарантируется право на социальное обеспечение в старости, в случае болезни, инвалидно сти, утраты трудоспособности, потери кормильца и в других случаях, пре дусмотренных законом. Государство проявляет особую заботу о ветеранах войны и труда, а также о лицах, утративших здоровье при защите государ ственных и общественных интересов. При этом статьей 59 Конституции Рес публики Беларусь предусмотрено, что государственные органы, должност ные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функ ций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности. Эти органы и лица несут ответственность за действия, нарушающие права и свободы личнос ти. Закон Республики Беларусь «О социальном обслуживании» не только конкретизирует конституционные нормы, закрепленные в Конституции, но и наделяет определенными правами и обязанностями участников правоот ношений по социальному обслуживанию. В Законе Республики Беларусь «О социальном обслуживании» определены основные термины, понятий ный аппарат, который используется участниками правоотношений при воз никновении у них соответствующих прав и обязанностей, принципы на ко торых строятся взаимоотношения участников правоотношений, минималь ные стандарты в области социального обслуживания, основания и виды предоставляемых социальных услуг, полномочия республиканских и мест ных органов государственного управления в области социального обслу живания, договорной и внедоговорной порядок оказания социальных ус луг. Субъектами правоотношений по социальному обслуживанию являют ся: граждане и семьи, государственные организации и учреждения, юриди ческие и физические лица, осуществляющие индивидуальную предприни мательскую деятельность.

Однако наличие самого по себе закона, любого другого нормативно го правового акта, пусть даже самого совершенного, далеко недостаточно для возникновения правоотношений. Заметный вклад в исследование дан ного вопроса внесла Р.О. Халфина. В своей работе «Общее учение о право отношении» она утверждает, что для возникновения правоотношений не обходимы как общие, так и частные предпосылки [4]. В то же время С.Ф. Кече кьян считает, что правоотношение – это «норма права в действии, в осу ществлении, результат действия норм права» [5]. Применительно к пра воотношениям, возникающим в сфере социального обслуживания в каче стве общих предпосылок возникновения таких правоотношений можно счи тать нормы права, устанавливающие право граждан на социальное обслу живание, предусмотренное законодательством. А также наличие у граждан Республики Беларусь общей отраслевой правоспособности и дееспособ ности. В Республике Беларусь все граждане со дня своего рождения явля ются носителями права на социальное обслуживание. Однако из этого не вытекает, что гражданин имеет право на конкретные виды социального об служивания. Правоспособность дает лишь юридическую возможность об ладать этим правом. Право на конкретный вид социального обслуживания гражданин может реализовать только при наличии юридического факта.

И.В. Гущин считает, что «отраслевая правоспособность создает лишь юри дическую возможность,...юридический факт или их совокупность превра щают эту возможность в субъективное право и служат частной предпосыл кой возникновения правоотношений в зависимости от вида социального обеспечения» [6]. Что касается дееспособности, то это – практическая реа лизация субъектом правоотношений конкретного вида социального обслу живания (получение временного места пребывания в социальных приютах, получение материальной помощи в денежной и натуральной форме, полу чение социального обслуживания на дому и т.д.).

Таким образом, социальное обслуживание граждан Республики Бе ларусь как вид социального обеспечения, как правовой институт пережива ет стадию активного развития, внедряются новые организационно-право вые формы социального обслуживания, новые виды услуг и поэтому важ но, чтобы те общественные отношения, которые складываются в сфере со циального обслуживания, были нормативно урегулированы, а также отве чали основополагающим постулатам правоотношений как таковых.

Список литературы 1. Иванова, Р.И. Предмет и метод советского права социального обес печения / Р.И. Иванова, В.А. Тарасова. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983.

2. Тихомирова, Л.В. Юридическая энциклопедия / Л.В. Тихомирова, М.Ю. Тихомиров;

под ред. М.Ю. Тихомирова. – М.: Юринформцентр, 1999.

3. Алексеев, С.С. Общая теория социалистического права / С.С. Алек сеев. – М.: Юрид. лит., 1971.

4. Халфина, Р.О. Общее учение о правоотношении / Р.О. Халфина. – М.: Юрид. лит., 1974.

5. Кечекьян, С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе / С.Ф. Кечекьян. – М.: МГУ, 1958.

6. Гущин, И.В. Право социального обеспечения / И.В. Гущин, Л.Г. Бере зовская, С.В. Агиевец;

под общ. ред. И.В. Гущина. – Минск: Амалфея, 2002.

А.И. Блусенкова НОВЕЛЛЫ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ УВОЛЬНЕНИЯ ЗА ОДНОКРАТНОЕ ГРУБОЕ НАРУШЕНИЕ ТРУДОВЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ (П. 1 СТ. 47 ТРУДОВОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ) Кроме общих оснований прекращения трудового договора, перечис ленных в ст. 35 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее – ТК) [1], в силу предписаний п. 1 ст. 47 ТК, содержащей перечень дополнительных оснований прекращения трудового договора с некоторыми категориями работников при определенных условиях, могут быть уволены руководитель организации (обособленного подразделения) и его заместители, главный бухгалтер и его заместители в случае однократного грубого нарушения трудовых обязанностей. Указанное основание увольнения не является но вым, оно было известно и Кодексу законов о труде 1972 года (п.1 ст. 254) (далее – КЗоТ) [2].

Перечень должностных лиц, трудовой договор с которыми может быть прекращен по п.1 ст. 47 ТК, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Основной новеллой в правовом регулировании увольнения за одно кратное грубое нарушение трудовых обязанностей является то, что с 26 января 2008 года, с момента вступления в силу Закона Республики Беларусь от 20 июля 2007 г., № 272-З «О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс Республики Беларусь» [3] (далее – Закон) увольнение по п. 1 ст. 47 ТК признается мерой дисциплинарного взыскания в соответствии с п. 3 ч. ст. 198 ТК. То есть после вступления Закона в силу при увольнении выше упомянутых должностных лиц наниматель должен строго соблюдать про цедуру прекращения трудовых отношений и сроки применения дисципли нарных взысканий, установленные статьями 199 и 200 ТК.

Процедура прекращения трудового договора по п. 1 ст. 47 ТК предпо лагает следующие действия нанимателя:

– документальная фиксация грубого нарушения трудовых обязаннос тей со стороны должностного лица (например, в актах проверок, ревизий, аудиторских заключениях, частных определениях и иных судебных актах, служебных и докладных записках и т.п.);

– истребование письменного объяснения от должностного лица по факту нарушения либо составление акта с указанием присутствующих при этом свидетелей, в случае отказа от дачи объяснения;

– наниматель должен убедиться в соблюдении требований ст. 43 ТК:

увольнение не производится в период временной нетрудоспособности и в период нахождения работника в отпуске, поскольку в данном случае ини циатором расторжения трудового договора выступает наниматель;

– издание приказа о прекращении трудового договора и внесение за писи об увольнении в трудовую книжку с точной формулировкой основа ния прекращения трудового договора (ч. 5 ст. 50, п. 15 ст. 55 ТК);

– ознакомление работника с приказом об увольнении в соответствии с требованиями ст. 199 ТК;

– выдача трудовой книжки с записью об увольнении и окончательный расчет в день увольнения (ч. 7 ст. 50, ст. 77 ТК).

До 1 января 2000 года, до введения в действие ТК прекращение трудово го договора по п. 1 ст. 254 КЗоТ правоприменительной практикой также отно силось к дисциплинарным увольнениям, о чем свидетельствовало четкое разъяснение, приведенное в п. 41 ныне утратившего силу Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 17 июня 1994 года, № «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разреше нии трудовых споров» [4]. В Постановлении Пленума Верховного Суда Рес публики Беларусь от 29 марта 2001 года, № 2 «О некоторых вопросах приме нения судами законодательства о труде» [5] прямого ответа на вопрос о том, можно ли считать прекращение трудового договора по п. 1 ст. 47 ТК мерой дисциплинарного взыскания и необходимости соблюдения в связи с этим требований ст.200 ТК о сроках применения таких взысканий, не содержится.

Фактически по своей юридической природе увольнение по п. 1 ст. ТК является увольнением в порядке дисциплинарного взыскания. Поводом к прекращению трудовых отношений служит дисциплинарный проступок, выразившийся в грубом нарушении возложенных на руководителя органи зации (обособленного подразделения) и его заместителей, главного бухгал тера и его заместителей трудовых обязанностей.

Законодательство не дает четкой формулировки понятия «грубое на рушение», однако на практике чаще всего таким нарушением считается неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей руко водящим звеном, причинившее ущерб нанимателю.

В настоящее время в Республике Беларусь в целях совершенствова ния организации труда широко распространена контрактная форма найма персонала в связи с этим следует обратить внимание, что в соответствии с п. Декрета Президента Республики Беларусь от 26 июля 1999 г., № 29 «О допол нительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укрепле нию трудовой и исполнительской дисциплины» [6] неисполнение Конститу ции Республики Беларусь, решений Президента Республики Беларусь, за конов, постановлений Совета Министров и судебных постановлений при осуществлении должностных обязанностей считается грубым нарушени ем трудовых обязанностей.

В юридической литературе «грубое» нарушение соотносится с яв ным, очевидным неисполнением или ненадлежащим исполнением трудо вых обязанностей.

При анализе данного понятия учеными в качестве примера приводят ся самые различные нарушения. В частности, К.И. Кеник отмечает, что су дебная практика относит к грубым нарушениям трудовых обязанностей нарушения финансовой дисциплины, если при этом предприятию причи нен ущерб, нарушения правил по охране труда и технике безопасности, повлекшее увечье или смерть работника и др. [7, с. 145].

К.Л. Томашевский, определяя возможный открытый перечень таких нарушений, называет: превышение полномочий, предоставленных руково дителю согласно законодательству, уставу или заключенному с ним кон тракту, причинившее организации финансовые потери;

заключение руко водителем от имени организации фиктивных или мнимых сделок и т.п. Гру быми нарушениями со стороны главного бухгалтера (его заместителя) мо гут признаваться вызванные его действием (бездействием) недостоверность бухгалтерской отчетности, нарушения, повлекшие применение к предприя тию крупных экономических санкций [8, с. 88].

М. Мищенко полагает, что если увольнение по п. 1 ст. 47 ТК может последовать для руководителя организации за любое грубое нарушение трудовых обязанностей и при наступлении любых отрицательных послед ствий для организации и работников, то, к примеру, для главного бухгалтера и его заместителей важное значение имеет наступление для организации имущественного вреда [9, с. 26].

На мой взгляд, причинение организации имущественного вреда в ре зультате действия либо бездействия указанных должностных лиц не являет ся конституирующим признаком состава дисциплинарного проступка, вле кущего увольнение по п. 1 ст. 47 ТК. В каждом конкретном случае наниматель должен оценить, является ли нарушение, допущенное работником, грубым.

Применительно к обязанностям главного бухгалтера грубым наруше нием могут являться: отсутствие учета драгоценных металлов в основных средствах, ошибочное оприходование товарно-материальных ценностей, наличие расхождений в данных дебиторской и кредиторской задолженнос ти в квартальных отчетах, представляемых в финансовый орган, хотя они и не влекут сами по себе материального ущерба.

В отличие от белорусского законодательства, п. 10 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации [10] (далее – ТК РФ) дает право работодате лю расторгнуть трудовой договор в случае однократного грубого наруше ния трудовых обязанностей лишь с руководителем организации (филиала, представительства) и его заместителями, а не с главным бухгалтером и его заместителем. Более того, российский законодатель данное основание увольнения прямо относит к случаям расторжения трудового договора по инициативе работодателя.

Расторжение трудового договора с главным бухгалтером по трудово му законодательству Российской Федерации может произойти в случае принятия необоснованного решения, повлекшего за собой нарушение со хранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации (п. 9 ст. 81 ТК РФ). Белорусский законодатель по шел по иному пути: отсутствие ущерба не является препятствием для уволь нения по п. 1 ст. 47 ТК.

С учетом всех обстоятельств, и именно конкретное нарушение, послу жившее причиной принятия решения о прекращении трудового договора по п. 1 ст. 47 ТК, должно быть указано в приказе (распоряжении) нанимате ля об увольнении. Использование формулировок общего характера: «от сутствие контроля за работой подчиненных», «халатное, недобросовестное исполнение обязанностей», «нарушение установленных правил техники безопасности» и т.п. влечет восстановление на работе.

Список литературы 1. Трудовой кодекс Республики Беларусь (1999) № 296-З // Нац. реестр правовых актов Республики Беларусь. – 1999. – № 80. – 2/70;

2005. – № 120. – 2/1134;

2006. – № 86. – 2/1215;

№ 106. – 2/1230;

2007. – № 118. – 2/1316;

№ 183. – 2/1369;

2008. – № 3. – 2/1396.

2. Кодекс Законов о труде Республики Беларусь (1972) // Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь. – 1993. – № 5–6, ст. 38.

3. О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь, 20 июля 2007 г., № 272-З // Нац.

реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2007. – № 183. – 2/1369.

4. Бюллетень нормативно-правовой информации. – 1994. – № 12.

5. Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2001. – № 39. – 6/277;

2003. – № 112. – 6/375.

6. О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отноше ний, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины: Декрет Прези дента Республики Беларусь, 26 июля 1999 г., № 29 // Нац. реестр правовых актов Республики Беларусь. – 1999. – № 58. – 1/512;

2002. – № 43. – 1/361;

№ 100. – 1/4003;

2007. – № 83. – 1/8464;

2008. – № 5. – 1/9263.

7. Кеник, К.И. Судебная практика по трудовым делам / К.И. Кеник. – Минск: Амалфея, 2000. – С. 145.

8. Томашевский, К.Л. Увольнение руководителя (иных должностных лиц) за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей (п. 1 ст. ТК) / К.Л. Томашевский // Юрист. – 2002. – № 12. – С. 88.

9. Мищенко, М. Однократное грубое нарушение трудовых обязаннос тей как дополнительное основание прекращения трудового договора / М. Мищенко // Кадровик. Управление персоналом. – 2005. – № 12. – С. 26.

10. Трудовой кодекс Российской Федерации (ТК РФ) от 30.12. № 197-ФЗ // http://www.consultant.ru/popular/tkrf/14_17.html Т.В. Врублевская СООТНОШЕНИЕ ТРУДОВОГО И ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Любой отрасли права в большей или меньшей степени характерна сис темность, структуризация законодательства. Отрасли права подразделяются на частноправовые и публично-правовые, основные и комплексные [2, с. 270].

Цель исследования заключается в проведении соотношения трудово го и экологического законодательства Республики Беларусь, и выявлении преимуществ и недостатков этих законодательств.

Во-первых, экологическое законодательство отличается от трудового тем, что оно относится к публично-правовой, комплексной отрасли права.

Поскольку экологическое законодательство регулирует отношения государ ства, его органов с гражданами и организациями. Нормы связаны с общи ми интересами всех членов общества. Государство является носителем вла стных полномочий и требует от других субъектов экологических правоот ношений соблюдения действующего законодательства. Государство имеет исключительное право собственности на отдельные объекты природы. На государство возложена обязанность по обеспечению прав граждан на безо пасную окружающую среду. В то время как трудовое законодательство ре гулирует частноправовые интересы нанимателя и работника.

Следует отметить, что как для трудового, так и для экологического за конодательства конституционные нормы являются основой развития и со вершенствования. Конституция имеет высшую юридическую силу. Все нор мативно-правовые акты, изданные на территории Республики Беларусь, должны соответствовать и не противоречить конституционным принципам.

Согласно Конституции (ст. 9) «территория является естественным условием существования и пространственным пределом самоопределения народа, основой его благосостояния...» [1]. Эта конституционная норма юридичес ки обеспечивает приоритет экологических интересов народа в месте жи тельства, а также определяет территорию не только как объект использова ния, но и как основу его жизнедеятельности. В Конституции закреплено (ст. 13), что «недра, воды, леса составляют исключительную собственность государства»[1]. Кроме того, статья 46 Конституции гласит «каждый имеет право на благоприятную окружающую среду и на возмещение вреда, при чиненного нарушением этого права»[1]. Конституционно закреплено жиз ненно важное право граждан – право на труд. В основе этого права лежит свобода выбора профессии, рода занятий и работы в соответствии с при званием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных потребностей, а также право на здоровье и безо пасные условия труда. Конституция закрепила ряд других социально-эконо мических прав граждан в области трудовых отношений.

Таким образом, можно отметить невидимую связь трудового и эколо гического законодательства. Эта связь заключается в основных целях, зак репленных в Конституции Республики Беларусь: здоровая полноценная на ция, осуществляющая жизнедеятельность в благоприятных условиях.

Далее в источниках экологического и трудового права существуют определенные различия, обусловленные особенностями отраслей права.

Так экологическое право – это комплексная отрасль, а трудовое право – самостоятельная отрасль [2, c. 272]. Поэтому основные положения трудово го законодательства закреплены в Трудовом кодексе, в то время как эколо гические правоотношения регулируются четырьмя кодексами: земельным, водным, лесным и кодексом о недрах. Безусловно, в такой ситуации пре имущества имеет трудовое законодательство, объединив правовые нормы в юридически и логически цельный, внутренне согласованный акт. В эколо гическом же праве такое количество кодексов обусловлено отсутствием четкого единого предмета и метода регулирования правоотношений. Кро ме того, существует деление экологического права на природоресурсовое и природоохранительное. Далее по иерархии нормативных актов идут зако ны, декреты и указы Президента. Здесь хотелось бы отметить, что законы в экологическом законодательстве играют более значимую роль. Они шире и точнее определяют задачи и цели экологического законодательства. Так За кон «Об охране окружающей среды» 1992 года содержит основы развития экологического права с учетом политических, экологических, экономичес ких и социальных условий развития общества на современном этапе. Этот закон определяет основные задачи всей природоохранительной деятельно сти. В трудовом законодательстве законы призваны совершенствовать его путем обеспечения формирования и регулирования товарно-денежных отно шений. В трудовом законодательстве часто применяются правовые нормы дек ретов и указов Президента, которые корректируют трудовую деятельность и профессиональные взаимоотношения между нанимателем и работником. Осо бенно широкое распространение имеют нормы, регламентирующие право вые отношения между нанимателем и работником на контрактной основе. Сле дующими источниками права являются постановления Совета Министров, которые характерны как для экологического, так и для трудового законодатель ства. Как правило, постановления Правительства издаются на основе и во ис полнение законов, декретов и указов в целях их конкретизации. Но они содер жат и новые нормы права, не противоречащие законам, указам и декретам.

Необходимо отметить, что в трудовом законодательстве выделяют соглашения, как вид нормативно-правовых актов. Они заключаются на республиканском, отраслевом и местном уровнях. Здесь определены положения об оплате труда, условиях и охране труда, режиме труда и отдыха. Как в экологическом, так и в трудовом законодательстве важную роль в единообразном применении зако нодательства играют постановления министерств и ведомств. Ведомственные нормативные акты в области экологии подразделяются на две группы: акты межведомственного и акты внутриведомственного значения. В отличие от тру довых внутриведомственных актов, экологические межведомственные и внутри ведомственные акты имеют общеобязательную юридическую силу для всех граждан. В трудовом законодательстве отдельно выделяют локальные норма тивные акты, которые действуют в рамках одной или нескольких организаций.

От локальных нормативных актов следует отличать акты применения, которые имеют разовый характер и направлены на конкретный адресат. Так это, напри мер, приказ об увольнении или переводе работника.

В заключении можно сделать следующие выводы:

1. Отличие: Трудовое законодательство принадлежит к частноправо вым отраслям права, экологическое законодательство к публично-право вым отраслям.

2. Отличие: Трудовое законодательство – самостоятельная отрасль права, имеющая предмет и метод регулирования, определенную иерархию нормативно-правовых актов, основные положения которой закреплены в Трудовом кодексе. Экологическое законодательство представляет собой систему отраслей права, чем обусловлено наличие четырех кодексов и зна чительный удельный вес законов.

3. Сходство: Трудовое и экологическое законодательство посредством Конституции стремятся к единой цели – создание благоприятных условий жизнедеятельности человека. Основным положениям конституции не долж но противоречить специальное законодательство отраслей права.

4. Особенности: В трудовом законодательстве количество норматив ных актов трудового законодательства превышает количество правовых ак тов экологического законодательства, так к ним относят соглашения, ло кальные акты (правила внутреннего трудового распорядка, уставы, коллек тивный договор и другие), акты применения(приказ нанимателя об уволь нении, о переводе работника).

5. Трудности: в экологическом законодательстве отсутствует правовая база, регламентирующая применение и развитие многих эффективных ин струментов управления природоохранной деятельностью. А в трудовом за конодательстве возникли трудности в применении нормативных актов из-за их большого количества.

Список литературы 1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и допол нениями, принятыми на республиканском референдуме 24 ноября 1996 г.). – 2-е изд. – Минск: Амалфея, 2001. – 48 с.

2. Вишневский, А.Ф. Общая теория государства и права: учебник / А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А. Кучинский;

под общ. ред. В.А. Ку чинского. – М.: Изд-во деловой и учебной литературы, 2004. – 640 с.

А.И. Гущин ОБЪЕКТЫ ПРАВА ГРАЖДАН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ НА СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В юридической литературе понятие и содержание объекта права граж дан Республики Беларусь на социальное обеспечение не раскрывалось.

Однако еще в середине 1970-х годов С.С.Алексеев в книге «Вопросы общей теории советского права» опубликовал статью «Об объекте права и право отношения» [1, c. 285-290], в которой впервые в юридической литературе сделал попытку раскрыть понятие объекта права и объекта правоотноше ния. При этом, он поставил знак равенства между объектом права и объек том конкретного правоотношения. Представляется такой подход правиль ным. В юридической литературе вопрос об объекте правоотношений выс казано две точки зрения. По мнению одних авторов, объектом правовых отношений могут быть лишь действия обязанных субъектов [2, c. 29], по мнению других, не только действия обязанных субъектов в конкретных пра воотношениях, но и вещи: и другие материальные и нематериальные блага [3, c. 77]. Имеется и третья точка зрения, в соответствии с которой объекты правоотношений могут иметь как имущественный, так и неимуществен ный характер [4, c. 456]. Это значит, что многие авторы полагали, что объек тами правовых отношений могут выступать помимо вещей и личные блага гражданина – его здоровье, свобода, честь и достоинство, также продукты духовного творчества, о чем подробно изложено в работах М.П.Карпуши на [5, c. 128]. Мы полагаем, что объектом воздействия в правовых отноше ниях выступают сознание и воля его субъектов, поскольку само правоотно шение представляет собой связь воли сторон, в которой воздействие госу дарства проявляется на сознание и волю, взаимодействующих субъектов этих правоотношений. Мы также полагаем, что объекты права граждан на конкретные виды социального обеспечения совпадают с объектами конк ретных правоотношений, возникающих по соответствующим видам соци ального обеспечения. Поскольку статья 47 Конституции Республики Бела русь гарантирует гражданам Республики Беларусь право на социальное обеспечение в старости, в случае болезни и инвалидности, утраты трудо способности, потери кормильца и др. случаях, предусмотренных законом, а также особую заботу о ветеранах войны и труда, а также о лицах, утратив ших здоровье при защите государственных и общественных интересов, постольку объектами гарантированного государствам права выступают такие виды социального обеспечения как пенсии, пособия, услуги, льготы, натуральные материальные блага, являющиеся видами социального обес печения. Гарантируя гражданам Республики Беларусь право на охрану здо ровья, включая бесплатное лечение в государственных учреждениях здра воохранения, наше государство создает равные условия, доступные для всех граждан, для медицинского лечения и обслуживания, для развития физи ческой культуры и спорта, мерами по оздоровлению окружающей среды, возможностью пользования оздоровительными учреждениями и совершен ствованием охраны труда работников на производстве. Поэтому соответ ствующие виды социального обеспечения, виды медицинского и санатор но-курортного лечения и обслуживания, не только выступают объектами права граждан в социальном обеспечении, но и объектами соответствую щих правоотношений. Поскольку субъективное право граждан на соответ ствующий вид социального обеспечения есть по существу мера возможно го поведения, характеризующая правовое положение лица, постольку мож но вести речь об объектах субъективного права в смысле предмета его воздействия. Однако следует иметь в виду, что предмет воздействия не все гда может выступать объектом субъективного права, так как объект субъективного права – это во всех случаях внешний предмет по отноше нию к субъекту, но отнюдь не всегда предмет, на который оказывается ка кое-либо воздействие. В свое время О.С.Иоффе подчеркивал, что «при оп ределении объекта правоотношений следует исходить из общефилософс кого понимания объекта как внешнего, противостоящего субъекту предме та, на который направляется сознание и деятельность субъекта» [1, c. 285].

Поэтому объектом права граждан на соответствующие виды социального обеспечения как и объектом соответствующих правоотношений, является то, на что направлено субъективное право граждан и правовая обязанность органов, осуществляющих социальное обеспечение. С философской точки зрения, все явления внешнего мира могут быть объектами, так как они как предметы противостоят субъектам, сознание и деятельность которых на правлены на этот предмет. Такими явлениями внешнего мира и являются вещи, люди, духовные блага, все социально-экономические права граждан, их свобода и т.д., за исключением самого гражданина как субъекта права.

Под объектами субъективного права, а равно и правоотношений, мы по нимаем предметы внешнего мира, с которыми наше государство, прини мая определенные нормы права и устанавливая посредством их и закреп ляя за гражданами основные права и свободы, связывает правовое поло жение граждан как членов общества. Поэтому объектами права и объек тами правоотношений по конкретным видам социального обеспечения выступает не поведение граждан, реализующих свои права и осуществля ющих свои обязанности, а те внешние предметы – пенсии, пособия, услу ги, льготы и натуральные материальные блага и другие. Они выступают объектами субъективного права конкретных граждан на соответствую щие виды социального обеспечения. Поэтому мы не можем согласиться со О.В.Смирновым, который полагал, что объектом трудового правоот ношения является не сама работа по конкретной должности, специально сти и профессии, а деятельность нанимателя по предоставлению работы работнику в соответствии с его профессией, специальностью и квалифи кацией [6, c. 26]. Признав объектом права на труд деятельность нанимате ля по предоставлению работнику работы в соответствии с его професси ей, специальностью и квалификацией, а не саму работу, то следовало бы прийти к выводу, что в ст. 41 Конституции Республики Беларусь гаранти ровалось бы гражданам не право на труд, как наиболее достойный способ самоутверждения человека, не право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных потребностей, а также право на здоровые и безопасные условия труда, а деятельность нанимателя по предоставлению такой работы и созданию на рабочих ме стах здоровых и безопасных условий труда. Если бы указанное мнение О.В.Смирнова применить к праву граждан на соответствующие виды со циального обеспечения, то из этого выходило бы, что ст.

45 и ст. 47 Консти туции Республики Беларусь закрепляли бы и гарантировали бы право граж дан не на охрану здоровья, включая бесплатное лечение в государствен ных учреждениях здравоохранения, не право граждан на социальное обес печение в старости, в случае болезни, инвалидности, утраты трудоспособ ности, потери кормильца и в др. случаях, предусмотренных законом, а право органов социальной защиты предоставлять или отказывать гражда нам в назначении и выплате пенсий, пособий, предоставлении услуг и льгот и натуральных видов социального обеспечения, а также право ока зывать нуждающимся бесплатное медицинское лечение и обслуживание в государственных учреждениях здравоохранения. Это явилось бы абсур дом. Сегодня всем гражданам не только предоставляется право на соот ветствующие виды социального обеспечения, но оно и гарантируется го сударством. В случае нарушения прав граждан в сфере социального обес печения, они имеют право обжаловать незаконные действия органов со циального обеспечения в несудебном и судебном порядках. Так, в соот ветствии со ст. 9 Закона Республики Беларусь от 14 июня 2007 г., № 239- «О государственных социальных льготах, правах и гарантиях для отдель ных категорий граждан» установлено, что граждане и их законные пред ставители вправе обратиться в суд за защитой права на социальные льго ты, установленные настоящим законом, если органы, предоставляющие эти льготы гражданам нарушают их право на них. Известно, что правоот ношения, возникшие по поводу конкретных видов социального обеспече ния как волевое общественное отношение, регламентирует фактическое поведение определенных субъектов: с одной стороны, граждан – облада телей субъективного права на данный вид социального обеспечения, а с другой – должностных лиц органов, осуществляющих социальное обес печение и участвующих в этом правоотношении. В нем субъективное право гражданина, а также его сознание и воля направлены на получение в свое владение, пользование и распоряжение определенной денежной суммы или иных благ и услуг из соответствующих фондов социальной защиты, предусмотренных на цели социального обеспечения. Именно на это направлена и правовая обязанность должностных лиц органов, осу ществляющих социальное обеспечение. Следовательно, реализация граж данами Республики Беларусь субъективного права на данный вид соци ального обеспечения, в конкретных правоотношениях и исполнение обя занностей органами, осуществляющими социальное обеспечение, связа ны с передачей соответствующих сумм из фондов социальной защиты в личную собственность граждан и членов их семей определенной денеж ной суммы как выплаты алиментарного характера или оказание услуг, предоставление льгот и натуральных материальных благ в порядке соци альной алиментации, именно конкретной денежной суммы – как размер пенсии или пособия или соответствующие услуги или льготы, натураль ные материальные блага, поскольку по их поводу и возникло соответству ющее правоотношение. Именно они и являются объектами субъективно го права конкретных граждан и объектами соответствующих правоотно шений. У граждан в соответствии со спецификой юридических фактов может возникнуть субъективное право на конкретные виды социального обеспечения: на пенсии по возрасту, по инвалидности, по случаю потери кормильца, на персональные пенсии, на соответствующие виды пособий, на протезирование, на содержание и социальное обслуживание в домах интернатах для престарелых и инвалидов, на санаторно-курортное лече ние, на медицинское лечение и обслуживание, на воспитание и содержа ние детей в детских дошкольных и внешкольных учреждениях. Граждане, реализуя свое субъективное право на конкретные виды социального обес печения в правоотношениях, получают в качестве объектов в одних случа ях – денежные выплаты, в других – бесплатное или льготное санаторно курортное лечение, бесплатное медицинское лечение и обслуживание, в третьих – они будут содержаться за счет средств государства в домах-ин тернатах для престарелых и инвалидов, обеспечиваться средствами пере движения для инвалидов, воспитывать и содержать своих детей за счет общества. Это значит, что для различных субъективных прав граждан на конкретные виды социального обеспечения, возникают и различные виды правоотношений, следовательно, будут различны и их объекты. В свое вре мя В.С.Андреев правильно заметил, что «при анализе отдельных видов пра воотношений... вопрос об объектах правоотношений настолько неотделим от характеристики правоотношений, что находит отражение и в терминоло гии, где для разграничения одних видов правоотношений от других в назва нии делается указание на объект: «пенсионное правоотношение», «право отношение по поводу пособия по временной нетрудоспособности» и т.д.»

[7, c. 88]. Пенсии, пособия, протезирование, социальное обслуживание граж дан в домах-интернатах для престарелых и инвалидов, медицинское сана торно-курортное лечение и обслуживание, услуги и льготы, материальные блага становятся объектами права граждан на социальное обеспечение, а, следовательно и объектами правоотношений не сами по себе, а потому, что между гражданами как субъектами права и правоотношений и органами, осуществляющими социальное обеспечение, в связи с ними и по поводу складываются определенные общественные отношения. Эти отношения, урегулированные нормами права социального обеспечения, предоставля ют возможность престарелым и нетрудоспособным членам общества и их семьям получить периодические, ежемесячные и разовые денежные вып латы – пенсии, пособия и другие блага и услуги, льготы и натуральные материальные блага – для удовлетворения своих личных материальных и культурных потребностей. Именно соответствующие виды пенсий, посо бий, услуг, льгот и материальных благ выступают не только объектами пра ва граждан на социальное обеспечение, но и объектами правоотношений, в которых это право реализуется.

Список литературы 1. Алексеев, С.С. Об объекте права и правоотношения / С.С. Алексеев // Вопросы общей теории советского права. – Свердловск, 1964. – С. 285 – 290.

2. Иоффе, О.С. Вопросы теории права / О.С. Иоффе, М.Д. Шаргород ский. – М., 1961. – С. 29.

3. Процевский, А.И. Метод правового регулирования трудовых отно шений / А.И. Процевский. – М., 1972. – С. 77.

4. Денисов, А.И. Теория государства и права / А.И. Денисов. – М., 1948. – С. 456.

5. Карпушин, М.П. Социалистическое трудовое правоотношение / М.П. Карпушин. – М., 1958. – С. 128.

6. Смирнов, О.В. природа и сущность права на труд в СССР / О.В. Смир нов. – М., 1964. – С. 26.

7. Андреев, В.С. Социальное обеспечение в СССР. Правовые вопро сы / В.С. Андреев. – М., 1971. – С. 88.

О.Н. Евдокименко СОЦИАЛЬНЫЙ РИСК КАК ОСНОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ Социальное страхование выступает как система правовых, экономи ческих и организационных мер, направленных на компенсацию или мини мизацию последствий изменения материального и (или) социального поло жения работающих граждан, вследствие трудового увечья или профессио нального заболевания, болезни, признания безработным и т.д. Основанием социального страхования выступает социальный риск.

Понятие социального риска является ключевым в теории социально го страхования. Страховой риск определяется как предполагаемое событие, на случай наступления которого производится страхование [1, с. 29].

Закон Республики Беларусь «Об основах государственного социаль ного страхования» указывает перечень страховых случаев, при наступле нии которых граждане имеют право на государственное социальное страхо вание. К ним относятся болезнь и временная нетрудоспособность, рожде ние ребенка и уход за ним до достижения определенного возраста, потеря кормильца, потеря работы, производственные травмы и профессиональ ные заболевания, смерть застрахованного или члена его семьи.

Анализ законодательства позволяет сделать вывод, что в понятие «со циальный риск» включается не только риск утраты, уменьшения заработ ка или иного трудового дохода, но и случаи несения повышенных расхо дов, которые признаны социально значимыми. Такой подход к понима нию социального риска усложняет разграничение социального страхова ния и социального обеспечения, так как в таком случае в сферу социаль ного страхования подпадают все категории лиц, нуждающихся в социаль ном обеспечении.

Социальное страхование наряду с социальным обеспечением являет ся формой социальной защиты населения, которая характеризуется опре деленной спецификой. Для характеристики социального страхования как специфической формы социальной защиты необходимо применение бо лее узкой трактовки социального риска.

Содержание понятия «социальный риск» различно для социального обеспечения и социального страхования. Социальный риск можно пони мать как вероятностное событие, наступающее в результате утраты зара ботка или другого трудового дохода, падения уровня жизни ниже отметки прожиточного минимума и по объективным социально значимым причи нам создающее необходимость социальной защиты населения со стороны государства [2, с. 26-27]. Такой широкий подход к пониманию социального риска характерен для теории социального обеспечения, которая предпола гает возможность получения социальной помощи независимо от трудовой деятельности и участия в социальном страховании.

В советской правовой науке в отношении социального страхования применялось широкое понимание социального риска, что отражало сло жившуюся в то время систему опеки граждан государством. Термин «со циальное страхование» в советской науке трудового права не отражало сущ ность этого понятия, являясь, по сути, тождественным понятию «социаль ное обеспечение». Для характеристики социального страхования как спе цифической формы социальной защиты необходимо несколько сузить по нятие социального риска.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |
 










 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.